Развод: что делать мужчине, когда семью уже не спасти

В двух случаях из каждых трех именно женщина говорит: «Давай расходиться». Так случилось и с беднягой К. — а он-то думал, что у них с женой все более-менее. Прочти его историю и узнай, каким бывает обидный, затратный, но порой такой необходимый и желанный — идеальный развод.
Фото 1 - Развод: что делать мужчине, когда семью уже не спасти

Слушать текст в виде подкаста:

В какой момент брак становится фикцией? У каждой пары по-своему, но мы вот что тебе скажем: женщина обычно понимает это первой. Лежа в постели без сна, в два часа ночи, она смотрит в потолок и думает: «Это не любовь. Это дорога в никуда. Я на такое не подписывалась». А ты, ничего не подозревая, сопишь себе рядом. Так случилось у К. и Н. (это настоящие люди, так что я вынужден скрыть их имена).

Прочти их историю, чтобы убедиться, как много один развод может рассказать о миллионах других. И как можно выйти из такой переделки с честью и достоинством. Но сперва прочти их историю. Как яркое сменилось тусклым, а горячее — холодным. И как все обрушилось в один момент — для К., по крайней мере, — обычным пятничным вечером.

Январь

Время ужина, Н. шепчет: «Когда дети заснут, мне нужно с тобой поговорить кое о чем». К. думает: «Ну ладно». Он и не догадывается, что отсчет последних минут его привычной жизни уже пошел. Да и ты бы не сообразил. Представь себя в их квартире в тот вечер: кухня, «модный» ремонт, скатерть в горошек, семья из четырех человек за столом ест котлеты. Фанфар Страшного суда что-то не слышно.

Но через час, когда дети уже в пос­телях, Н. ловит К. в коридоре и спрашивает, теперь настойчивее: «Можешь зайти в спальню на минутку?»

Он направляется в комнату, машинально замирает у дальнего угла кровати, со «своей» стороны. Она входит следом, закрывает дверь и поворачивается к нему лицом — с другой стороны кровати.

Смотрит на него и выдает: «Я больше не могу с тобой жить, нам надо развестись».

К. садится на их дизайнерскую кровать. Откидывается на спинку, сделанную из старой деревянной двери. Его почему-то тошнит.

«У тебя кто-то есть?» — «Нет! Нет у меня никого!»

Н. встречает его вопрос с еле сдерживаемым раздражением; она часто так отвечала ему за 10 лет совместной жизни. Следующие несколько часов Н. рассказывает обо всем, что ей не нравилось в К. и в их браке; вспоминает все тайные обиды и громоздит нелепые обвинения. Потом она резко заканчивает, они ложатся в эту кровать вместе. Н. засыпает, К. смотрит в темноту. И ежечасно будит ее.

«Я могу все исправить, ты только скажи».

А потом: «Ты просто разозлилась, да?»

В следующий раз она уже почти кричит на него, почти фразами из сериалов: «Ты никогда не принимал меня такой, какая я есть! Ты хотел, чтобы я похудела! Поумнела! Все время критиковал!»

Он возражает из темноты: «Но я же изменился. Ты же видишь, что я сейчас стараюсь не придираться ни к тебе, ни к детям?»

И слышит в ответ отчетливое: «Поздно. Я уже давно распрощалась с этим браком».

На рассвете К. уходит на очень длинную пробежку. Потом отправляется по делам. Большую часть дня он проводит вне дома, а возвращается готовым ко второму раунду.

Он пробует пристыдить ее: «Просто не верю, что ты готова лишить мальчиков семьи. Ты разрушишь их жизни».

Она отвечает давно заготовленным аргументом: «Для них будет только лучше, если мы разойдемся. Мы с тобой постоянно ругаемся, в доме нездоровая атмосфера».

Он пробует гнев: «*****, я не могу в это поверить! К чему эта ****** спешка?»

А она говорит: «Ты просто не можешь поверить, что я ненавижу тебя. Что ты вел себя просто ужасно со мной. Тебе проще думать, что у меня кто-то есть».

Он пробует договориться: «Слушай, а давай начнем все с чистого листа?»

Ее ответ он не забудет никогда: «Ты больной. Ты хочешь быть женатым на женщине, которая тебя презирает».

Самое крупное исследование по проблеме разводов длится уже пятый десято­к лет. Профессор Мэвис Хезерингто­н из Университета Вирджинии изучи­ла 1400 семей и готова предъявить некоторую статистику. Факт, что обычн­о жена выступает инициатором развод­а — (см. начало статьи) — как раз из этого досье. А еще Хезерингтон установила, что каждый четвертый мужчина, потерпевший семейный крах, до последнего не подозревал, что жена подумывает выгнать его.

Почему мы так тупим? Может быть, потому, что в наших головах идет совсем другое кино. Нам кажется, что слово на букву Р может прозвучать только после Большой Ссоры, практически ядерного взрыва. Но все ссоры обычно стихают за несколько месяцев до рокового разговора. «Гляди-ка, а все налаживается», — думаешь ты, погля­дывая на присмиревшую супругу. А вы в шаге от катастрофы. В Ее сердце развод уже состоялся. Хезерингтон назы­вает это эмоциональным разрывом. Понял? Предвестник развода — не война, а молчание и отстраненность.

Февраль

Н. нашла К. квартиру в аренду всего в нескольких кварталах от их дома. Она позвонила ему на работу, чтобы сообщить об этом. Он подъехал, прошелся по комнатам и подписал договор с хозяином. «Не дворец, конечно, но нормально. Две комнаты и большая ванная. Там на стенке держатели для зубных щеток, как у нас, пацаны повесят свои «Скуби-Ду», — рассказал К. мне. Сыновья будут приезжать к нему погостить.

Ну да, развода потребовала Н., но уходит К. И уходит не так быстро, как следовало бы. Это странная жизнь — каждый вечер ложиться в постель к женщине, которая хочет, чтобы ты куда-нибудь испарился. К. подобрал для этого точное слово: «мучительно». Прожив так пять недель (!!!), он съехал. И они наконец рассказали мальчикам, Мише и Вадиму, что происходит. Субботним утром 1 марта они отвезли сыновей в новую квартиру К. Сели, разговор начал К., но долго говорить не смог. Н. попробовала продолжить, но зарыдала. Это напугало детей, и они тоже начали плакать. Потом они все вместе отправились по магазинам — как семья, которой они больше не были. Они выбрали смешные простыни с поездами для двухэтажной кровати в папином доме, где мальчики будут проводить каждые вторые выходные.

«Март и апрель были… блин, даже не хочу вспоминать, — говорит К. — Паца­ны пытались уложить происходящее в своих головах, но у них просто не получалось. Потом в одно субботнее утро Миша сказал: «Мне нравится твой дом и все такое, но пора бы тебе уже вернуться домой». А Вадик закричал: «Не хочу встречаться с тобой! И с мамой не хочу! Хочу, чтобы мы жили все вместе!» А потом они все вместе забрались в кровать К. Мальчики плакали, а К. гладил их по головам в полной растерянности.

Миша постарше, он больше понимает и оттого больше переживает. Всю весну он не мог заставить себя сказать слово «развод». Придумал другое — «переезд». Миша говорил К.: «Не хочу рассказывать друзьям в школе, что ты переехал. Просто не хочу, чтобы они об этом знали». Что тут ответить? Может ли отец облегчить боль ребенку, если он и сам не контролирует ситуацию? Пока К. с ужасом думал, что может потерять своих детей, его дети были в панике от того, что теряют его. К. все же нашел, что сказать Мише: «Когда ты родился, я пообещал себе, что я всегда буду рядом с тобой. Я повторяю свое обещание снова, вот прямо сейчас».

Эти слова — больше, чем просто утешение. Они и правда могут сыграть большую роль в жизни Миши. Пол Амато, профессор социологии Университета Пенсильвании, проанализировал 63 исследования разводов и обнаружил: если живущий отдельно отец играет активную роль в воспитании и постоянно «рядом», это серьезно улучшает качество жизни ребенка. Тут и помощь с домашними заданиями, и доверительное обсуждение проблем, установка важных правил, личный пример правильного поведения и поощрение успехов. Такие дети получают более высокие оценки в школе и в тестах на проверку способностей. Они реже страдают от тревожности и депрессий. И, что важно, реже попадают в неприятности. Наконец, самое важное — «новый» папа, если таковой появитс­я, не сможет сыграть ту же роль. Даже если очень постарается.

Дальше:
Май

Комментарии

20
Sergei
03 июня 2016 17:46

Уровень чувства собственного "Я" очень высок, вот и разводов много. Мне приходится работать с приемом копий паспортов, заметил одну вещь: 60% разведенные - лица, год рождения которых, после 1980-го.
Вот так... Новое поколение

Ilya
02 июня 2016 10:20

Хуже всего в разводе, это то, что детей в основном оставляют с матерью. Никакой справедливости. Кстати - раз уж журнал у нас мужской, неплохо бы опубликовать цикл статей для отцов, которые при разводе хотят оставить детей с собой. Адвокаты - ждем вашего голоса.

Вадим
01 июня 2016 10:39

Развод сложная ситуация, вряд ли поймёшь, пока сам не окажешься..

Добавить комментарий
Показать ещё
На нашем сайте используются файлы cookie. Если вы не хотите, чтобы мы использовали cookie-файлы, вы можете изменить настройки своего браузера, или не использовать наш сайт. Продолжая пользоваться сайтом, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.