РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Как устроены туалеты на глубине, в воздухе и в космосе?

Обычные житейские потребности сопровождают человека в любой точке нашей планеты и вне ее, хоть на подводной лодке, хоть в кабине истребителя, хоть на борту МКС. Сегодня мы расскажем вам о том, как изобретательные конструкторы выходят из сложных ситуаций, и чем туалеты на специальном транспорте отличаются от современных технологичных уборных.
Как устроены туалеты на глубине, в воздухе и в космосе?

Приготовиться к погружению

Пожалуй, каждый из нас хоть раз жизни бывал в туалете поезда, что движется на полном ходу. Многие наверняка застали ту пору, когда отходы через специальное отверстие отправлялись прямо на рельсы. Сегодня этот метод отходит на второй план, уступая место более технологичным туалетам со специальными резервуарами. Но что делать, если вы — один из полутора сотен человек, запертых в стальной утробе подводной лодки на добрых пять-шесть месяцев?

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

На первый взгляд, проблема отправления естественной нужды не так уж велика. В конце концов, вокруг безбрежные воды океана, готовые принять что угодно. Однако разница в давлении между морской пучиной и внутренней частью подлодки столь большая, что стоит создать прямой канал — и содержимое унитаза отправится не в воду, а прямиком в противоположную сторону. Сомнительное удовольствие, не правда ли?

На самом деле, канализация на подводной лодке организована весьма изобретательно. Туалет на судне носит название гальюн. Буквальный перевод этого слова — «нос корабля», поскольку именно в носовой части большинства судов издавна находились места для уединения как матросов, так и офицерского состава. Гальюнов на подводной лодке два: надводным пользуются, когда судно идет в наводном положении; подводным — когда лодка полностью скрывается под водой.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Мы не зря упоминали туалет в вагоне поезда, поскольку изнутри гальюн выглядит очень похоже. В стальном коробе расположен унитаз с педалью смыва, а также рукомойник. Отходы попадают прямо в специальную емкость, которая периодически продувается воздухом. Под избыточным давлением они уходят прямо в море, но чтобы это произошло, посетитель гальюна должен выполнить ряд манипуляций с системами вентилей и клапанов. Кстати, поскольку подводные лодки перемещаются скрытно, вся эта система практически не производит шума.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Все выше и выше

Нужда может застигнуть нас где угодно, даже во время выполнения боевого задания. Но что делать, если вы — пилот военного самолета, который в буквальном смысле не может оторваться от штурвала? До авиабазы остаются десятки, если не сотни километров, а дозаправка на лету продлевает и без того немалое время нахождения в воздухе. Неужели придется терпеть до последнего?

К счастью, инженеры предусмотрели этот деликатный момент. Если рассматривать военную технику СССР до 1980-х годов выпуска, то похвастаться туалетами боевые самолеты не могли. Все, что было у каждого члена экипажа — герметичная емкость для сбора мочи, так называемый «санбачок». Впрочем, на некоторых моделях были установлены специальные баки, от которых к рабочему месту каждого из членов экипажа были подведены специальные шланги с насадками.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Более поздние модели могут похвастаться полноценными туалетными модулями, габариты и конструкция которых зависит от состава экипажа и класса летательного аппарата. Так, на Ту-160 можно посетить отдельный туалет в герметичной кабине, а на Ил-76М — полноценную туалетную комнату, которая досталась ему от пассажирских лайнеров.

Но что, если вы за штурвалом одноместного истребителя, в кабине которого едва хватает места для пилота? Что ж, помимо уже известных вам «санбачков» истребители оснащают биотуалетами на тот случай, если пилоту приспичит по-большому. А вот в современном, пятом поколении истребителей от канализационных систем отказались вовсе. Дело в том, что костюм пилота напрямую совместим со специальными трусами-«подгузниками», конструкция которых дополнена приемником жидкости ПЖ-1. Благодаря этой инновации пилот может не отвлекаться на манипуляции с костюмом во время выполнения задания и опорожняться в любое удобное для него время. К слову, моча при этом выводится... Да-да, за пределы самолета.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Тяготы невесомости

Даже в XXI веке путешествие в космос все еще является выдающимся событием, сопряженным с множеством рисков. Нет ничего удивительного в том, что в 1961 году и американцы, и граждане СССР с замиранием сердца следили за первыми успешными попытками человечества отправить на орбиту Земли космический корабль с живым человеком на борту.

Американскому пилоту Алану Шепарду повезло меньше. Его полет был рассчитан всего на 15 минут, но из-за технических проблем задержался на четыре часа. Поскольку конструкция скафандра попросту не предусматривала систему для отправления естественных нужд, руководство разрешило астронавту сделать свои дела... прямо в скафандр. Разумеется, жидкость тут же вывела из строя электроды, считывающие сердечный ритм — благо, в остальном полет прошел успешно.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В дальнейшем жизнь американских астронавтов стала заметно проще. Однако и тут не обошлось без курьезов. Если в сборе мочи помогал обычный мочеприемник (такие часто используют люди с ограниченными возможностями), то прочие отходы собирались в специальный пакет, который приклеивался к анусу скотчем. Сделав дело, астронавт специальными выступом очищал тело от нечистот и выбрасывал емкость в бак. Стоит ли говорить, что эта ненадежная система постоянно отклеивалась в самый неподходящий момент?

В отличие от западных коллег, советский пилот Юрий Гагарин подобного дискомфорта не испытывал. Программа его полета предусматривала внештатную ситуацию, в рамках которой «Восток» самостоятельно сойдет с орбиты через 3-5 суток. Чтобы астронавт не испытывал дискомфорта, было разработано так называемое АСУ (ассенизационно-санитарное устройство). К счастью, миссия прошла по плану, хотя Гагарин и воспользовался этим чудо-гаджетом из чистого любопытства.

А вот современные туалеты на МКС и американских «Шаттлах» уже напоминают земные аналоги. Правда, микрогравитация накладывает определенные условия на привычный нам процесс испражнения. Так, космонавт должен пристегнуть себя к стульчаку — ведь во время справления нужды тело человека невольно превращается в движущийся снаряд. Кроме того, космонавтам приходится тратить время на утилизацию отходов. Мочу и твердые отходы консервируют и затем отправляют на Землю. Интересно, что на орбитальной станции «Мир» в свое время была применена система НИИ Химмаш, которая восстанавливала из мочи чистую воду — ее можно было пить в случае необходимости.

Загрузка статьи...