Человек на борту

Команда новобранцев на неделю засылается на спортивную яхту, чтобы под руководством инструкторов научиться управлять судном.
Что Парусная школа Men's Health.
Где Поселок Большой Утриш в получасе езды от Анапы.
Когда 3-10 июля 2010 года.
Как Команда новобранцев на неделю засылается на спортивную яхту, чтобы под руководством инструкторов научиться управлять судном.
Как добраться Перелет Москва–Анапа–Москва — от 10 000 руб.
Будет Очередной этап пройдет 18-25 сентября. Стоимость июльского яхтинга составила 25 000 руб. (в цену входят тренировки, проживание в Анапе, завтраки и трансфер до яхт-клуба и обратно). Все подробности — на mhadventure.ru.

Фото 1 - Человек  на борту

— Бить грота-фал! — кричит шкипер. — Бить-бить-бить-бить, быстрее, быстрее!
Огромный белый парус, заполаскивая на ветру, ползет вверх по мачте. Четыре матроса тянут, направляют, страхуют.
— Еще бить! Лебедкой давай! Еще! Стоп!
Удивительно: я понимаю, что нужно делать.

БИТЬ ИЛИ НЕ БИТЬ
“Бить” значит “тянуть, натягивать”. Грота-фал — это трос, с помощью которого поднимается грот, большой треугольный парус позади мачты. Шкипер — это капитан нашей “Святой Анны” Гена, голос у него поставленный и вид что надо. С лебедкой надо быть осторожным — если трос сорвется и затянет палец в стопор, будет больно, а пальца не будет.
Еще пару дней назад все это было для меня темным лесом и мутной водой, в которой не разглядеть ничего конкретного. Ну да, вроде знакомые слова с морским духом, осевшие в памяти со времен чтения Рафаэля Сабатини (“Одиссея капитана Блада”, помнишь?). Но ничего более.
А теперь вот мы вчетвером — Антон, Макс, Сергей и я — на ходу ставим грот. И я знаю, почему Антон всем своим весом виснет на грота-фале (зачем вытягивать парус одними руками, когда можно делать это проще?), для чего рядом с ним Макс (нужно следить, чтобы грот ехал вверх строго по направляющей), зачем Серега освобождает сложенный парус от фиксирующих его тесемок постепенно, а не сразу весь (иначе грот или свалится на палубу, или наполнится ветром раньше времени) и сколько шлагов, то есть петель, нужно накинуть на барабан лебедки, чтобы трос не проскальзывал, а накручивался (не меньше трех).
Да, мы делаем это медленно: профессионалы укладываются секунд в 30, нам же требуется минуты четыре. Но ведь делаем, и каждый занят чем-то своим — никакой бестолковой неразберихи. Лишь Геннадий прикрикивает, координируя нас и подсказывая, когда бить, а когда не бить.
Вообще это забытое и потому интересное ощущение, когда тебе кто-то кричит, что делать, а ты подтупливаешь и никак не можешь ухватиться за нужный конец (на судне нет веревок, любая веревка — конец). Точно так же я мог бы кричать на какого-нибудь практиканта, пришедшего стажироваться в Men’s Health и не знающего, чем вводка отличается от выноса, но на палубе “Святой Анны” я сам как первокурсник, хожу на полусогнутых и цепляюсь за все что можно, чтобы не сковырнуться за борт.

МАНЕВРЫ
Мы третий день подряд выходим в море. Часов до трех сидим в яхт-клубе: ветра нет вообще, солнце жарит, и мы, спасаясь в тени, усваиваем теоретические вещи, понятные и на берегу. Самые простые и необходимые морские узлы, курсы судна, повороты, правый галс, левый галс, определение своего местоположения на карте, минимальная информация о тактике парусных гонок… Но заметно, как парни посматривают на причал, на воду, на яхту. И вовсе не потому, что в открытом море не так жарко, как здесь, на суше. Их уже тянет туда.
Наконец, после трех что-то такое начинает дуть, и — “отдать швартовы!” (Недавно эта фраза превратилась из чего-то просто “про моряков” во вполне конкретное действие.) Конечно, мы не одни. Кроме бывалого шкипера Гены (Геннадий Межаков, мастер спорта международного класса по парусному спорту) нас сопровождают инструктор Леня (недавно обмолвился, что вот уже 20 лет ходит в море, при этом ему 28) и Сергей. Точнее, Сергей Джиенбаев — ни много ни мало исполняющий обязанности главного тренера Всероссийской федерации парусного спорта. Эти трое и делают из нас морских волков. Ну ладно, волчат.
Задача на сегодня — научиться разгонять яхту из положения левентик. Левентик — это когда судно стоит точно против ветра и не то чтобы не двигается, а даже включает задний ход. Но нам-то надо вперед, и, по очереди становясь за руль, мы будем пытаться поставить ее на нужный курс.
Итак, один рулем уводит лодку из мертвой зоны, двое травят гика-шкоты (то есть высвобождают тросы, управляющие гиком — горизонтальной перекладиной, на которой держится грот), парус уходит вбок и наполняется ветром, яхта начинает движение, рулевой постепенно выводит ее на нужный курс, в то время как двое подбивают (натягивают, наматывают на лебедку) гика-шкоты, чтобы грот стоял под нужным углом к ветру… Фуф. Получилось.
Все это опять же надо делать за какие-то секунды, а не за минуты, потому что во время гонок нет лишнего времени на такие простейшие маневры. Но мы хотя бы соображаем, что от нас требуется.
— Ну, на “зачет” еще не тянет, но уже близко, — Гена скуп на похвалу, но его радует, что в перерывах мы начинаем задавать вопросы по делу, а не из серии “большой ли у яхты киль?”.

ТОНКАЯ И ДУШЕВНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
“Святая Анна” — 42-футовая (чуть больше 12 м в длину) спортивная яхта, построенная на таганрогской верфи по проекту известного конструктора Брюса Фарра. Ключевое слово — “спортивная”. Она легкая (пластиковый корпус, карбоновая мачта стоимостью порядка 80 000 евро), на борту — ничего лишнего и каждая мелочь на своем месте. Когда попадаешь на нее первый раз в качестве ученика, пугаешься обилия снастей: везде тросы, лебедки, блоки, стопоры, карабины, и каждый из них за что-то отвечает. Как запомнить, что к чему, — непонятно. Но в том и смысл парусной школы: учишься не по книжке, а в море, своими руками прощупывая каждую деталь судна. Шести дней, проведенных на палубе, для этого хватает. И что самое главное, разобравшись с устройством одной парусной яхты, ты за три минуты сообразишь, где что находится на другой, пусть она и будет с виду по-иному устроена. Но это только с виду — принцип-то везде один.
В бухте, где пришвартована “Святая Анна”, полно других яхт — пузатых, исполненных комфорта и духа хорошей жизни, стоимостью по $2-3 млн. Но каждый из наших инструкторов смотрит на них так же, как мальчик, мечтающий о воздушном змее, смотрит на Барби с розовым домиком. Гена говорит, что особенно эти гиганты без парусов хороши вот здесь, у причала, — как дача на воде. И это он не из зависти:
— Да, у нее два здоровых движка и сумасшедшая скорость. Но если мы выйдем отсюда в Стамбул (500 миль по прямой), то еще неизвестно, кто придет первым. Мы-то пойдем напрямик, а они — от заправки до заправки вдоль берега. Вот у этой 57-футовой “Принцессы” расход солярки — 10 л на километр, суди сам. Ну и на большой скорости даже при небольшой волне в трюме такая тряска, что находиться там не так приятно, как может показаться.
День за днем мы все отчетливее понимаем, в чем различие. Пафосная прогулочная яхта с баром, кожаными диванами и хихикающими девчонками по сравнению с нашей “Святой Анной” — как навороченный синтезатор по сравнению с большим церковным органом. Первый проще в использовании и может почти все. На втором — даже под ногами два ряда педалей и не обойтись без помощника, который регистры переключает. Но разница… что называется, небо и земля.
Парусная яхта — это идеальный организм, к которому если прирастешь, то будешь идти куда нужно, сколько нужно и с какой нужно скоростью.

В ГЕЛЕНДЖИК
Сегодня четверг и финальное испытание — ночной переход из Большого Утриша в Геленджик и обратно. Стартовать должны часов в шесть вечера, впереди — более 60 морских миль, или почти 120 км. Говорят, вернемся часам к десяти. Утра.
Усвоенная за прошедшие дни информация перерождается в шутки.
— Ген, у тебя есть собака?
— Да, Дик.
— Гик?! — пробиваются смешки.
— Нет, Дик.
— А гулять ты ее водишь на дика-шкоте?
Все ржут.
Как обычно, к вечеру поднимается ветер, но не как в предыдущие дни — сегодня действительно подуло. У моряков это называется “свежая погода”. Отойдя от берега, ставим грот и ложимся на курс. Миновав поселок Большой Утриш, вытаскиваем на палубу и начинаем ставить спинакер — большущий передний парус, который работает только при попутном ветре. Наше первое большое плавание началось.
Разгоняемся до шести, семи, восьми узлов — а во время обучения было максимум пять. Но, чтобы не затормозить яхту, надо постоянно работать: кто-то управляет спинакером, двое — на гика-шкотах, один — рулевой. На лодке, кстати, два штурвала — при сильных ветре и волне один человек может и не осилить поворот. Но и сейчас рулить не то чтобы спокойно: ветер ведь не дует строго в одном направлении, волны сносят яхту вбок, поэтому постоянно нужно следить по приборам за курсом и подруливать. Полчаса такой работы — и ты уже чувствуешь, что не просто на ветерке постоял.
Первые часы пролетают незаметно, солнце садится, ветер не стихает. Гена спускается в нутро яхты, и минут через пять оттуда вырывается запах жареного лука. Еще минут через 20 каждому достается миска гречневой каши с тушенкой, но понять это можно только по вкусу: стемнело, а из наружного освещения на яхте только фонарики на баке (то есть на носу) и на корме. Внутрь же, где светло, спускаться не хочется — ведь давно на небе не было столько звезд, да еще вперемешку с парусами. Наш главный ориентир — светящийся на всем протяжении маршрута берег. Вот уже Новороссийская бухта, значит, недалеко осталось.
Часам к двум ночи, меняя друг друга на парусах и руле, доходим почти до Геленджика (вон его маяк, милях в двух-трех от нас) и разворачиваемся.
И вот тут начинается настоящая гонка. Спинакер больше не нужен — быстро убираем его, идем под одним гротом, но ветер только усиливается, и из-за того, что он теперь встречный, кажется, что скорость у “Святой Анны” запредельная. На самом деле — 10-11 узлов (порядка 20 км/ч) — как на велосипеде, но ощущения совершенно другие. К тому же крен 40-45о, просто так по палубе уже не походишь. И волна, разбиваясь о нос, то и дело долетает до нас. И так три часа подряд. Да уж, девчонок тут катать бессмысленно — только визг будет. А так — ветер, море, адреналин. И понимаешь, что ни яхта без тебя так не сможет, ни ты без нее.
Ночь выдалась настолько энергичной, что швартовались мы не в десять, как рассчитывали, а уже в начале седьмого утра. Смотрю на парней — как говорится, усталые, но довольные. 12 часов в море на парусной яхте не фиг собачий.
И должен тебе вот что сказать. Пройдя недельное обучение, я думаю, что эта история — лучшая альтернатива пляжному отдыху, если моря все-таки хочется, а брюхом в песок лежать надоело. И даже в нашей незабываемой Анапе с “магаданами” в прибрежных шалманах и сумасшедшими таксистами, после которых москвичи седеют, можно устроить такую тренировку головы и тела, что год будешь в тонусе. А потом вернешься, чтобы повторить.
Ну и рассказывать будешь что-нибудь вроде: “Помню, пошли мы как-то ночью на яхте из Анапы в Геленджик. Погода свежая, идем полным бакштагом, скорость 9-10 узлов, Новороссийская бухта уже показалась, Серега на руле, и тут, значит…”

БУДЬ ГОТОВ

Беседочный узел
Универсальный морской узел, пригодный практически для всего. Держит намертво, развязывается легко, делается так:

Перчатки
Если трос у тебя в руках дернет — удержать ты его не сможешь, а если сразу не отпустишь — кожи на ладонях не останется. Перчатки матросу необходимы.

Топсайдеры
Ни один капитан не пустит тебя на борт в обуви, которая может испачкать палубу. Босиком летом — горячо, а если палуба мокрая — то слишком скользко. Идеальная морская обувь — топсайдеры. Или кеды с белой подошвой.

Флажок на корме
Не просто украшение и опознавательный знак. Любой моряк с ходу скажет тебе, откуда ветер дует, но к тебе это придет со временем. А пока посматривай на флаг — точнее флюгера на яхте не найти.

Таблетки от укачивания
Лучше иметь их при себе, даже если не страдаешь от морской болезни. В душном нутре яхты при хорошей качке, особенно когда работаешь с картой-циркулем-линейкой, замутить может только так.

Текст: Арсений Виноградов, Фото: Алексей Арютов

Комментарии

8
Совуня
09 января 2016 22:08

Прекрасное занятие ходить под парусом, очень увлекательное времяпрепровождение.

Антон
25 ноября 2014 16:53

Участвовал в этом проекте. Было нереально круто!)))

Георгий
15 октября 2014 16:52

наверное очумелое приключение, ни разу не плавал так под парусом, и чую захватывающе всё это!!!

Добавить комментарий
Показать ещё