На снегоходе через Аляску

Наш корреспондент Джонатан Томпсон три дня колесил по Аляске на снегоходе, общаясь по пути с суровыми обитателями бывшей российской территории — медведями, охотниками, лесорубами. Вот отчет о его путешествии.
  • Что? 400-километровая одиссея на снегоходах сквозь сердце Аляски, самого дикого американского штата.
  • Где? Национальный парк Денали, место, где расположен пик Маккинли, — высочайшая вершина Северной Америки.
  • Когда? С ноября по апрель. Когда толщина снега максимальна, а медведи, скорее всего, в спячке.
  • Зачем? Чтобы мчаться по замерзшей пустыне на краю мира, больше незачем.
  • Как? Перелет Москва—Лондон—Чикаго—Анкоридж (самый дешевый вариант) — порядка 80 000 руб. в оба конца. Полный тур ты можешь заказать на сайте www.blacktomato.co.uk — перелет (из Лондона), проживание, питание, аренда снегоходов. услуги гида обойдутся тебе в 90 000. Либо ищи варианты уже на месте, в Анкоридже, их там навалом.

Фото 1 - На снегоходе через Аляску

«МЕДВЕДИ ВСЕГДА ГОЛОДНЫЕ, как проснутся», — говорит Тони, наблюдая в бинокль за огромной, неуклюжей тенью, двигающейся у самой опушки леса. Не отводя взгляд, он рукой машет на фотографию на полке: «Вон, полюбуйся, что случилось в прошлом году». На кадре, сделанном с этой же самой точки, — молодой мишка, с аппетитом уминающий один из сапог Тони.
Добро пожаловать на Аляску — штат, носящий невеселое прозвище «Последний рубеж» (The Last Frontier State). Точнее сказать, добро пожаловать в хозяйство Тони. Крохотная деревянная избушка c подходящим ей названием Kenny Creek Lodge («Сторожка у ручья Кенни») — это и гостиница, и заправка, и бар для путешественников в часе ходьбы от ближайшей дороги. Попасть сюда можно только на снегоходе. Если вы не научились ездить верхом на медведях, конечно.

Наше путешествие началось накануне утром в Анкоридже, самом большом городе Аляски, где мы с Крисом Мейнардом, нашим гидом, грузили снегоходы в прицеп его джипа.
— Настоящий житель Аляски никогда не называет снегоход снегоходом, — говорит Крис. — Здесь они есть у всех, и все их называют снег-машинами.

После полутора часов езды на север от города мы выгружаем наши машины на какой-то площадке у края снежного обрыва (видимо, когда-то тут была парковка) и после небольшого инструктажа с грохотом спускаемся по неровной тропе вниз — в неизвестность. Минутой позже нас выплевывает из оврага на заснеженное поле, Крис подает сигнал поднятым вверх кулаком, чтобы мы поторопились и следовали за ним. Я выжимаю газ и выстреливаю, как пуля, — с места и до 60 км/ч, разумеется. Под аккомпанемент свищущего в ушах ветра я успеваю объехать внушительных размеров сугроб, задев его по касательной. Меня охватывает детское чувство свободы и восторга — особенно свободно чувствуют себя сэндвич и печеный картофель, подпрыгивающие у меня в животе.

Я ПОЛАГАЛ, ЧТО СНЕГОХОД — это что-то вроде квадроцикла, на котором я катаюсь обычно в окрестностях Лондона. Нет, вообще ничего общего. Поначалу мне даже тяжеловато. То, чем я сейчас занят, — какой-то высокоскоростной гибрид мотокросса и виндсерфинга. Здесь также большую роль играет, как ты распределишь по машине вес своего тела. От этого зависит, насколько хорошо ты пройдешь очередной сугроб.
Это знание далось мне болезненно. Через несколько миль после старта я, исполнившись самоуверенности, пытаюсь на скорости покорить скромный холмик. Небеса переворачиваются, снегоход выстреливает из-под меня и съезжает, замедляясь, вниз по склону. Остановившись, он что-то тихо рычит про себя, будто смеется надо мной. Пока я выкарабкиваюсь из сугроба, растираю ушибленное колено и выковыриваю подтаивающий снег из рукавов, Крис спускается к моему снегоходу (то есть, прости, снег-машине) с лопатой. «Первый бесплатно, — кричит он, откапывая засыпанный агрегат. — Но каждый следующий будет стоить тебе кружку пива».
Мы следуем за Крисом — вниз в котловину, вверх на холм, вперед по бескрайней белой равнине. Поначалу крутые откосы даются с большим трудом — гравитация упорно тянет тебя вниз, но постепенно ты учишься подавать тело вверх, не давая ему соскользнуть с сиденья, и с каждым новым склоном жмешь на газ все безрассуднее. Когда мы глушим моторы, как будто кто-то нажимает гигантскую кнопку отключения звука во всем мире. Наступает такая тишина, что ее даже можно услышать.
Ближе в закату мы выдвигаемся в сторону той самой «Сторожки у ручья». Последние 20 минут несемся по лесу, и все это напоминает мне гонку на летающих штуковинах из «Возвращения джедая» — гигантские деревья, низкое белое солнце, мои безлицые (в шлемах же) спутники... Разве что на нас не охотятся мохнатые человечки с копьями.
За день моя уверенность при управлении снег-машиной подросла — вместе с шишкой от первого падения. От пьянящего коктейля эмоций (Снег! Скорость! Ветер! Мороз!) я трезвею, по иронии, за кружкой пива с Крисом — разумеется, за день я задолжал ему никак не меньше полуящика. Тони, который отвечает в нашей команде за коммуникации, сообщает, что только что откуда-то из лесов по соседству на вертолете вывезли пятерых гонщиков вроде нас с серьезными травмами. Они забрались выше, чем мы, и, когда сгустились облака, один за другим, послушным гуськом улетели с обрыва вниз. Как минимум два перелома позвоночника. Клево, Тони, вдохновляющие новости.

НА СЛЕДУЮЩЕЕ УТРО ТОНИ, как я писал в начале, радует нас очередной порцией новостей — про медведей. Тут, видно, у каждого есть своя история с медведем. 98% всех бурых медведей США обитают на Аляске, плюс белые и черные американские, которых тут тоже навалом. И не только их. Когда мы толпимся у окна и по очереди смотрим в бинокль на мишку, прямо из-за угла дома вылетает огромная тень — слава богу, это вполне миролюбивый лось.
Лось так лось. Мы собираемся, проверяем наши радиомаяки на случай схода лавины, проскальзываем ногами внутрь огромных, похожих на круглые подушки сапог — готовы. Продолжаем путь через национальный парк Денали к подножию горы Маккинли. Denali («Великая») — так называли гору туземцы-иннуиты. Между прочим, это самая высокая точка Северной Америки (6193 м).
Пейзаж теперь еще более инопланетный, с извилистыми дюнами и бесконечными равнинами. По ощущениям, я полностью погрузился в «Звездные войны», рука тянется к бластеру, я готов сражаться с имперскими штурмовиками. Заехав на еще один холм, мы, наконец, видим Маккинли. Здесь граница национального парка, за пределы которого на снег-машинах выезжать нельзя. Сделав бесчисленное количество снимков легендарного пика (который во времена русской колонизации назывался просто — Большая Гора), мы разворачиваемся и едем назад, к цивилизации.

ПО ДОРОГЕ ПРОЕЗЖАЕМ ЧЕРЕЗ ЗАБРОШЕННУЮ
деревушку золотоискателей. Здесь действительно чувствуется дух того самого Дикого Запада — наполовину вросшие в землю деревянные дома, как в вестернах с Клинтом Иствудом, окруженные безжизненной равниной и горными цепями. Редкие дорожные знаки изрешечены дырами от пуль. Очередная ночевка — все в той же избушке «у ручья», где мне снова предстоит проставляться любимым пойлом местных — аляскинским элем.
Мы едем на юг от Анкориджа, к величественному леднику Спенсера — огромной глыбе замерзшей воды, подобраться к которой можно только зимой и только на снегоходе. Наш путь лежит вдоль русла частично оттаявшей реки, под старым железнодорожным мостом, под неусыпным взором такого же старого, плешивого орла, сидящего на ветвях голого дерева. На снегоходе я чувствую себя уже совершенно уверенно и решаюсь на красивый прыжок. Насколько он красив — судить не мне, но, по крайней мере, пива Крису я уже не должен. Мы спешиваемся у ледника и бродим по голубым, светящимся стеклянным пещерам — я снова чувствую себя героем какого-то космического блокбастера. Эта «экскурсия» — отличное завершение отличного путешествия.
Вечером за ужином в Анкоридже я понимаю, что после трех дней езды у меня трясутся руки и ноги и как это странно, что тебя окружают шумные люди, а не суровые лоси и молчаливые медведи.

КРИС МЕЙНАРД УЧИТ ИДТИ В ГОРУ

ПРИВСТАНЬ
Прямых холмов не бывает. Въезжая на гору, приподними туловище и наклони его в сторону откоса настолько сильно, насколько сможешь.

Фото 2 - На снегоходе через Аляску
ГАЗУЙ
Чем круче склон, тем сильнее (но плавно) ты должен жать на газ. Всем весом наваливайся на руль, иначе свалишься со снегохода.

НЕ ГАЗУЙ
Когда ты переваливаешь через вершину холма и начинаешь спускаться, откинь туловище назад, ослабляя газ по мере того, как переваливаешь через гребень горы.
 Фото 3 - На снегоходе через Аляску
ТОРМОЗИ
На пути вниз выжимай тормоз плавно, а не со всей силы — в противном случае зад снегохода начнет вилять, а это может плохо кончиться.

Фото: James Burns
МХ Приключение
МХ Приключение
МХ Приключение
МХ Приключение
МХ Приключение
МХ Приключение
МХ Приключение
МХ Приключение
МХ Приключение

Комментарии

4
ИВАН
21 мая 2014 15:49

Очень крутые фотографии! Аляска сильно напоминает мне Сибирь. Такие же бескрайние безлюдные снежные просторы...

123
07 марта 2014 22:53

хорошая статья!

Сергей
25 февраля 2014 18:54

круто не то слово, катался вообще но только у нас

Добавить комментарий
Показать ещё