Остров Шпицберген: МН проводит отпуск в ледяных фьордах

Здесь запрещено рожать и умирать, грибы растут выше деревьев, а первая задача каждого студента — научиться стрелять. Даниил Литвинцев ведет репортаж из самого странного места для отпуска — гостиницы в ледяных фьордах Шпицбергена.
Фото 1 - Остров Шпицберген: МН проводит отпуск в ледяных фьордахАвтор текста (слева) мужественно пересекает водные просторы. На самом заднем плане — Стейн Туре

Стейн Туре заводит мотор и уводит лодку от причала. Мы направ­ляем­ся к ледяным пикам, которые торчат из темно-свинцового океана. Средняя температура в июле +5º, но уже на 25 узлах (это 43 км/ч) кажется, что полярным ветрам плевать на новомодные «непродуваемые» материалы. Смотрю на своих гидов, их комбинезоны расстегнуты, а перчатки валяются в лодке вместе с банками снюса, рацией, патронами калибра 7,62 и биноклем — всеми необходимыми составляющими местной жизни.

От Лонгйира до отеля Isfjord Radio на удаленном западном берегу Западного Шпицбергена — два с половиной часа адской тряски по холодным волнам. Мимо отвесных утесов, на которых кричат мириады птиц. Мимо ледников, которые сползают с горных хребтов прямо в море. Мимо голубоватых льдин, на них лежат довольные округлые тюлени. И еще — мимо российского Баренцбурга с облезшими деревянными домами, крытым бассейном и триколором на здании с двуглавым орлом. Здесь уже 83 года обитают шахтеры «Арктикугля» (когда-то советского, а теперь — российского предприятия). Правда, в последнее время они добывают ископаемое топливо только для собственных нужд — поддерживают экономическое и научное присутствие России в этих северных широтах.

Мы наконец прибываем. Стейн плавно заводит лодку в бухту с прозрачной водой, глушит мотор. С высокого причала нам машет блондинка в сапогах на меху, за спиной у нее двустволка. Рядом виляет пышным хвостом лохматая серая лайка, неподалеку белеет гигантская тарелка радиоантенны, ну а на заднем фоне громоздится двухкилометровый горный хребет. Мы у цели: залив Исфьорд, мыс Линнея, прямо по курсу — Северный полюс, чуть западнее — Гренландия.

Еще в 1930-х в этих местах установили маяк, который предупреждал корабли об опасных утесах. Чуть поз­же норвежцы построили радиостанцию, корректировавшую движение самолетов и морских судов. После окончания холодной войны радистов отправили по домам, а станцию законсервировали; лет 10 она простояла в запустении, пока местным жителям не пришло в голову устроить здесь отель на 23 номера.

На пороге двухэтажного здания с косыми стенами (чтобы не налипал снег) нас встречает управляющий Фредерик Столтенберг; подходит и та блондинка с причала, ее зовут Гунн Беате — вот, собственно, и весь персонал Isfjord Radio. «В номере найдешь маску для сна — у нас сейчас солнце ночью лупит, спать невозможно», — инструктирует Гунн. Я разуваюсь на пороге и иду осматривать отель. По традиции во всех домах Шпицбергена даже по коридорам ходят в носках, без обуви. «Считается, что это повелось от шахтеров — их ботинки всегда были жутко грязными», — объясняет Гунн.

Мы проходим в столовую — дощатый пол, у стены до потолка сложены поленья, горит камин. На стенах фотографии местных красот, суровые льды и пенящиеся волны Ледовитого океана. В кресле сидит австралиец Дейв, он приехал сюда с новоиспеченной женой, чтобы отпраздновать медовый месяц. Глаза Дейва блестят: «Тут так вкусно кормят, мы не ожидали! Хотели чего-то необычного, ослепительного снега, острых пиков, а получилось в сто раз лучше. Я теперь фанат китового мяса». Расстроим Дейва, он фанат экзотической и труднодоступной редкости — ведь промысел китового мяса под осуждающими взглядами мировой общественности сегодня ведут только Норвегия, Исландия и Япония.

Телефон здесь беспомощен, телевидения нет. Вместо них — красный ящик почты Норвегии на зеленом фасаде без вывески (в ра­диусе 100 км другого жилья все равно нет). Зато в квадратном холле с кожаными диванами, где раньше коротали полярные ночи радисты, стоят стеллажи с книгами: Амундсен, Шеклтон, Нансен, Папанин — сплошь пионеры высоких широт. Здесь я встречаю 25-летнего Питера, компьютерщика из Китая; он рассказывает, что копил на эту поездку несколько лет. «Жена со мной ехать наотрез отказалась, поехал один», — сообщает Питер, радостно улыбаясь.

«Ну а самые частые гости — норвежцы, проводят здесь летний отпуск», — рассказы­вает мне чуть позже Гунн. Она раньше работала шеф-поваром в одном из ресторанов Лонгйира, а теперь жарит китов на мысе Линнея. После обеда Гунн с Фредериком натягивают комбинезоны, берут ружье и собаку и отправляются в бухту со словами: «Проверим сети, поймаем что-нибудь к ужину». Когда гостей нет, они остаются на мысе вдвоем, со сворой ездовых хаски и северными оленями в качестве близких соседей. Ну и иногда — с белыми медведями.

Комментарии

53
Денис
12 июля 2016 9:31

северная красота завораживает и заставляет влюбиться в нее. Шпицберген для экстремалов, для начального уровня можно испробовать что-то вроде Териберки или Дальних Зеленцов, там тоже очень красиво и атмосферно. Это все наш Северный край)

Совуня
02 января 2016 13:04

Прекрасное место для отдыха и чтобы побыть одному, погрузиться в собственный внутренний мир.

Константин
23 ноября 2015 21:29

Я бы посетил это место!

Добавить комментарий
Показать ещё