Без дна

Путешествие на океанское дно

Не сиделось дома нашему корреспонденту. Вместо того чтобы, как все люди, пить алкогольное и закусывать соленым, он решил отправиться на океанское дно — выпить соленого и закусить… А вот чтобы найти чем закусить, ему пришлось сильно постараться.
ФОТО: Рик  Фрейзер

Фото 1 - Без дна

Что сделать Долететь до Флориды и заняться подводной охотой в Карибском море. Для этого нужны: смекалка, гарпун и один большой вдох.
Когда Круглый год. Правда, серьезная добыча — марлины, акулы — объявляются ближе к лету-осени.
Зачем Испытать себя. Сочетание адреналиновой погони с райскими подводными пейзажами — такой коктейль, какой больше нигде не подают. И все это — на одном-единственном вдохе.
Как Только и надо — долететь до Майами. Оттуда прямиком в океан отправляют многочисленные туроператоры, например: spearfishingcharters.com, seahunters.com, http://flfreedivers.com/, floridadivecharters.com.

Фото 2 - Без дна

На восьми метрах возникает ощущение, будто в легких полощется скипидар и кто-то пытается высушить их строительным феном. Давление в ушах — как два раскаленных гвоздя. Отчаянным рывком я выскакиваю на поверхность, но тут трубку заливает вода и вместо долгожданного воздуха в легких оказывается Кариб­ское море. Оно же оказывается и в желудке — правда, ненадолго. Наконец, продышавшись, я осторожно подтягиваю к себе гарпун, ожидая увидеть пронзенного луциана, за которым, собственно, и нырял… Опять пусто!
Для занятий фридайвингом и подводной охотой я выбрал точку у берегов Флориды, где начинается Гольф­стрим. Внесу ясность: фридайвинг — это не новое блюдо из фритюра и не бесплатная заправка баллона. Речь идет об особом виде дайвинга, когда спортсмен погружается на значительную глубину и весь запас воздуха, которым он располагает, — один глубокий вдох на поверхности.
Мои подвиги сопровождает подходящая случаю массовка: Эрик Смит, шкипер; Пабло, накачанный флоридский коп; наконец, мой наставник Брендон Бёртон, 35-летний отставной врач из морской пехоты. У Брендона бычий череп, выбритый до самых фолликул, бицепсы, покрытые густым узором татуировок (египетские иероглифы, изображающие, естественно, пловцов), ну и соответствующий всему этому богатый внутренний мир. Все трое готовы круглые сутки наблюдать скольжение рыб в невесомости и вообще жить в море. Я, наоборот, только что отличился, отдав упомянутому морю собственный завтрак. Впав в тоскливую задумчивость, вглядываюсь в синюю бездну, из которой вынырнул, и чувствую себя несколько не в своей тарелке.
Мы над “синевой” — так охотники называют часть океана, где уже не проглядывается дно. Брендон исчезает на полных две минуты — просто разминается на 22 м. Всплывает без добычи, но со счастливой улыбкой на губах: “Какой же там покой и какая красота! — говорит он. — Кажется, будто там и родился”. С этими словами морпех снова растворяется в пучине.

Фото 3 - Без дна

Пока мои попытки освоить это занятие никак не соответствуют его безмятежным определениям. Нельзя сказать, что мои барахтанья у поверх­ности, мои гребки и рывки производят такое же мужественное и элегант­ное впечатление… Хотя в чем-то я, наверное, настоящий непотопляемый морской волк, ведь самая большая моя трудность — затонуть. Правда, после часа бесплодных попыток что-то щелкает и у меня получается. Занырнув рыбкой, я прохожу точку нейтральной плавучести — глубину, ниже которой начинаешь тонуть уже сам по себе. Где-то после 6 м я переворачиваюсь солдатиком и погружаюсь ногами вниз; тьма понемногу сгущается. Солнце надо мной вычерчивает силуэт Брендона, в позе скрюченного эмбриона, подо мной — пустота. Тут мне вспоминается тезис, выдвинутый Брендоном еще на палубе: “Самое трудное — не погрузиться, а вернуться. Помни, у тебя должен оставаться запас воздуха для всплытия. Чтобы успеть до того, как потеряешь сознание, надо грести ластами. Быстро”.
Меня охватывает страх. В легких не осталось воздуха, и, как в страшном сне, мне начинает казаться, что, несмотря на бешеные гребки ластами, я стою на месте. Возникает мысль — сбросить грузовой пояс — но как раз тут я вижу, что поверхность уже близко, и рвусь навстречу солнцу. Секунд через 30 оказываюсь над водой, хватаю воздух ртом, будто только что был заживо похоронен.

Фото 4 - Без дна

1.5 м Как только вода касается твоего лица, включается “нырятельный рефлекс млекопитающих”.

10 м Легкие сжаты вдвое по сравнению с нормой. Воздух в них также сжат вдвое. Окружающая вода с огромной силой давит на маску, давление повышается в лобных пазухах и среднем ухе. Нужно “продуваться”: зажимать нос и пытаться выдохнуть через него — это выравнивает давление изнутри и снаружи от барабанных перепонок.

20 м Воздух в легких сжат втрое. Это дополнительно отнимает плавучесть, и ты начинаешь еще быстрее тонуть.

30 м Если можешь нырнуть на такую глубину — ты, похоже, царь и бог подводного мира. Воздух в легких тут сжат вчетверо. Убедись, что его хватит для обратного пути. Искренне твой, Нептун.

Вообще подводная охота — это актуально. Ребята типа Франциско “Пиппин” Феррерраса, поставившего мировой рекорд на 170 м, даже придают этому занятию несколько гламурный, светский оттенок. Стоит, кстати, отметить, что жена самого Феррерраса погибла, пытаясь побить его рекорд, и злые языки винят в ее гибели именно Франциско.
Ну да ладно. А легендарный игрок в гольф Тайгер Вудс также спешит пополнить ряды подводных охотников — хотя, кто знает, может быть, он осваивает фридайвинг, чтобы экономить на услугах мальчишек, в расчете самому вылавливать все потерянные в водных преградах мячи?
Лари Картер, президент Международной ассоциации подводных охотников, утверждает, что всего за два года численность членов перевалила за сотню, а начинали с 10 человек.
Члены этой секты, рассказывая о своих приключениях на дне, сразу впадают в лирическое настроение: невесомость, свобода, полет.
— Охота с гарпуном превращает меня в летающего хищника, — говорит Гай Скиннер, председатель совета директоров компании JBL Spearguns (производитель оружия для подводной охоты). — Заходя на атаку, я могу сделать мертвую петлю, а могу затаиться в зарослях морских водорослей, выслеживая 14-килограммового сибаса, а через 30 минут он уже окажется у меня на столе!
Весь цимес тут в сочетании фридайвинга и охоты. И главная “песочница” для больших мальчиков — бездонная синь, куда выходят крупные марлины и тунцы. Поэтому мы и отплыли так далеко от берега: дна уже давно не видно, что вызывает у меня некоторое беспокойство.
Когда мы залезли обратно в катер, у Эрика возник новый план: выпотрошить пару рыбин в воду, чтобы привлечь крупных хищников.
— Каких еще хищников, акул, что ли?
Капитан радостно кивает. Видимо, надеясь ободрить, добавляет: “Но с ними приплывут и тунцы с марлинами”. Меня снова подташнивает, я представляю себе гибель от утопления плюс превращение в шведский стол для стаи тигровых акул. Читатель легко вообразит себе торжествующий танец, который я исполнил, узнав, что потрошить-то нам некого: улова пока никто не принес.

Фото 5 - Без дна

У ребят возникает план Б: попытать счастья ближе к берегу. Мы снова прыгаем в воду, и я пытаюсь освоить технику более длительного погружения: надо игнорировать датчики углекислоты. Они расположены у нас в сонных артериях, и именно они вызывают желание вдохнуть, когда человек уже давненько этого не делал. Все это мне разъяснил профессор Эндрю Блейбер, который в сотрудничестве с американской сборной по фридайвингу изучает физиологию ныряльщиков.
— Каждый новичок должен научиться обманывать эти датчики, ведь на самом деле в тканях нашего организма больше кислорода, чем кажется.

Фото 6 - Без дна

Сначала мне было очень тяжело, я болтался где-то на 4,5 м часа два — регулярно всплывая на поверхность, разумеется. Но постепенно научился проходить и эту глубину. У всех людей разные способности оставаться без воздуха, но опытные фридайверы и пилоты, летающие на больших высотах, привыкли не обращать внимания на желание вдохнуть. Вот когда начнется покалывание в кончиках пальцев, ухудшится координация движений, наступит эйфория — вот тогда стоит подумать о вдохе. Вообще, я себя примерно так же чувствую каждую пятницу, где-то с 19 до 23 часов.
На 7,5 м давление воды так велико, что мои легкие сжимаются вдвое. Но это еще не все. У людей есть “нырятельный рефлекс млекопитающих”, который помогает, к примеру, дельфинам и моржам подолгу обходиться без воздуха под водой. При погружении лица в воду, биение серд­ца замедляется, а кровь начинает обходить стороной все органы, кроме наиболее важных, — и тем самым экономит содержащийся в ней кислород. В своих опытах профессор Блейбер установил, что благодаря этому рефлексу под водой человек может на минуту дольше обходиться той же порцией кислорода, что и на суше.
Фото 7 - Без днаБуду откровенен: перемещение к берегу никак не сказалось на моих охотничьих успехах. Ведь вся штука в том, чтобы твои движения были спокойными, плавными, ленивыми. Но мне не хватает для этого как минимум пары спинных плавников, не говоря уж о жабрах. Я барахтаюсь, луплю со всей силы по поверхности, как тонущий щенок… рыба, ясное дело, врассыпную… Даже те редкие чешуйчатые идиоты, что подплывают на расстояние выстрела, мигом прочухивают, что к чему, когда я начинаю напряженно целиться. Промахиваюсь раз за разом и раз за разом всплываю, чтобы перезарядить ружье. Понемногу меня изматывает возня с толстой трехжильной резиновой тетивой и полутораметровым ружьем. Маска течет, вода упорно лезет в трубку, и в голову настойчиво стучится мысль о виндсерфинге: вот ведь есть на свете безмятежные занятия!
И тут меня неожиданно посещает то самое чувство, о котором все говорят: полный, глубинный покой. Я плыву вдоль коралловой стены, и это похоже на полет. В чуждой среде я начинаю чувствовать себя все комфортнее и комфортнее. И тогда понимаю, что наконец готов убить.
Уже поздно, я голоден, и мне пока нечем похвастаться. Мы двигаемся к следующему рифу, скользим по лазурной поверхности воды. И тут нам везет. Стайка луцианов начинает интересоваться хлебными крошками, нашей приманкой. С некоторым, как мне кажется, изяществом я соскальзываю на глубину 4,5 м, целюсь и нажимаю на курок. Гарпун несется сквозь воду в окружении пузырьков воздуха так быстро, что нельзя проследить его полет, но через мгновение я вижу, что попал! На острие бьется рыба!
На суше добыча кажется весьма мелкой: сказывается подводный оптический обман. Да и если сопоставить потраченные калории с теми, что я из нее извлеку, — меня нельзя назвать эффективным хищником.
Зато, когда я снял эту рыбешку с гриля и впился в нее, как любовник, — могу поклясться: ничего более вкусного во рту еще не держал. Мне кажется, это главное.

Охота на глубоководье
Рецепты от Брендона Бертона

1 Никогда не заряжай ружье на берегу или на палубе: только на поверхности.
2 Двигайся плавно и не совершай резких движений.
3 Рыбы любопытны и сами будут подплывать к тебе, надо только их дождаться.
4 Медленно наведи ружье, прицелься в точку прямо за глазом и мягко спусти курок.
5 Как можно быстрее сними рыбу с гарпуна. Далее ты должен либо закинуть ее на палубу, либо приделать на длинный кукан, чтобы она оказалась не меньше чем в 6 м от тебя. Никогда не вешай добычу на пояс: случалось, охотники так и погибали, привлекая к себе акул.

Снаряжение

Фото 8 - Без дна

Гидрокостюм Ghost Termic, $600 (Picasso)
Камуфлирующая окраска помогает слиться с фоном. Внутреннее покрытие этого костюма отражает тепло. Фридайверы могут часами находиться в воде не замерзая.
Нейлоновые пояса по $10 и килограммовые грузы по $6 (Technisub)
Вполне достаточно, чтобы справиться с лишней плавучестью гидрокостюма и погрузиться на нужную глубину.
Ласты Nuoto, $480 (Picasso)
Ласты для фридайвинга гораздо длиннее обычных, ведь от них требуется значительно более сильный толчок. Плавники этих ласт — из карбонового волокна, что очень повышает их эффективность.
Ружье Woody Magnum, $400 (JBL)
Чем больше жил у ружья в тетиве, тем оно мощнее. У конкретно этого приклад из красного дерева, и бьет оно на 6 м.
Трубка Air Dry, $20 (Aqualung); маска Team Sombre, $80 (Picasso)
Фридайверы предпочитают стандарт­ные трубки, безо всяких клапанов.

Комментарии

6
Елизавета
04 августа 2015 17:23

о)) какая красотища! Было бы круто опуститься на дно океана!)) Полюбоваться подводным миром, только я бы не смогла охотиться... лучше просто понаблюдать) Для меня посмотреть на жителей дна океана всегда было интересным занятием. Океан - это же настоящий нераскрытый мир. До сих пор не разгаданы все секреты глубин морей и океанов. Даже, несмотря на то, что люди могут спуститься на любую глубину, водная стихия не желает раскрывать все свои секреты. Даже то, что мы уже знаем, порой может не только удивить, но и просто шокировать человека. Рыбы и животные, которые обитают на самом дне, на глубине сотен метров, больше похожи на монстров из фильмов ужасов. У всех, кто погружается на дно океана и видит такую необычную жизнь, наверное, возникает стойкое ощущение, что он попал на другую планету и обнаружил нечто совершенно невероятное и не поддающееся объяснению. Как посмотришь на подводный мир... С одной стороны он так похож на наш, но в то же время такой необычный и другой. Спуститься на дно - это то же самое что побывать в другом измерении. Но, я понимаю, что если осуществлять такое желание, то нужно подойти со всей серьезностью и пройти обучение, и первые разы нужно опускаться с инструктором, дабы избежать казусных ( не дай Бог печальных) ситуаций.

Иван
02 августа 2015 11:54

Уважаемые редакторы! Информация, которая написана в это статье может ввести в заблуждение новичка и привести к печальным последствиям.
"и я пытаюсь освоить технику более длительного погружения: надо игнорировать датчики углекислоты. Они расположены у нас в сонных артериях, и именно они вызывают желание вдохнуть, когда человек уже давненько этого не делал. Все это мне разъяснил профессор Эндрю Блейбер"
Новичок, который решит попробовать эту технику, с очень высокой долей вероятности, сможет оставаться под водой до тех пор, пока тело само не всплывет, ну или кто-нибудь не вытащит.
Профессор Эндрю Блейбер молодец.

ИВАН
21 мая 2014 8:51

Фото к статье - потрясающе красивые! )) Медуза просто шикарная, на фото сверху, здоровенная тварюга, но красивая...

Добавить комментарий
Показать ещё