МН-Экстрим: уходим на дно Балтийского моря к затонувшему фрегату

Корреспондент MH Богдан Ващенко отправился на мутное дно Балтийского моря, чтобы вместе с археологами изучить фрегат «Олег», затонувший еще в 1869 году.
Капитан экспедиционного катера Андрей Синицин
Руководитель экспедиции, подводный археолог Андрей Лукошков

Палуба «Олега» появляется подо мной неожиданно: вдруг из мути и тьмы вырисовывается огромный латунный вал шпиля — вертикальной лебедки, которой когда-то поднимали якорь из воды. Мы перемещаемся от точки к точке, снимаем. В обжигающе ледяной воде даже простое действие дается с трудом. Но вдруг, на третьей или четвертой остановке, все разрозненные пятна, которые высвечивал узкий пучок фонаря, наконец-то складываются воедино — передо мной действительно фрегат. Вот огромные, больше обхвата, чугунные пушки. Они до сих пор стоят на деревянных, покрытых илом лафетах, а под ними — россыпью лежат коробочки с запалами. А вот двухэтажный капитанский мостик с двумя дублирующими друг друга штурвалами (каждый из которых крутило по два матроса — иначе развернуть корабль было невозможно, один человек с этой задачей бы не справился).

Вокруг меня — темнота, сквозь которую едва пробивается свет мощного подводного фонаря. Мы опускаемся ниже, и я вижу огромные латунные буквы «Олегъ» — тру их рукой в перчатке, и они все четче проступают из ила. «Буль–бу-бу-бу-буль-бу-твою мать», — вдруг слышу я и оглядываюсь. Витя смотрит на меня из маски яростными глазами — я замечтался и совсем забыл, что мы работаем. В это время рядом трудятся археологи — линейкой измеряют фрагменты фрегата, тщательно зарисовывают все специальным карандашом в подводный планшет с пластиковыми страницами. Прежде чем тронуть любой предмет, его фотографируют, измеряют и снимают на видео.

Сквозь здоровенный иллюминатор мы пробираемся в офицерскую кают-компанию корабля. Здесь стоит пианино с открытой крышкой (кто-то перед катастрофой наигрывал любимую мелодию?). На полу лежит упавший посудный шкаф, вокруг него в мягкой подушке ила — осколки фарфоровых тарелок. А вот пистолет, принадлежавший кому-то из членов экипажа. 3 августа 1869 года, когда русская эскадра маневрировала между островами Гогланд и Соммерс , неповоротливая броненосная батарея «Кремль» долбанула своим острым тараном в борт «Олега». Роскошный фрегат, отслуживший Отечеству всего 6 лет, ушел на дно всего за 15 минут. Из 545 человек команды спаслись почти все (529), но никаких вещей взять с собой они не успели. Так что теперь «Олег» — настоящий подводный музей военно-морского дела и быта второй половины XIX века.

Прошло уже больше часа под водой, холодно так, что я с трудом передвигаюсь. Компьютер наконец-то показывает, что воздух в баллонах подходит к концу, — нам пора возвращаться. Мы с Витей медленно поднимаемся наверх, вода вокруг потихоньку светлеет. Вот и последняя декомпрессионная остановка на шести метрах — последняя и самая длинная. Витя, не в силах дождаться момента, когда вернется на корабль и сольет фотографии в компьютер, разглядывает отснятое через крохотное стекло водонепроницаемого бокса своей камеры. А я вспоминаю, как в детстве представлял себя благородным пиратом, капитаном Бладом, учил названия мачт и парусов, рассматривал парусники на картинках, но всегда помнил, что это — лишь игра воображения. Но нет, какое воображение? Вон она, моя детская мечта — лежит у меня под ногами в мутной мгле.

Какие клады находили на Балтике


Золото, картины, вино — на дне этого моря можно найти многое.

Флейт «Фрау Мария»

Затонул неподалеку от Аландских островов в 1771 году, обнаружен в 1999-м финским дайвером. Судно везло 300 картин голландских художников XVI–XVII веков, купленных Екатериной II для Эрмитажа. Среди авторов полотен — Хендрик ван Бален, Герард Терборх и Ян ван Гойен. Считается, что полотна были упакованы в герметичные свинцовые колбы, запечатанные воском, и поэтому хорошо сохранились. Кроме того, на борту были золотые, серебряные и бронзовые статуэтки, золотые и медные монеты. Наверх удалось поднять лишь малую часть груза (так называемую судовую кассу — около 700 русских монет), а главные сокровища по-прежнему на дне. Спор о том, кому они принадлежат (России, Финляндии, в водах которых «Фрау Мария» затонула, или Швеции, которой тогда принадлежала Финляндия) пока не закончен.

Галеон «Святой Михаил»

Пошел на дно в 1747 году неподалеку от острова Борсте в Финляндии. Найден в 2001-м финскими дайверами. На борту — груз предметов роскоши для императорского двора Елизаветы I, который нужно было доставить из Амстердама в Москву (к примеру, 36 табакерок из золота, инкрустированных драгоценными камнями). Найдены не все вещи, но те, что подняли на сушу, хранятся в Морском музее финского города Котки.

Транспорт «Йенчепинг»

3 января 1916 года шведско­е грузовое судно «Йенчепинг» потопила немецкая подводная лодка. В 1997-м судно обнаружили на глубине 64 мет­ров шведские дайверы Петер Линдберг и Деннис Осберг. На борту оказалос­ь 4400 бутылок шампанского Gout American урожая 1907 года. Пробки бутылок выдержали давление, а ледяная вода, не пропускавшая света, послужила отменным винным погребом. В 1998-м 2500 бутылок вина удалось поднять на поверхность. Первые 24 бутылки были проданы на аукционе Christie's по $3200 за штуку (что позволяет оценить всю спасенную партию в $8 млн).

Комментарии

94
Совуня
02 января 2016 13:25

Дайвинг это всегда интересно, завораживающе! Полет в водной среде!

Дмитрий
26 февраля 2015 9:12

Должно быть очень круто поплавать возле затонувших кораблей, несмотря на ограниченную видимость. Огромное поле деятельности для исследований! Если столько ценностей на дне, удивительно, что неорганизованные ныряльщики это всё не разграбили

Андрей
02 декабря 2014 9:56

круто бы там поплавать

Добавить комментарий
Показать ещё