Чем наше кино отличается от голливудского?

Рассказывают актер Владимир Вдовиченков, постановщик трюков Виктор Иванов и каскадер Мартин Иванов.

Владимир Вдовиченков: «У нас нет профессиональных гримеров. Есть хоть один человек, который мог бы работать на картине “Загадочная история Бенджамина Баттона”? Нет операторов, которые снимают под водой, как Жак Ив Кусто. Нет костюмеров, готовых снять “Храброе сердце”. У нас есть желание, есть какие-то деньги, а производства кино нет. Нам приходится всех приглашать из-за границы.

У них на съемках фотографы прячут фотоаппараты в звуконепроницаемые кофры, чтобы не было слышно щелчков затвора, у нас же дизель-генератор за стенкой молотит — и никто не парится. А потом все переозвучивать надо, и во время переозвучания артист не сможет сделать половину того, что сделал во время съемок. Все вроде, дело сделали, а получается говно.

В кино никому нельзя верить при подготовке трюка, нужно все проверять самому, потому что у нас страна такая — если что-то случится, никто тебя ни кормить, ни содержать не будет. По страховке ты получишь максимум $100 000, которых на всю оставшуюся жизнь не хватит.

На съемках фильма “Антикиллер-3” использовались три Nissan Qashqai. Строение пробивали обычной машиной без специальных доработок. Правда, стену заранее подпилили

Элементарный пример: у нас на “Тарасе Бульбе” были американцы. Дубль снят, плохо получилось. Наш пиротехник говорит: “Мне нужно 20 минут, чтобы сделать новые посадки”. Американец: “Сколько?!” — “А ты за сколько сделаешь?” — “Ни за сколько, у меня заранее готовы запасные, на всякий случай. Я спать не буду предыдущей ночью, все подготовлю, потому что иначе простой группы вычтут у меня из гонорара”. У нас же все ждут».


Виктор Иванов: «У нас так часто бывает: говорят — хочу, чтобы было как в таком-то голливудском фильме. А потом произносят свое вечное заклинание, что денег нет.

В Голливуде, наверное, тысячи две каскадеров. Из них исключительно этим зарабатывают человек 500, а профессионалов экстра-класса — человек 30. Там, как правило, у студий есть круг своих каскадеров, с которыми они работают. Попасть на студийную картину по конкурсу практически нереально, если только ты не друг режиссера или звезды. Это годами складывающиеся отношения: кто с кем в гольф играет, у кого жена с чьей дружит.

Там каскадер — это больше профессия, а тут романтика, бравада. “Улыбнитесь, каскадеры!” Рыцари, настоящие мужчины. А мне ближе американская позиция: отведите меня лучше в кассу.

У нас в стране всегда была проблема, что на площадке страшно, а на экране — нет. А в Голливуде наоборот — на площадке скучно, а на экране жуть.

У нас к машине отношение как к Машине, а там — как к декорации, и поэтому там их покупают несколько, потому что автомобиль (условно) стоит 2000, а простой группы — 100 000. И если он не завелся и все сорвалось, то убытки куда круче, чем просто расходы на дублирующие декорации. У нас же надо убедить купить вторую шестерку — спрашивают: “Зачем?”.

В фильме «Квант милосердия» Бонд разбил семь Aston Martin DBS, подготовленных под разные трюки и дорожные покрытия. На съемочной площадке присутствовали команда механиков Aston Martin и несколько грузовиков запчастей

Мартин Иванов: «Американцы во время съемок зарабатывают меньше, чем после того, как работа закончится, потому что там каскадеры получают проценты от проката фильма: ты снялся, а тебе еще лет пять приходят чеки. У нас же главное, чтобы вообще заплатили, а то тоже бывают случаи&hellip»;

Руки — в трюки

О том, каких жертв порой требует самое главное из искусств и где этих жертв берут, Владимир Вдовиченков знает не понаслышке. Вот лишь несколько историй из его богатой фильмографии.

2003 “Бригада”

Сценарий такой: по команде “Начали!” выбегает боец, стреляет в меня из “Калашникова”. Я в бронежилете, пошли посадки, я падаю, в это время мне стреляют в спину — тоже посадки. Я подаюсь вперед, выхватываю пистолет и стреляю в камеру-камикадзе. У меня пистолет-пулемет Стечкина, который по конструкции нельзя заряжать холостыми: он тогда просто не будет перезаряжаться. Поэтому вместо пуль в патроны забили пыжи — плотные бумажные шарики. И вот эпизод уже заканчивается, я выхватываю пистолет и вдруг вижу, что вместо камеры дуло смотрит в лицо девушке-оператору, которая решила в последний момент подбежать и поправить что-то у камеры. И я, практически нажимая курок, успеваю чуть опустить пистолет. В итоге пыж попадает ей всего лишь в руку и сильно распарывает ее, но хотя бы не калечит.

2004 “Звездочет”

У нас был постановщик трюков — отчаянный хлопец, таких я не видел никогда. Машина должна была перевернуться, пролететь, воткнуться куда-то. Он засаживает 200 г водки и садится за руль. Я говорю: “Ты с ума сошел, чего ж ты бухаешь?!” Он: “Страшно!” Вылетел, приземлился, все идеально. Ему тут же еще стакан — и на неделю в запой. Все, я понял, что не буду доверять этому каскадеру. Потому что как можно ставить трюки для других, если сам не уверен?

2007 “Параграф 78”

Весь фильм — сплошной трюк. Например, одну сцену драки мы снимали 3 дня по 12 часов — устали безумно. В таких случаях нужно просить паузу, иначе теряешь концентрацию. Вот и у меня просто не сработал инстинкт, я не увернулся, и Гоша Куценко отправил меня в такой нокдаун, что дело кончилось сотрясением мозга.

2009 “Тарас Бульба”

Постановщиком трюков у нас был Ник Пауэлл. У него не так много картин, всего три, но зато это “Храброе сердце”, “Последний самурай” и “Гладиатор”. Чувак делал там все бои. И вот он нам ставит момент, когда мы с Петренко парим в воздухе на тоненьком тросе. Я вишу вниз головой на лестнице, по команде должен отпустить ноги и падать под своим весом вниз, пока Игорь меня как будто не подхватит за руку — на самом деле через одежду у нас был пропущен все тот же трос. Казалось бы, все понятно, но, когда ты висишь вверх ногами на уровне крыши пятиэтажки, страшно невероятно.

Все уже готово, и тут Ник говорит мне: “Володя, когда ты падаешь вот туда назад, ты работаешь на эту камеру, потом, когда переворачиваешься, вот на эту. А когда Игорь подхватывает — вот на ту”. Я говорю: “Ник, о чем ты сейчас говоришь? Я падаю с пятиэтажного дома головой вниз…” А он: “И что тебе мешает работать на эти камеры?” В результате так и получилось. Но было реально страшно.

Комментарии

3
04 июня 2014 11:33

Отличие одно в количестве вбитых денег, хотя если нашим дать больше все равно шляпу снимут, деньги своруют.

123
07 марта 2014 21:18

БЮДЖЕТОМ :)

ИВАН
22 февраля 2014 11:39

Отличная статья про трудовые будни каскадеров. Причем наших каскадеров!

Добавить комментарий
Показать ещё