Моют себе яму: смотри, как живут искатели золота в джунглях Перу

«Убирайся отсюда, чертов гринго!» — с этой фразы началась очередная незабываемая поездка фотографа Андрея Гордасевича, на этот раз в непризнанную страну золотоискателей в амазонских джунглях. «Вам нужно сегодня же исчезнуть отсюда. Иначе можно исчезнуть в принципе», — а так доверенные лица подсказали Андрею время окончания съемок. Что происходило между этими «Привет!» и «Пока!» — читай ниже.
Фото 1 - Моют себе яму: смотри, как живут искатели золота в джунглях Перу
Где Перу, департамент Мадре-де-Диос, верховья Амазонк­и: долины рек Мадре-де-Диос, Инамбари, Пукири, Колорадо, Пуэрто-Кальхозе.
Что Самодеятельная добыча золота. Около 100 000 старателей ежегодно производят здесь 18–20 тонн металла, попутно уничтожая до 6000 гектаров тропического леса и сбрасывая в окружающую среду до 40 тонн ртути. Золото здесь добывали еще во времена инков, существует теория, что Мадре-де-Диос — это и есть то самое легендарное Эльдорадо.
Как Горные реки вымывают крупинки золота из месторождений в Андах и несут свои драгоценные воды вниз, в джунгли, где распадаются на множество рукавов (шириной до 1 км). Когда весенний паводок затапливает все вокруг, вместе с илом в грунте остаются крупинки золота — его нужно только достать.

Фото 2 - Моют себе яму: смотри, как живут искатели золота в джунглях ПеруЗолотоискатели промывают шланг для подачи грунта на драгу

Вместе с группой смуглых старателей я качаюсь в лодке, пересекающей мутны­е воды реки Пукири. У моих спутников с собой дорожные сумки и надежда на хороший заработок — они сюда надолго. У меня — рюкзак с фотоаппаратурой и план за три недели собрать материалы для рассказа о местном Клондайке.

На удаляющемся за кормой берегу осталось не только потрепанное такси, доставивше­е меня в эти края, но и в целом «гражданская» жизнь городка Пуэрто-Мальдонадо, небольшого, но хотя бы официально обозначенного на карте. А в «зеленом пятне» джунглей, которые ждут меня впереди, лежат стихийные поселения, где одинаково не рады ни полицейским, ни бандитам.

Золотоносный регион Мадре-де-Диос — это 85 тысяч кв. километров дикой сельвы, где добыча желтого металла ведется кустарным, убийственным для людей и природы способом, без контроля и разрешений. Но перуанские власти при всем желании не могут контролировать эти джунгли. Попытки, конечно, предпринимаются.

Фото 3 - Моют себе яму: смотри, как живут искатели золота в джунглях ПеруДон Клаудио, старатель с 1978 года

За полгода до нас в одно из поселений вторглись посланные из Лимы (столица Перу) подразделения национальной гвардии, которые взрывали технику старателей. Но перестрелки и кровопролитие ничего не изменили — кроме добычи золота, заняться здесь нечем, инвестиции в этот процесс огромны, а доходы, по некоторым данным, превосходят доходы от наркоторговли. Так что отказываться от этого бизнеса никто не планирует.

Перуанские верховья Амазонки — это современный Дикий Запад, где одни вкалывают по горло в грязи, чтобы отнять у земли крупицы золотого песка, а другие только и ждут момента, чтобы отнять отнятое, не сильно напрягаясь. Декорации под стать: дощатые дома, простейший быт, люди с холодным взглядом, от которых не знаешь, чего ждать. Темные личности и искатели приключений съезжаются сюда со всей страны, преодолевая нелегкий путь.

В одном из поселков в джунглях живет окол­о 4000 старателей-нелегалов. Поэтому в доверительной беседе один из наших местных контактов сказал: «Понимаешь, я не смогу объяс­нить им всем, что ты просто хочешь рассказать о нашей жизни».

Фото 4 - Моют себе яму: смотри, как живут искатели золота в джунглях ПеруДонна Делия лечит ожог сырым луком

Сам я прилетел в Лиму, оттуда — в Пуэрто-Мальдонадо (столица департамента Мадре-де-Диос), а теперь езжу в разные точки — по несколько часов на такси и моторных лодках. Куда я попал?..

– Убирайся отсюда, чертов гринго! Тебе тут не место! — кричит мне из окна лифтованного Toyota Hilux местная мучача. Она в машине одна, а вся моя провинность заключается в том, что я достал из рюкзака камеру и сделал снимок земли у себя под ногами: цепи и шестеренки втоптаны в асфальтовую по плотности почву и напоминают работы Жана Тангли. Не любят здесь… Тангли.

Но я здесь не случайно. Визит подготовлен. Мой приятель, швейцарский социолог Нильс Крауер, работающий в Перу уже не первый год, договорился с несколькими группами старателей о том, что к ним наведается фотограф из России.

Фото 5 - Моют себе яму: смотри, как живут искатели золота в джунглях ПеруМалые группы старателей работают до наступления сумерек

С доном Клаудио (по договоренности я не называю фамилии и точные адреса) мы встречаемся уже на следующий день и отправляемся на его участок в джунгли — ехать тут несколько часов.

Местность, в которую мы попадаем, — джунгли по берегам реки. На участках, где велась золотодобыча, — груды камней, ямы с мутной водой и высохшие деревья. Но вокруг оптимистично шумит сельва. Дон Клаудио устрои­л нам экскурсию: впереди он сам, в шлепанцах, дальш­е мы, в резиновых сапогах. Как говорил Чехов, если мачете в руке — он должен рубануть. Дон Клауди­о делает «вжик» — и у его щлепанцев извиваетс­я пестрая ядовитая лента, разруб­ленная надвое: «Осторожно, голова еще може­т кусаться».

Комментарии

8
Руслан
26 февраля 2017 14:18

Полезная статейка! Как раз появились перспективы переехать жить в Перу! Совпадение? Не думаю)

Anru
26 февраля 2017 10:25

Я не отношусь к любителям такого экстремального отдыха. Тяжелый и вредный труд. Вспомнился древний греческий способ добычи золота, когда породу пропускали с водой через овечью шкуру, а потом , для извлечения золота , сжигали. Отсюда и пошло название "золотое руно". Для здоровья не так вредно, как извлечение ртутью. Но вернемся в Перу, хотя гораздо лучше в Бразилию, там начался карнавал и фотографируй, сколько душе угодно. А не перуанских животных, которые не любят фотографироваться, наверное тоже беглые. Хотя это касается всех диких зверей, недавно посмотрел прикольный ролик, как тигр сбил снимавшего его дрона и расправился с ним. Так что Андрею еще повезло, что крокодил просто уполз и обладатель еще одних лохматых мускулистых лап не оставил свой след на торсе фотографа.

Иван
23 февраля 2017 4:56

Очень тяжелый труд! Согласен. Уверен, что и в России есть прииски, где труд ни чуть не легче. Да и не только на приисках! На севере, например, гнус просто не позволил бы сделать хороших фото. А местные работают в таких условиях ежедневно!

Добавить комментарий
Показать ещё
На нашем сайте используются файлы cookie. Если вы не хотите, чтобы мы использовали cookie-файлы, вы можете изменить настройки своего браузера, или не использовать наш сайт. Продолжая пользоваться сайтом, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.