Испытано на себе: экспедиция по льду Байкала

Редактор МН Дмитрий Сироткин стал одним из немногих жителей Земли, кто объехал по кругу закованный льдом Байкал — самое глубокое озеро планеты. Вот его путевой дневник.
Фото 1 - Испытано на себе: экспедиция по льду Байкала

10 марта 2013 года

База отдыха «Хадарта» –центр Байкала

Байкальский лед, толщина которого колеблется от 40 до 150 см, прозрачен до такой степени, что поначалу не веришь глазам. Если он свободен от снега, то кажется, что идущий впереди тебя человек передвигается по воде. Если ты у берега, на мелководье, то сквозь лед прекрасно видишь лежащие на дне камни и даже изредка — снующих между ними рыбешек. А ближе к середине озера можно в мельчайших подробностях рассмотреть маленького рачка, который по неосторожности вмерз в лед на глубине 1 метра от твоих ног. Не покидает ощущение, что из сине-черной бездны под ногами глубиной более километра за тобой кто-то наблюдает.

На некоторых участках Байкала прозрачный лед сковал мутноватые осколки торосов, и разглядывать их причудливые формы можно бесконечно, ощущая себя комаром, расположившимся на поверхности гигантского бокала с коктейлем. Но самое невероятное зрелище — это трещинки, которые пронизывают ледяной массив, как капилляры. Их уходящие вниз переплетения напоминают компьютерные модели фантастических зданий со множеством подсобных этажей, переходов и лифтовых шахт.

Менее приятен пейзаж с больши­ми трещинами — выглядит все так, будто какой-то великан вспахал огромным плугом ледовую гладь. Под наваленными сверху кусками льда ширина трещин — от 40 до 120 см. Это могила для нас, если не действовать с умом. Перед каж­дой из трещин штурманы выходят из машин и пешнями — тяжелыми острыми ломами — скалывают лед, утрамбовывая им пустоту. А затем потный от страха водитель переезжает ее либо медленно и плавно (если есть опас­ность откалывания краев трещины), либо на скорости, но также без резких движений педалями газа и тормоза. Опасность, что льдина при нагрузке на один край перевернется и накроет машину, как крышкой, есть всегда.

Сегодня я покорил свою первую трещину. Потом еле оторвал руки от руля и осмотрел сиденье на предмет его сухости. Сегодня же предстоит ночевк­а прямо на льду в общей палатке, в самом центре Байкала — сверились по GPS. Толщина льда здесь 1,2 метра, он совершенно прозрачен и почти без трещин.

11 марта 2013 года

Центр Байкала – мыс Котельниковский

Около 5 часов утра меня подкинул крик: «Мужики, подъем!!! Палатку рвет!!!» Путаясь в спальном мешке, обнаруживаю, что весь засыпан снего­м, а стенки палатки ходят ходуном, будто какие-то идиоты вдесятером раскачивают стойки. На самом деле это баргузин — мощный ветер, приходящий время от времени на Байкал из Даурских степей. Складывание палатки на открытом льду при порывах ветра 10–15 м/с — разновид­ность парусного спорта без судна. А ухватить разбросанные и разлетающиеся во все стороны вещи — непосильная задача. Мой дорожный набор с бритвенными принадлежностями Байкал забрал себе.

День прошел спокойно — от цент­ра озера мы добрались до мыса Котельниковский, где и заночевали на базе отдыха. Завтра предстоит переход до самой северной точки озера, в район города Северобайкальска. Там мне предстоит покинуть ребят и отправиться в Москву — дела не ждут.

Фото 2 - Испытано на себе: экспедиция по льду Байкала

12 марта 2013 года

Котельниковский – Северобайкальск – Хакусы

Уже никто никуда не возвращается. Путь по льду с Котельниковского в Северобайкальск оказался завален слоем снега толщиной до мет­ра. Внедорожники ревут, ползут — скорость 10–15 км/ч, расход топлива — 45,7 литра на 100 км. За час до отправления моего поезда бак моего «крузера» пересох окончательно. Вперед с канистрами отправлены два экипажа за соляркой, а нас потихоньку начинает заносить снегом. База, принято решение идти до конца экспедиции.

Ждем, мерзнем. Или не мерзнем? Я совершенно адаптировался к холоду. Если в Москве у меня постоянно мерзнут пальцы на руках и ногах, то здесь я запросто умываюсь снегом, чищу им зубы и мою руки, съев мерзлый кусок жареной курицы во время пит-стопа. Температура в -6 градусов воспринимается совершенно комфортно, а застегнуть куртку хочется только с -15.

Через три часа после дозаправки отправляемся в местечко Хакусы, на другой берег Байкала. По решению комиссара наш Land Cruiser становится во главе колонны, и мы около часа прокладываем экспедиции колею сквозь снег, изощренно матерясь от дикого страха и готовности в любой момент провалиться к такой-то матери. Большой слой снега — что теплая подушка, он не дает намерзать льду, а также начис­то скрывает трещины.

Обошлось. И слов больше нет.

14 марта 2013 года

Хакусы – Большой Ушканий остров

Вечер седьмого дня экспедиции. Как говорят организаторы, именно этот день всегда является самым сложным психологически. Похоже, так и есть. Связи нет третий день, а невыносимо хочется поговорить с семьей.

Утром выдвинулись от Хакус, где простояли сутки, отдыхая в горячих источниках, к Ушканьим островам. Дорога кошмарна: начались участки торосовых полей длиной от 500 мет­ров до 2,5 километров. Зрелище совершенно потрясающее: чуть присыпанная снегом сплошная масса смерзшихся небольших кусков прозрачного льда, переливающихся под солнцем в спектре от светло-зеленого до густо-синего. Но ехать по этому полю — сущий ад. Представьте себе полтора километра хаотично нагроможденных лежачих полицейских, сделанных изо льда и с сечением острого треугольника. Двигаться можно со скоростью не более 5 км/ч, и эта дорога вытрясает из тебя всю душу.

«Ну что, Дима, не спится?» — хохочет по рации руководитель экспедиции Володя Николаев (кстати, именно этот молодой человек и его компания «Персона Тур» затащили меня сюда). Собираюсь ответить, открываю рот, но больно прикусываю язык на очередном торосе и просто неистово матерюсь в ответ.

На подходе к Большому Ушканьему острову путь нам преграждают гигантские ледовые наломы, которые мы пытаемся объехать, но, кажется, это будет длиться вечно. Нервы на пределе.

Мой «сосед» Алексей берет пешню и отправляется на борьбу с очередной трещиной. Я же, сидя за рулем, впервые всерьез ощущаю «дыхание» Байкала: почти трехтонный «круизер» легонько кренится вправо, через полсекунды влево, и все затихает. Окруженная трещинами громадная льдина, на которой стоит машина, на долю сантимет­ра подвинулась в своем ложе — но и этого хватило для того, чтобы возникло ощущение падения в черно-синюю бездну. Через секунду я понимаю, что побелевшими пальцами сжимаю камень, который держал в подстаканнике салона. Черт, как же мне страшно!

Ночуем на Большом Ушканьем острове. Здесь на метеостанции уже 26 лет живет усатый и отчаянно пьющий смотритель Юра. Он предоставляет в наше распоряжение двухкомнатный домик с жарко натопленной печкой. Готовим ужин, а напряжение между парнями звенит, как высоковольтные провода. Все подавлены отсутствием связи, усталостью, страхом перед завтрашним выходом на лед. В штыки принимаются еще вчера невинные подшучивания, бешенство вызывает забытая на столе грязная ложка... Казарменные ароматы от 20 измученных мужиков наполняют душное помещение. А еще простудившиеся члены экспедиции решили перед сном съесть по 5-6 зубчиков чеснока. Что-то будет завтра…

Комментарии

15
Совуня
02 января 2016 14:24

В названии данной статьи присутствует название Эвереста. Эверест это не романтическая прогулка, это не красоты окружающей среды. Эверест это испытание силы духа, испытание физического состояния организма и если человек не готов к восхождению, то Эверест может его забрать.

Дмитрий
26 марта 2015 20:16

Вот это реальный экстрим. Вспомнил фильм об автопробеге программы Top Gear к северному полюсу, если кто не видел- посмотрите, интересно

Сергей
04 марта 2014 17:48

Россия самая красивая страна!

Добавить комментарий
Показать ещё