Волнительные моменты

Как прошел Black Sea Cup by Men's Health.
Андрей Золотов ни разу не видел живого серфера. Поэтому на Black Sea Cup by Men's Health мы послали именно Золотова — полезно посмотреть на собственный праздник чужими глазами. Наибольшее впечатление на репортера произвел серфер мертвый.

Фото 1 - Волнительные моменты

Что? Открытый чемпионат России по виндсерфингу и кайтбордингу Black Sea Cup by Men's Health.
Где? Виндсерфинг — пляж Высокий Берег (Анапа).
Кайтбординг — коса Голенькая (36 км от Анапы, 6 км от станицы Благовещенская).
Когда? 19-26 сентября 2010 года.
Будет? Black Sea Cup 2011 планируется на 18-25 сентября 2011 года. Место проведения то же.
Как добраться? Перелет Москва–Анапа–Москва — от 10 000 руб.
Принять участие?
К соревнованиям допускаются как любители, так и профессионалы. Для участия в большинстве дисциплин чемпионата достаточно зарегистрироваться на www.blackseacup.ru либо прямо на месте в первый день соревнований.

МЕСТО ВСТРЕЧИ
Black Sea Cup, Открытый чемпионат России по виндсерфингу и кайтбордингу, проходит в Анапе с 2005 года. Это наиболее подходящее место для такого рода турнира в европейской части России: стабильные (а не порывистые) северные ветры скоростью 6-12 м/с. Стабильность обеспечивает равнина перед Азовским морем, горы, стоящие за Анапой, да и разница температур Азовского и Черного морей. Плюс тут разнообразный ландшафт. К примеру, условия для кайтеров — ветер + неглубокая вода без волн — обеспечивают характерные для этих мест лиманы.
В 2010 году в число организаторов вошел наш журнал, что отражено в названии турнира (Black Sea Cup by Men’s Health). В соревнованиях приняли участие 278 спортсменов из 39 городов России. Судьи отмечают, что впервые за 6 лет состязаний ветра было достаточно для проведения всех запланированных гонок — а это без малого по 15 в каждом классе. Всего в 2010-м было разыграно 22 комплекта медалей. Победители в категории “профессионалы”:

ВИНДСЕРФИНГ
Олимпийский класс RSX:
Дмитрий Полищук (мужчины)
Татьяна Базюк (женщины)
Класс “Формула”: Вадим Евтеев 


КАЙТБОРДИНГ
Дисциплина “Фристайл”:
Евгений Новожеев (мужчины)
Светлана Турчина (женщины)
Дисциплина “Курс-рейс” :
Максим Шайдаков

Полный список призеров — на www.blackseacup.ru

КТО ДУМАЕТ, ЧТО АНАПА — ЭТО ДЕТСКИЙ
курорт и белые панамки, тот глубоко ошибается. Здесь уже много лет собираются (с мыслями, с силами да и просто большими стаями) серферы, а в конце сентября тут случается соответствующий чемпионат России. Почему? Велика Россия, а покататься негде. Как говорят, на европейской части страны “дует только Анапа”. В смысле это единственное место, где ветер и волна такие, что можно нормально кататься. Виндсерферам идеально подошел пляж Высокий Берег в самой Анапе, кайтеры летают над Кизилташским лиманом недалеко от города. Вот сюда я и прибыл.

БЕРЕГ
“15, 16, 17…” — отжимаюсь я обратным хватом от унитаза. Унитаз в данном случае — не центр композиции, а лишь спортивный снаряд. На пляж к серферам хотелось бы явиться с раздутыми трицепсами-бицепсами…
Пляж Высокий Берег действительно лежит под обрывом. Шикарный с этого обрыва вид. Море кишит похожими на акульи плавники парусами. Это виндсерферы — то ли разминаются, то ли уже гоняются. Еще предстоит понять. Замечаю внизу на пляже навес, под которым складируют доски и паруса (серферы это называют “матчасть”). Сейчас спокойненько спустимся с холма и рассмотрим все стадо поближе.
Похрустывая галькой под ногами, дохожу до навеса, из-под которого спортсмены шустро выхватывают доски и выбрасывают их на воду, потом то же происходит с парусами. Поднимают из воды парус за веревку (это старт-шкот), ловят ветер и устремляются. Все. Соревнование происходит настолько далеко от берега, что хоть о погоде пиши.
Я замечаю под навесом белобрысого парня в спортивных темных очках и с рацией на груди. Инструктор по виндсерфингу Артем Ромашкин (Ромашка) отвечает за организацию соревнований и легко соглашается угоститься со мной пивом (Не более двух бокалов в день! — Прим. ред.). “Анапские серферы пьют только “Новоросс”, — говорит, отхлебывая из пластикового стакана, инструктор.
Я спрашиваю, зачем серферы уплывают далеко от берега, ведь зрителям ничего не видно. Работа такая у журналиста — задавать идиотские вопросы. “Только там достаточно ветра, чтобы нормально гоняться”, — объясняет мне Артем. И вообще — тут соревнования, а не показательные выступления.
Артему 34 года. Загорелый, довольный собой и жизнью блондин. Говорит, что бросил работу топ-менеджера в питерском казино (хотя, скорее, казино просто прикрыли) и вернулся в виндсерфинг, которым когда-то занимался профессионально. “Я три года не был в отпуске. Только казино, бабло, ночные клубы, девки и кокос. Я азартный человек и денег в казино оставил много. Но от такой жизни устаешь. Кто там, в клубах? Водители (не владельцы!) дорогих машин, дети упакованных родителей и какие-нибудь продажные модели. Здесь, на море, свой адреналин. Мы все без пафоса. Сюда хоть на соревнования, хоть просто погонять приезжают люди со всяким доходом. Но единственное, чем можно похвастать, — насколько ты крут на волне”.
Артем говорит, что именно здесь, в Анапе, можно понять, что такое русские серферы. Каждую осень на чемпионате России они заканчивают сезон. Здесь можно увидеть всех.
Что ж, я увидел всех — на соседствующей с навесом станции “Анапа”. В большинстве своем виндсерферы — это крепкие подтянутые дядьки на больших внедорожниках или минивэнах. Именно дядьки, в среднем около 35 лет. Оно и понятно. Серфинг дорог не только сердцу, но и карману. Доска стоит от 60 000 руб., хороший парус около 40 000. “Кто-то тратится на дорогие тачки, потом на их тюнинг, а мы вот матчасть покупаем. Большую доску, поменьше, один парус, другой”, — объясняется Артем.
Сама станция при этом похожа на подмосковный гаражный кооператив, поставленный на попа: какие-то железнодорожные контейнеры, шифер, железные лестницы. На гламур тут никто не тратится, только на снарягу.

МЕРТВЫЙ СЕРФЕР
Артем вручил мне гидрокостюм со словами: “Вон там валяется мертвый серфер, иди встань на него” — так у серферов называется тренажер, который стоит (точнее, лежит) на пляже. Постоял, ничего страшного. Дальше я беру доску и вытаскиваю ее на воду. Не так уж важно, как долго у меня не получалось подружить доску с парусом и сколько раз я падал, главное, инструктор Ромашкин не обманул — стоять на доске и даже немного двигаться на ней учишься меньше чем за два часа. Но ехать…
В эти дни меня пичкали разрозненной информацией про серферов. Одни говорили, что сила тут не особо играет роли, главное — уметь ловить ветер и балансировать на доске. Другие, наоборот, высказывались, что слабакам на серфе не место. Когда мы вышли в море на катере посмотреть гонки виндсерферов, у меня появилось собственное мнение. В определенные моменты выступление на доске похоже на шестовой стриптиз — мачту паруса закручивает вокруг своей оси, и серфер крутится на доске вместе с ним, чтобы не упасть (особенно это заметно, когда соревнования происходят по фристайлу, где надо делать трюки). А когда удалось разогнаться до такой скорости, где начинается глиссирование (около 40 км/ч), то есть доска отрывается от поверхности воды, касаясь ее только кормой, у серфера начинается жесткое порно. Ветер дует порывами, и, чтобы доска не сошла с глиссирования, нужно делать махи парусом. Серфер, держась на вытянутых руках за гик (рукоять), изо всех сил раз за разом подтягивает к себе парус весом с собственное тело, уравновешивая таким образом центр масс. “При этом напрягаются и руки, и ноги, и пресс, и… — гармоничное, короче, развитие тела гарантирует виндсерфинг, — объясняет мне сидящий в лодке организатор чемпионата Кирилл Воногов. — Эти дети (мимо нас, хлопая парусами, словно ушами, пролетает группа подростков) — эти дети подтягиваются по 40-50 раз”.
Я молча признаю очередное фитнес-поражение. Полтос подтягиваний! Ясно, что к 30-40 годам из этих детей вырастут те самые лютые дядьки, которые будут таскать столитровые доски (речь про водоизмещение) в одной руке. Море спорта.

ПАША-ТОРТИК

На третий день (или в какой-то другой?) я осмеливаюсь подойти к самой колоритной фигуре из тех, что присутствуют на Высоком Берегу. Крепкий такой толстяк с голубыми глазами, рыжим гнездом волос на голове, кольцом в ухе. Рыжий сидит за деревянным столом на террасе серф-станции.
— Можно?
— Конечно. Садись.
— Я пишу для Men’s Health.
— А я Паша Добряков, в кругах серферов больше известен как Паша-Тортик. Не потому, что люблю сладкое, а потому, что…
— …очень калорийный?
Тортик на серф-станции с пяти лет. Так получилось, что первые водные мотоциклы в Анапе появились именно здесь, поэтому тут он и зависает практически ежедневно. “На серф я встал недавно — в 10 лет. Сейчас мне 17, и сейчас больше пристрастия к вейву (англ. wave), то есть катанию на виндсерфе по волнам. В Анапе самые офигенные в России для этого условия. Мы все тут ждем ноябрьские шторма, которые не дают нашим яйцам расслабиться. Утром просыпаешься — и первым делом прогноз погоды смотреть…” В этот момент кто-то кричит по станции: “Пацаны, завтра восьмерка с юго-запада!” Копошащиеся со снаряжением на берегу одобрительно кивают. “Если Анапа утром не дует — сразу настроение падает”, — объясняет рыжий Паша.
Тортик не участвует в Black Sea Cup, чем, конечно, раздосадован. Говорит, что в гоночных дисциплинах участвовать не любит, а для фристайла не подходит. “Во фристайле легкие ребятки. Видишь, сейчас ветра мало, но им достаточно, чтобы разогнаться и сделать какой-нибудь элемент. А я тяжелый”. Если бы было катание по волне, Тортик бы и участвовал, и выиграл обязательно. По крайней мере, приз зрительских симпатий. “Кайфовая волна — пять-шесть метров — приходит с юго-запада в ноябре. Или только с южака, или запада. Это жесткие условия, тут не каждый выдержит”.
Мы спускаемся с Тортиком вниз, там, в промышленном контейнере среди кучи досок и гидрокостюмов, стоит ржавая двухколесная тележка. “Сутенерская!” — с непонятной нежностью характеризует ее Тортик. На этой телеге он каждый день выкатывает к берегу свой аквабайк — рыжая, как сам Тортик, “тигровая акула” заряжена до предела. Открывает крышку, под которой “865 кубиков и где-то 160 л. с., точно никто не мерил”, захлопывает “капот”. “Когда я первый раз на нем вышел, мне чуть руки не оторвало. Кому-то, может, и оторвало, кстати. Наверное, прошлому владельцу… Иначе, не понимаю, зачем он его продал”.
Потом Тортик лихо разгоняется на этой акуле, на секунды ныряет вместе с байком, потом взлетает над водой. Мясистый школьник, который собирается стать врачом, на время становится энергичным морским животным.
Кстати, о медицине. Тортик говорит: “Тут полно врачей-серферов. Стоматологи в основном. Я их понимаю, постоянно смотреть гнилые зубы — это же стресс. И снять его можно только на волне”.

ЖЕСТКИЙ ТРАФИК
Насмотревшись на серферов, мы едем в станицу Благовещенская, что километрах в тридцати от Высокого Берега. Там, в переулке Лазурном, третий дом справа, в изобилии водятся кайтеры. Это — кайт-школа Виталия Добрянского. Он раньше жил в Перебурге, а, кажется, в 2005-м переехал в Анапу. В его сравнительно небольшом дворике вечерами скапливается по 200-300 человек. Ревет музыка, на проекторах — снятое за день сумасшедшее видео, за столами места не найти. Я уж не говорю про очереди в туалет.
Пока едем, болтаем с Сашей. Саша поставляет в Россию из Англии одежду и экипировку для серферов и кайтеров. Он пытается мне объяснить, в чем прелесть кайтсерфинга: “Вот на серф встать можно быстро, минут за 40, но потом долго учиться на нем ездить. Годами оттачивать мастерство. А чтобы на кайт встать, надо часов шесть теорию послушать, чутка разобраться со стропами и кайтом — и все. Уже этого хватит, чтобы потом спокойненько по лиману взад-вперед трамваить”. Лиман — это мелководный залив. Ветер там гуляет еще какой, а вот волны почти нет — то, что нужно кайтерам. У того лимана, куда мы едем, целых две косы: Бугазская отделяет его от моря, а Голенькая неровно делит сам лиман. Нам на Голенькую. Проехав Благовещенку, выезжаем к морю. Отсюда уже видно, как над лиманом висят разноцветные воздушные змеи. Собственно, так кайт и выглядит издалека: маленькие детишки плещутся в лягушатнике, гоняясь за своими воздушными змеями.
Поразительная картина открывается, когда мы спускаемся на косу: земля завалена кайтами, небо завалено кайтами, людей столько, что протискиваться надо, как в вагоне московского метро в час пик. Стоит “хаммер” с огромными колонками, долбит музыка. По воде туда-сюда шныряют люди на досках, держась за стропы кайтов. Те, кто соревнуется, еще и подпрыгивают в небо на несколько метров. Я очень ждал вот этого трюка, когда кайтер разгоняется, взмывает вверх и перелетает через косу (ну и зрителей, соответственно). Но, видимо, в соревнованиях такой трюк не засчитывают.
“Че-то сегодня жесткий трафик”, — замечает какая-то девушка. Ее явно тут все знают. Хотя, как сказать… тут все всех знают, все друг с другом здороваются. Очень уже открытая тусовка. Прогулялся по косе в одну сторону, потом в другую — вот ты всех и знаешь. Только пришел — и ты уже свой. В доску, конечно.
Широкие разноцветные штаны и шорты, бейсболки, выгоревшие на солнце белые волосы до плеч, пресс как стиральная доска и возраст в районе 20-25 лет — вот портрет типичного кайтера. Все любят свободу, как рыба воду, и только и ждут момента, когда удастся вырваться из пыльных городов.
Мне-то, конечно, думается, что моду задает Петя Тюшкевич — чемпион мира и звезда обложек Men’s Health. Тюшкевич в этом году не выступает, но помогает судить. Петя скромно говорит, что никто тут никому не подражает, а волосы белые у всех от солнца.
Благодаря атмосфере в духе “все свои” я наобум заговариваю с коротко стриженным пареньком. Выясняется, что он научный сотрудник чего-то там очень серьезного. И заикается немного, и вообще стеснителен по жизни. И только здесь у него получается расслабиться: можно и с чемпионами поболтать, и с девчонками познакомиться. 

ДЕНЬГИ НА ВЕТЕР
Чтобы BSC 2010 прошел как надо, время, силы и средства тратили десятки организаций.

ОРГАНИЗАТОРЫ:
Федерация по виндсерфингу и кайтсерфингу (ФВК), журнал Men’s Health

АВТОМОБИЛЬНЫЙ ПАРТНЕР:
Volkswagen Amarok

ТЕЛЕФОН СОРЕВНОВАНИЙ:
Sonim XP3.20 Quest Pro

ОДЕЖДА СОРЕВНОВАНИЙ:
Animal

НАПИТОК СОРЕВНОВАНИЙ:
вода “Серябь”

ПРИ ПОДДЕРЖКЕ:
Всероссийской федерации парусного спорта, программы Men’s Health Adventure, Cabrinha NPX, O‘Neill Wetsuits, кайт-клуба “Унесенные ветром”, радио Energy, журнала “Весь Экстрим”, телеканала А1, порталов: Yuga.ru, Anapa.info, Wind.ru, Kites.ru, Raceyou.ru

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПАРТНЕР ФВК:
КБ “Флора Москва”


Фото: Андрей Каменев, Анна Шахова

Комментарии

5
ИВАН
20 апреля 2014 18:02

"мертвый серфер" - черный же юмор у парней!

123
07 марта 2014 22:47

в живую бы увидеть

Сергей
04 марта 2014 18:27

Обожаю сёрфинг, всегда очень зрелищные соревнования.

Добавить комментарий
Показать ещё