Сплав по реке Чусовой: как редактор MH чуть не пропал без вести

Антон Зоркин прошел на катамаране 150 километров по легендарной реке Чусовой, а также (внепланово) провел одинокую ночь на уступе стометровой скалы Великан. Почитай, как он ругает жизнь после великого похода.
Фото 1 - Сплав по реке Чусовой: как редактор MH чуть не пропал без вести
3-й день пути

Бойцы Печка и Кирпичный

– Что это за птица — орет так, словно смеется? Всю ночь не давала мне спать, — бурчит наутро Стас. Мы проснулись от жаркого солнца. С рассвета прошел всего час, а уже хочется залезть в воду и остудиться. Наскоро завтракаем и пускаемся в путь. Прямо на моих глазах Ваня начинает чернеть, словно сидит в солярии.

– Изменчивая уральская погода, — пожимает плечами Дима.

Мы плывем как в зеленом тоннеле: по обе стороны высокая стена елового леса, из него свешиваются над рекой массивные скалы, те самые бойцы. Проходим Печку (внутри — грот, как топка), Кирпичный (и правда будто сложен из кирпичей). Безлюдно — за те дни, что мы плывем, лишь пару раз мимо пронеслись деревянные моторки. «Рыбаки, наверное. Для туристов рановато», — Дима провожает шумную лодку взглядом.

Так и бегут часы: булькают сорвавшиеся с весел капли, в небе парит ястреб, на берегу появляется лиса, но быстро убегает назад в заросли, словно забыла выключить утюг. На склоне впереди виднеется просторная поляна, проплешина в стене из темного леса. «Такие места — это бывшие деревни. Увидел поляну? Значит, когда-то здесь стояли дома, — рассказывает Стас, — раньше все жители деревень работали на заводах или рубили барки для сплава. А сейчас барок нет, нет и деревень».

Фото 2 - Сплав по реке Чусовой: как редактор MH чуть не пропал без вестиТочка финиша — у ближайшего моста, город Чусовой

Боец Великан

Вечер, становимся на ночлег. За поворот уходит стена Великана, самого большого бойца на Чусовой. Берег усыпан мелкими камнями, вокруг никого. В который раз обустраиваем жилище: устанавливаем зеленую палатку, натягиваем тент, под ним раскладываем стол.

– Куда ты дел топор? Куда он пропал, если ты его не брал? — в сотый раз спрашивает Дима у Стаса.

– Говорю же — я его не брал. Я провел две избирательные кампании, я депутат со стажем и профессионально говорю одну лишь правду, — Стас сидит на корточках и увлеченно чистит картошку.

Перед ужином мы с Ваней и Стасом решаем отправиться на вершину Великана. Минут тридцать цепляемся за корни, карабкаясь по едва заметной тропинке. С самой вершины скалы видно, как по реке стелется цветной туман, словно кто-то пустил розовый газ.

На обратном пути Иван начинает сильно хромать, сказывается старая травма мениска. Стас помогает ему во время спуска, а я забираю фоторюкзак. Тут же появляется гениальная мысль: с вершины Великана наш лагерь не видно, но ведь можно найти площадку на полпути вниз и все же попробовать сфотографировать становище сверху.

Схожу с тропинки и осторожно начинаю спускаться с небольшого вроде пригорка. Поскальзываюсь, и тут же оказывается, что склон-то весьма крут: скольжу на заднице вниз (сначала идет земля, а потом, ой, начинаются камни), затем уже поч­ти лечу, парю в воздухе, пытаясь развернуться и ухватиться за мокрые валуны. А потом — бах! — чувствую под ногами твердую почву. Знакомьтесь, та самая полочка на скале, где мне предстоит провести следующие девять часов.

Позже Стас расскажет: «Мы думали, ты отстал по естественным делам. Подождали, но тебя нет. Я оставил Ваню на склоне, стал искать тебя, ругал последними словами, все безрезультатно. А криков твоих мы не слышали, такие особенности местного скального рельефа. Когда добрались до лагеря, отправили на поиски Диму».

Фото 3 - Сплав по реке Чусовой: как редактор MH чуть не пропал без вестиПосле ночевки на скале. Последний шаг к спасению редактора

Где-то посреди скалы

01:30 Как же жалко, что я не курю. Огонька? Нет, не найдется. Разжечь костер, спугнуть эскадрилью жужжащих монстров, согреться и чуть поспать. Скала, впрочем, равнодушна к мечтам. Давно скрылись в темноте стволы трех моих елок. «Я здесь. Не могу спуститься», — дежурно, в сотый раз кричу я в темноту. И тут снизу слышу голос.

– Ты цел? Какая высота?

Это Дима.

– Цел! Метров тридцать тут доверху, — кричу я. Кажется, уже чувствую тепло спальника в палатке. Но Дима куда-то пропадает, минутная стрелка на наручных часах бежит дальше, а я сижу один на скале.

03:00 В фоторюкзаке Вани оказывается куча бесполезных вещей: три огромных объектива, телефон (на экране удручающее «Нет связи») и, о радость, — майка, ее я немедленно надеваю на голову, спасаясь от комаров. Своих вещей у меня немного: часы, джинсы и кофта, через которую без затруднений пробирается холод. Думал же, скоро вернусь. Сворачиваюсь калачом, удается поспать час.

04:15 Рассвело, опять налетели комары и какие-то мошки. «Когда мы выяснили, что ты жив и здоров, то решили спасать тебя утром. Ночью, извини, нереально там скакать по скалам», — пояснит позже Дима.

04:30 Сижу на валуне и вспоминаю фильм Дэнни Бойла «127 часов», основанный, кстати, на реальной истории: 26-летний парень отправляется на выходные в горы и неосто­рожно падает в расщелину. Проводит там неделю, пока мимо случайно не проходит туристическая группа.

07:40 Эффектно справляю малую нужду в обрыв. В целом вид тут ничего, да и солнце начало греть. Раздумываю, что расскажут моему сыну о гибели отца: «Твой папа был достойным человеком, он съехал на заднице и умер от истощения через неделю».

Представляю друга детства, Борисыча, как он несет мои медали на кладбище: «Игрок в пупсов на дачном карьере», «За аварию на велосипеде в семь лет», и вот она, посмертная: «Антон Скользкая задница – 2015».

08:00 Для профилактики снова кричу «Я зде-е-е-есь». И тут до меня доносится слабый голос: «Мы идем!» Через десять минут откуда-то сверху ко мне ползет веревка, а кепка Стаса появляется на вершине между камней. Вцепившись в веревку руками, я как-то очень легко взбираюсь на каменную стену: оказывается, всего метров семь отделяло меня от пологого спасительного склона. «Уже минут двадцать ходим, еле тебя услышали. Как ты вообще туда попал? Слава богу, веревки хватило, иначе пришлось бы плыть за ней в Кын», — ругается Дима, пока мы спешим к лагерю.

Фото 4 - Сплав по реке Чусовой: как редактор MH чуть не пропал без вести
4-й день пути

Боец Плакун

«А не спеть ли мне песню о любви?» — перебирает струны Стас. Это наша последняя ночь на реке. Завтра к обеду, пройдя за 5 дней 150 километров, мы окажемся у финиша — железнодорожного моста города Чусового. Ну а пока мы с Ваней сидим на бревне, он потирает больное колено и рассказывает.

– Шел на каяке по реке Тумча в Карелии. Попал в «бочку». Перевернуло, закрутило, никак не выбраться. Еще чуть, ну и все. Жизнь перед глазами не пролетела, успел подумать о детях и попрощаться. А потом меня вдруг спасли.

Я кидаю в костер сухих веток и размышляю о том, что человек, безусловно, имеет право на ошибку: сесть не в тот автобус или сказать что-то невпопад. Но вот со скалами и водой, думаю я, просчетов быть не должно. И тут в лесу, честное слово, снова засмеялась та птица.

Комментарии

15
Совуня
09 октября 2015 14:55

Роскошное приключения поучилось!
Зачитала статью до дыр!
Тоже хочу в такое путешествие!
Это же супер себя так испытать!

Дмитрий
10 сентября 2015 8:54

О да, когда по Белой сплавлялись, слышал эту птичку - весьма впечатляющие звуки издаёт, запоминается :)

ИВАН
04 сентября 2015 10:34

Чусовая - река легендарная, прямо всплывает в голове поход Ермака, пугачевский бунт.
Герой (Антон Зоркин) принял весьма взвешенное решение, когда не стал лазить по обрыву в темноте, горы глупость категорически не приветствуют! ))

Добавить комментарий
Показать ещё