Восхождение на Казбек: MH на высочайшей вершине Грузии

Мы уже не раз поднимались в горы. Например, вместе с вокалистом Tequilajazzz Евгением Федоровым, когда он давал концерт на Эльбрусе, или с победителем конкурса «MH ищет героев», пожарным из Сыктывкара Вячеславом Тарачевым, когда тот покорял перуанские высоты. Поэтому, когда Антон Зоркин сказал, что хочет взобраться на Казбек, мы не удивились, а просто сказали: «Флаг тебе в руки», и, выдав будущему восходителю знамя Men's Health, дали задание установить его на самой вершине грузинской горы.
Фото 1 - Восхождение на Казбек: MH на высочайшей вершине Грузии

Метеостанция на склоне Казбека. 2653 метра над уровнем моря. -10°С

Метеостанция стоит на склоне горы с 1933 года, поначалу была деревянной, а сейчас каменная. За погодой тут давно не следят, зато оборудовали приют для альпинистов. Условия такие: отопление отсутствует, генератор для подзарядки включают часа на два вечером, связь ловится в строго определенном квадратном метре. На метеостанции можно снять обычную комнату, где нет мебели и спальник нужно класть на пол. Еще есть апартаменты с удобствами, деревянными нарами.

Мы с Ваней экономим, ставим палатку на каменистой площадке перед метеостанцией, тут уже уложены из камней метровые ветрозащитные стенки. Ветер, как свирепый бультерьер, мотает наше жилище из стороны в сторону. Приходит Бако и рассказывает, что с раненой альпинисткой вроде все будет хорошо. Наш гид ночует на метеостанции, мы же залезаем внутрь своего жилища.

– Если палатка на нас сложится, будем так спать. Заново возводить не станем, бессмысленно это, — ворчу я, заворачиваясь в спальник. Ваня одобряюще хмыкает. Чтобы нам ни говорили в пункте проката, но наша палатка явно не предназначена для восхождений. Ветрозащитная стенка не помогает, и мы засыпаем, глядя на угрожающе прогибающийся потолок.

Второй день на метеостанции. Высота 3653 метра над уровнем моря. -10°С

Погода лучше не становится, ветер валит с ног. Вместе с Бако мы сходили на акклиматизационный выход: поднялись по каменной тропе метров на двести, спустились вниз. В моем темпе это заняло часа четыре (а вообще-то, как я узнал, управиться можно и за час).

Приходим в себя, сидя на кухне метеостанции. Сюда со своими газовыми горелками сбегаются альпинисты из комнат и палаточного лагеря: у всех красные от загара лица. Вот пара из Польши, до вершины они не дошли, теперь возвращаются вниз.

– На 4000 девушка стала истерить, мы и спустились, — по секрету шепчет нам их гид.

А вот Андрей из Киева заваривает себе чай, он, как и мы, второй день пережидает непогоду. Другой парень в углу прижимает к лицу бутылку с холодной водой, на щеке у него глубокая рана, сочится кровь: поднимались на гору, и друг, шедший впереди, угодил ему альпинистскими кошками в лицо.

Мы с Ваней делаем себе по двойной порции куриного супа. Читаем надписи и наклейки на стенах, они тут на разных языках, а еще висят флаги со всех концов света. На двери объявление: пропал альпинист, еще год назад.

– Погода плохая, еще нельзя идти. Давайте я вам кипяточка долью? — Бако подходит с горячим чайником.

Наша палатка сложилась пополам еще утром первого дня, и мы с Ваней приняли решение переселиться в комфортную комнату на метеостанции. Сейчас у нас часы отдыха: мы улеглись на пол, завернулись в спальники и слушаем, как дрожат стекла. Сегодня истекает оплаченно­е время гида. Флаг лежит в рюкзаке. Мы внимательно рассматриваем трещины на стене комнаты и беседуем обо всем: семье, женщинах, детях, фотографии и о разных странах.

– Оп-па, я же говорил, что доберусь! Ночью будет окно погоды, выходим! — дверь в нашу каморку распахивается, и на пороге появляется жизнерадостный Ярин. — У меня рюкзак под 30 килограмм, еле дотащил. Палатку взял, просто блеск, будем жить как в раю. А сейчас вставайте, пошли пить кофе! — машет он рукой.

Мы снова усаживаемся на кухне метеостанции (ну а куда тут еще деваться?): жуем батончики «Заряд» и пьем заваренный на газовой горелке кофе. Ярин рассказывает:

– В августе 1998 года мы с Валерой Бабановым стали первыми русскими, которые взобрались по классическому маршруту на северную стену горы Эйгер в Швейцарии. Ночевали, как ты понимаешь, зависнув прямо там, на стене, на платформе. Еще я на Эльбрус пять раз поднимался. И на Казбек мне тоже нужно обязательно зайти. Завершить то, что не доделал в 1990 году. Кстати, на метеостанции с тех пор почти ничего не изменилось: на одну стену граффити снаружи нанесли, а внутри нары соорудили и кухню оборудовали. А так все то же самое.

Темнеет, я иду мыть миску в горном ручье. Облака над метеостанцией носятся, как машины на скоростном шоссе: женщина с курительной трубкой почти мгновенно сменяется двуглавым драконом. Перед сном мы делаем снимок: Ярин в шапочке из козьей шерсти на фоне своей комнаты, той же самой, в которой он останавливался 25 лет назад. Подходит Бако:

– Черт с ними, с деньгами, я с вами схожу.

Ночью непогода действительно стихает. Выходим вчетвером. План такой: дойти до плато, где когда-то останавливался Ярин, переночевать и с раннего утра двинуться на вершину.

Комментарии

11
GROG
22 февраля 2016 10:59

Для таких восхождений надо быть фанатом до мозга костей.......
Репортаж конечно суперский,но спускаться ,по моему,ещё страшнее...
Меня разок затащили в предгорье Кавказского хрепта.(река Жане)
В самом начале вроде ничего,часа 2 пилишь и потеешь,потом ноги и спина наливается так,что идти уже больно и ,что самое главное,курить не хочется.
Часа 4 поднимались.
Красиво конечно,но я думал у меня голова лопнет от нагрузок.....
Тяжкий отдых и ,повторюсь,надо фанатом быть.
Я не стал,не моё.........

Совуня
06 января 2016 21:03

Не так давно прочла рассказ человека осуществившего восхождение на Эверест. Думаю, что восхождение на Казбек ничуть не легче. Ошибка может многого стоить.

Aslan
18 октября 2015 21:52

Тоже хочу попробовать) кажется это такой кайф

Добавить комментарий
Показать ещё