Формула 1: Васильевский пуск

Читай интервью с пилотами команды Williams Нико Росбергом и Казуки Накаджимой и менеджером Диком Стенфорду, который готовил машины для обоих гонщиков.
Посмотрев, как лихо болиды “Формулы-1” выписывают круги перед Кремлем на Bavaria Moscow City Racing (дело было в июле, мы тогда еще разыгрывали билеты на сайте), мы решили выяснить, каково это — ездить по нашим дорогам на машине с клиренсом 2 см в 30-градусную жару без кондиционера.



С этими вопросами Антон Иванов обратился к представителям команды Williams: Нико Росбергу, который опробовал московский асфальт год назад на такой же гонке, Казуки Накаджима, который ездил вокруг Кремля этим летом, и менеджеру команды Дики Стенфорду, который готовил машины для обоих гонщиков.

Фото 1 - Формула 1: Васильевский пускДики Стенфорд:
— Что нужно поменять в болиде “Формулы-1”, чтобы он выжил на нашем ужасном асфальте?
— Ой, не так уж он ужасен. По крайней мере у нас в Лондоне дороги не лучше. Монако, Рио — везде, где нам приходилось ездить на гоночной машине по улицам, асфальт оказывался плохим для нее. За те 24 года, что я работаю в Williams, только однажды я видел на обычной дороге асфальт уровня гоночной трассы, это было в Японии, и дороге было всего две недели. Уверен, когда ей исполнится столько же лет, сколько набережной у Кремля, там тоже появятся бугры и неровности. Главное — рассказать пилоту, в каком месте дорога хуже всего, чтобы это не стало для него сюрпризом.
— И все-таки машину пришлось перенастраивать?
— Есть стандартная подготовка для любой тестовой или гоночной поездки. В случае с Москвой она во многом была похожа на подготовку к Монако. Мы, насколько это возможно, увеличили клиренс, поменяли пружины и амортизаторы, в остальном все осталось без изменений.
— Обычную машину можно перегнать в Москву своим ходом, а как вы привезли болид?
— Самый удобный способ доставки — грузовик. Как правило, наш караван состоит из 9-13 грузовиков. Едем все вместе по заранее тщательно проработанному маршруту, чтобы не было никаких неожиданностей. И, похоже, это работает — за свою карьеру не припомню ни одной аварии по пути на Гран-при.
¬— Болид надо как-то готовить к этому переезду?
— В трейлере он находится в тепличных условиях — идеальная температура и влажность. Самые рискованные моменты — погрузка и выгрузка, мы даже ставим специальное рулевое управление. Тут за машинами нужен глаз да глаз. Еще на время дороги мы ставим на болид другие амортизаторы.
— А самолетом не надежнее?
— Это вариант для таких Гран-при, как, например, Мельбурн — туда по-другому просто не добраться. Но цена подобного переезда заоблачная. Смотри, мы везем 26-27 т груза плюс болиды, а цена перевозки — $50 за килограмм.
— В Москву тоже столько привезли?
— Тут один заезд — обошлись 8 т оборудования и 12 специалистами.
— А расходных материалов много нужно, чтобы доехать от Васильевского спуска до Лубянки и обратно?
— До паддока машина проехала 5 км и потратила на это 3 л топлива. Всего у нас с собой 100 — на всякий случай с запасом берем, чтобы точно хватило. Резины тоже с запасом взяли — шесть комплектов, хотя наверняка знали, что обойдемся одним.
Фото 2 - Формула 1: Васильевский пуск

Фото 3 - Формула 1: Васильевский пускКазуки Накаджима:
— Каждый год, когда в Москве проходит Bavaria Moscow City Racing, в городе стоит 30-градусная жара. Каково управлять болидом в такую погоду?
— Трудно, как ты понимаешь, но нас к этому готовят. Вот, например, Гран-при Малайзии проходит в марте и там очень жарко. Чтобы легче пережить эту гонку, мы еще в январе, за два месяца до старта, ездили в Малайзию тренироваться. Там было 35о жары, и это при влажности 70-80%. Так вот, тренировки наши проходили на улице и в полном обмундировании. Поверь, 45 минут бега в гоночном комбинезоне под палящим солнцем — настоящая пытка. После пробежки — отжимания. Тоже на улице и тоже в комбинезоне, а потом еще работа с железом все в тех же условиях. А ты говоришь — московская жара…
— Сколько воды было у тебя с собой на столичной гонке?
— Стандартные пол-литра. Кстати, это не вода, а спортивный напиток. Готовит мне его тренер, так что всех ингредиентов я не знаю. Правда, на некоторые гонки 0,5 — мало. В той же Малайзии у меня с собой было 1,5 л.
— Тебе нравятся городские гонки, где трасса проходит по красивым местам?
— Все, что нужно видеть во время гонки, — это сам трек, остальное — лишнее. Чем меньше информации из-за пределов трассы поступает, тем лучше. Важно полностью сконцентрироваться и просто не видеть ничего вокруг. Так что в этом смысле городские трассы только отвлекают от гонки.
— Что ты испытываешь, выезжая на незнакомую трассу первый раз? Я не про Москву, хотя ты здесь тоже впервые, а про реальные гонки?
— Новая трасса — всегда большой вызов для гонщика. Правда, выезжать на совсем незнакомую трассу не приходится. Есть виртуальные симуляторы, и мы много работаем на них. Это помогает. А вот на досуге я в гонки не играю — предпочитаю виртуальный футбол.
— Кстати, о досуге. За рулем какого “болида” тебя можно увидеть вне гонок?
— У меня дизельная Toyota Auris. В городе она гораздо удобнее болида. Там скорость не главное — важнее экономичность и безопасность.



Фото 4 - Формула 1: Васильевский пускНико Росберг:
— В болиде все настраивается под твои привычки и манеру езды. Когда ты ведешь обычную машину, у тебя нет желания и ее как-то перенастроить под себя?
— В обычном автомобиле ты не едешь на пределе, как это обычно происходит в гоночной машине, поэтому желания что-то менять и перенастраивать у меня нет.
— Чем болид “Формулы-1”, кроме скорости, отличается от обычной машины?
— Тем, что в обычной машине усилие на педали тормоза всегда одно и то же, а в “Формуле” оно меняется в зависимости от скорости и прижимной силы, поэтому тормозить на 300 км/ч и тормозить на 20 км/ч приходится совсем по-разному. Поэтому, чтобы быть самым быстрым в “Формуле-1”, надо уметь лучше всех тормозить.
— Что еще делаешь, чтобы быть лучшим?
— Много тренируюсь: люблю бегать, кататься на велосипеде, еще скалолазанием занимаюсь — это очень хорошо для рук, которые у гонщика должны быть сильными. Еще нужна крепкая шея, но нагрузку на нее в обычной жизни сложно смоделировать, поэтому у нас есть специальный тренажер со шлемом и прикрепленными к нему грузами. Я головой 30 кг поднимаю.

Читай также:

Комментарии

1
123
06 марта 2014 13:56

классная статья, автору спасибо ;)

Добавить комментарий
Показать ещё