Мой серебряный кар

Прошлый год в Формуле-1 прошел под знаком Vodafone McLaren Mercedes...

...главные открытия, скандалы и сенсации шли из штаб-квартиры “серебряных стрел”. Чтобы проверить, как там обстоят дела за несколько недель до начала нового сезона, мы заслали в Уокинг Антона Иванова.

Фото 1 - Мой серебряный кар

Технический центр McLaren
Расположение: Уокинг (40 км от Лондона)
Архитектор: Норман Фостер
Стоимость строительства: по оценкам экспертов, около $300 млн
Дата открытия: 12 мая 2004 года, открыт королевой Елизаветой II
Размеры: примерно 100х200 м, высота 11 м

Не курить. Не фотографировать. Не спрашивать про Алонсо. За шлагбаумом технического центра McLaren в Уокинге свои законы. Но, несмотря на строгие порядки, стоит переступить границу, и хочется остаться навсегда.
Внешне это абсолютно идеальный мир. Ощущение такое, будто попал в утопический роман. Безукоризненно ровные газоны, озера идеальной формы и футуристическое здание из стекла. Все подстрижено, пропылесосено, вымыто — ни пылинки, ни разводика тебе на стекле. Стерильно. Сразу стало неудобно за мятую футболку, за пятно на ботинке, за то, что в пятом классе получил двойку по географии.
Центр McLaren по технической оснащенности — что-то вроде Звезды смерти из “Звездных войн”, и никаких случайных элементов тут нет. Искусственное озеро перед зданием нужно для охлаждения — вода берется из левой части, а возвращается в правую, из-за чего разница температур по бокам водоема — около 2°. Огромные стекла, заменившие переднюю стену, обеспечивают внутри дневное освещение. Ну, а небольшая (всего 11 м) высота здания гарантирует, что со стороны оно сливается с окружающим ландшафтом.
Когда входишь в технический центр, сначала людей не видно вообще — только ряд гоночных болидов разных лет, выстроенных вдоль стеклянной передней стены. Как только кончаются машины (их тут около 20), начинается “стена славы” — длинный стеллаж плотно заставлен призами, которые эти машины принесли. И лишь на заднем плане (за кубками и болидами), отделенные от них стеклом, работают люди. Их помещения расположены немного ниже пола центрального зала, так что создается впечатление, будто работники преклонили колени перед достижениями McLaren.
Тишина полная. Как нам рассказал позже один из работников этой космической станции, если вдруг кто-то уронит на пол гаечный ключ, ему аплодируют — настолько редко тут раздаются посторонние звуки.
Вся техническая начинка центра убрана под землю. Именно там находится, например, аэродинамическая труба из стали длиной 145 м и весом 400 т. Правда, несмотря на то, что трубу спрятали, все местные жители первое время могли точно сказать, когда McLaren проверял аэродинамику болидов — вентиляторы сжирали всю энергию местной подстанции. Пришлось строить свою электростанцию, так что теперь труба может работать хоть сутками. Гул при этом стоит страшный, но он не вырывается за пределы подземелья — шумоизоляция такая, что в застенках можно пытать Витаса и об этом никто не узнает.

Фото 2 - Мой серебряный кар

Элементарные ускорители
Верхняя часть здания — это два независимых центра: технический центр команды Vodafone McLaren Mercedes и мастерская, где собирают суперкары Mercedes McLaren SLR.
“Гонщикам” достались четыре из семи залов (тут их называют “пальцы”) шириной 18 м каждый. Разделяют “пальцы” коридоры (по-местному “улицы”). Ширина одной улицы 6 м. В общем, если учесть, что площадь центра — 57 000 м2, а работают в нем менее тысячи человек, места предостаточно.
График — круглые сутки в три смены. Ее результат — в среднем одно изменение в конструкцию болида каждые полчаса. Получается 17 520 изменений в год, а ведь речь идет о машине, в которой и так, казалось бы, все доведено до идеала.
— Ты понимаешь, — объясняет инженер “Формулы-1” Тони Харлоу, — каждый год вводятся новые ограничения. Видишь эти “рожки” на кузове? Думаешь, для аэродинамики? На самом деле они нужны просто потому, что высота болида строго оговорена — вот они и торчат на нужном расстоянии от земли. Я в “Формуле” 25 лет, из них 13 — в McLaren, и мы трудимся не переставая. Я отвечаю за масла, работаю с Mobil 1. Двигатель выдает 19 000 об/мин, и к лубрикантам особые требования. Правда, максимальные обороты — не главная проблема, это ведь нормальный режим болида.
— А ненормальный режим — что значит?
— Когда машина стоит и при этом заведена, ведь охлаждение происходит только на ходу. Из-за требований 2007 года перед третьей квалификацией болиды стоят заведенные иногда по пять минут. В это время нагрузка на смазку огромная.
— С болидами понятно, а простым машинам от ваших исследований есть польза?
— Конечно! Например, технология Supersyn, разработанная нами для “Формулы” в середине 90-х, сейчас активно используется в “гражданских” маслах Mobil 1. Она позволила значительно снизить трение в двигателе, не проигрывая в надежности, — то есть пленка масла стала тоньше, а ее показатели выше.
Тони показывает, как они берут анализы у болидов: подсоединяет шприц к специальному клапану, делает пробу масла, а потом кладет шприц в специальную камеру. На экране появляется таблица, показывающая содержание в масле разных веществ.
— Так мы узнаем в том числе и о состоянии двигателя, ведь мотор должен отработать две гонки, а “коробка” — четыре. Так что сегодня в F1 от смазки зависит очень много.
Буквально через стену от помещений, где строят болиды, идет работа над другими машинами — там собирают Mercedes McLaren SLR. На один суперкар уходят четыре месяца, всего же в год их делают 500.
От момента оформления заказа до получения автомобиля проходит примерно год, в течение которого клиент может приезжать и смотреть, как идет работа. Увидеть это стоит: машины на специальных платформах, похожих на больничные каталки, выстроены полукругом в просторном зале — чем правее от входа, тем ближе к готовности. В конце каждая проходит проверку на треке: набирает максимальную скорость, тестируется в разных режимах. Тест-пилот — один на все SLR, так что в конце концов он станет единственным в мире человеком, ездившим на каждом из 3500 выпущенных Mercedes McLaren SLR.
Выдача новой машины происходит здесь же: после экскурсии по центру покупатель попадает в зал с огромным экраном, на котором ему показывают фильм об SLR. Когда кино заканчивается, экран разворачиватеся, и на платформе по ту его сторону оказывается машина, ключ от которой под аплодисменты выносят счастливому владельцу.

Фото 3 - Мой серебряный кар

Суперкар Mercedes
McLaren SLR 722
Двигатель:
V8, 5,5 л
Мощность: 650 л.с.
Динамика: 0-100 км/ч — 3,6 сек.
0-200 км/ч — 10,2 сек.
0-300 км/ч — 28 сек.
Максимальная скорость: 337 км/ч
Цена: 635 000 евро

Фото 4 - Мой серебряный кар

Руль
По одной из версий, заминка на восьмом круге Гран-при Бразилии, стоившая Льюису Хэмилтону чемпионства, произошла из-за того, что он нажал не ту кнопку на руле. McLaren это отрицает. Сам Хэмилтон тоже: говорит, месяц не расставался с баранкой даже дома — учил кнопки. Учи и ты.

+1 Навигация по меню болида.
+10 Шаг в 10 пунктов по меню болида.
N Нейтралка.
P Ограничитель скорости, Вкл/Выкл (нужен для соблюдения ограничений на питлейне).
Drinks Подает воду в рот.
Pit Связь с инженером.
TC off Выключение Traction control.
А и B Управление настройками Traction control (с сезона-2008 — не актуально).
С, D и E Настройки дифференциала.
F и G Настройки двигателя (можно менять под конкретные условия по ходу гонки).
H Настройки под разные типы шин.
Y Ограничитель нижней доступной передачи (чтобы пилот случайно не перекрутил мотор и не потерял время).
MSG ок Управление выбранной в меню опцией.
R Включение задней и нейтральной передачи.
Tx Лампочка: связь пилот-инженер включена.
OT Отключение ограничителя верхних допустимых оборотов двигателя (нужно для быстрых маневров).


Фото 5 - Мой серебряный карБыстродействующий

Льюис Хэмилтон начал свой первый сезон в F1 как темная лошадка, мальчишка, которого никто не воспринимал всерьез, а к концу года стал главным претендентом на чемпионство, выпустил автобиографию, а власти родного города назвали улицу в его честь. Что еще нужно, чтобы встретить старость в 23 года?


— Скажи честно, ты рассчитывал, что уже в первом своем сезоне будешь бороться за чемпионство?
— Я не надеялся, что мне удастся выиграть хоть одну гонку. Так что самое запоминающееся событие — мой первый поул-позишн в Канаде. Да и вообще, многие трассы я видел впервые живьем. Та же гонка в Бразилии — до 2007 года я ездил по этому треку только на компьютере. Знакомился с трассами уже по ходу гонок. Приходилось быстро их запоминать.
— Где было сложнее?
— В Мельбурне, пожалуй, было труднее всего. Трасса похожа на уличные гонки, и из-за большого количества поворотов очень устали плечи.
— Ты делаешь какие-то специальные упражнения?
— Каждый день тренируюсь, регулярно прохожу разные тесты. Самый сложный — V02 Max-тест. Это когда ты крутишь педали на велотренажере сколько хватает сил, а врачи одновременно снимают разные показатели.
— Во время гонок сильно устаешь физически?
— У меня от нагрузок за один сезон шея выросла на три размера! Разгон до 300 км/ч, потом торможение, повороты на скорости более 200 км/ч — все это постоянные перегрузки. Чтобы удерживать тело в одном положении, приходится напрягаться. В повороте напрягаются руки, ноги, плечи и особенно шея — голова хочет оторваться. Из-за этих нагрузок у всех пилотов такие толстые шеи. Потом, влияют и погодные факторы — в Малайзии у меня к первому пит-стопу уже кончилась вода и к концу гонки я чуть не умер.
— А как ты пьешь во время гонки?
— За спинкой сиденья есть отсек с водой — там 500 мл, я нажимаю кнопку на руле и через трубочку в рот течет вода. Так вот, на той гонке стояла жуткая жара, а я в комбинезоне, в шлеме, плюс сама машина нагревается за гонку. К финишу похудел на 4,5 кг. В общем, нужна еще и выносливость, чтобы организм нормально переживал такие стрессы.
— Ты всегда был в хорошей форме?
— С шести лет я стал заниматься карате, потому что был одним из самых невысоких в классе и меня часто задирали. Карате многое мне дало, например, научило дисциплине. Я бросил только после того, как сломал руку во время спарринга. Из-за перелома не смог выступать в чемпионате по картингу и чуть не проиграл Роберту Кубице, который участвовал в тех же гонках. Кроме того, в школе я играл в баскетбол, крикет, сквош, футбол, занимался бегом, метанием копья, много ездил на велосипеде, ходил в бассейн и тренажерный зал. Кстати, я мог стать и футболистом. Мы играли в одной команде с Эшли Янгом, который сейчас выступает за “Астон Виллу”, и я был неплохим полузащитником.
— В этом году в “Формуле-1” будет запрещен трекшн-контроль, сложно перестроиться?
— Я даже рад, что его не будет. Так интереснее. Надеюсь, в этом году мы продолжим в том же духе, что и в прошлом, и дадим бой Ferrari.

Фото 6 - Мой серебряный кар

Болид McLaren Mercedes

Динамика: 0-96 км/ч — 2,3 сек.
0-160 км/ч — 3,6 сек.
0-160-0 км/ч — 6,6 сек.
Торможение: 300-0 км/ч — 3,5 сек. (перегрузка 5g)
Среднее число переключений передач за гонку: 3000

Комментарии

6
Совуня
17 мая 2016 16:09

McLaren прекрасное изобретение!

Линар
11 июня 2014 21:14

Каждый сезон Формулы-1 является соревнованием пилотов за чемпионат мира, а конструкторов — за Кубок конструкторов. На протяжении сезона очки, набранные пилотом на Гран-при, складываются с очками, которые уже есть на его счету. Конструктор получает за каждую гонку все очки, набранные обоими её пилотами. В конце сезона производится подсчёт очков и выявляются победители в обеих номинациях.

Павел
30 марта 2014 18:44

люблю смотреть F1

Добавить комментарий
Показать ещё