MEN’S HEALTH спасает Олимпиаду

Сценарий художественно-документального фильма. Жанр: боевик.

Синопсис: Два журналиста Men’s Health едут в Сочи незадолго до принятия решения МОК. Там они случайно становятся разоблачителями заговора. С помощью бобслеиста Алексея Воеводы по прозвищу Ледяная Гора они уничтожают врагов и спасают репутацию города в свете Олимпийских игр-2014.

Действующие лица:
Андрей — Андрей Прокофьев, корреспондент Men’s Health.
Антон — Антон Комлев, фотокорреспондент.
Даша — сотрудник туристического агентства.
Данила — горнолыжный инструктор.
Алексей Воевода (Ледяная Гора) — серебряный призер Олимпиады в Турине по бобслею.

Натура. День
Футуристические пирамиды нового сочинского аэропорта достойно сияют на солнце. Серебристый лайнер идет на посадку. В горячем воздухе у взлетной полосы колеблются слегка искаженные очертания гор. Камера переходит на огромную стройплощадку у моря, где видны контуры стадионов и многочисленных зданий.

Интерьер. День. Аэропорт Сочи
Андрей и Антон в потертых джинсах с рюкзаками идут по огромному, почти пустынному залу, увешанному плакатами: “Sochi 2014. Gateway to the future. Вместе мы победим!”.
Антон: Ничего так отгрохали аэропорт. Больше, чем на Майорке. Я, помню, там устал бегать — на самолет опаздывал.
У Андрея звонит сотовый телефон.
Андрей: Да, да, Даша, только что сели. Ага. Завтра в 7.30 у “Парк-отеля”. Давайте лучше в 7.40 для верности, хорошо? Что, Воевода с нами поедет? Отлично.
Антон: Что за Воевода?
Андрей: Алексей Воевода. Бобслеист — вице-чемпион Турина. Из Сочи сам.

Интерьер. День.
Ресторан “Синее море”
Андрей и Антон развалились на белых кожаных диванах, вокруг снуют официанты, одетые под матросов. С веранды видно, как солнце садится в море.
Андрей (ворчливо): Эта дорада, такое ощущение, не запечена в соли, а фарширована солью. И “Шато-Марго” какое-то… И солнце чего-то быстро слишком садится — могли бы и продумать… Если оно так же садилось при оценочной комиссии МОК, не знаю…
Подходит официантка. Говорит с нашими героями, еле сдерживая смех.
Официантка: Что-нибудь на десерт?
Андрей: М-м…
Официантка (откровенно смеясь): Что, растерялись?
Андрей: Нет, просто не привык, когда официант говорит с клиентом и смеется.
У официантки выражение лица меняется на сосредоточенное.
Официантка: Как говорит?
Андрей: Со смехом.
Официантка: Со смехом или с улыбкой?
Андрей: Не время об этом дискутировать.
Официантка становится совершенно серьезной. Достает из кармана и протягивает Андрею флеш-накопитель.
Андрей (ничего не понимая): М-м-м…
Официантка: Тут все инструкции Кима!
Андрей: Э-э-э…
Антон: Пойдем, ну ее!
Андрей и Антон выходят из ресторана и сталкиваются с группой корейцев.

Натура. День. Дорога в Красную Поляну
В машине едут: на переднем сиденье богатырски сложенный бобслеист Алексей, сзади Андрей и Антон, между ними Даша, в багажном отсеке — Данила. В кадре — живописнейшие виды, сначала равнина, потом, когда машина проезжает тоннель, ландшафт меняется как будто при монтаже — скалистые склоны, каньоны.
Данила (из багажного отделения): Скоро будет готова трасса, которая пройдет вокруг вот той горы на другой стороне ущелья. По ней можно легко добраться до всех олимпий­ских объектов.
Даша: Вы знаете, наверное, что у нас прошли небольшие акции экологов. Так вот, заявляем официально: деревья будут вырубаться минимально. Заповедные леса почти не затронут.
Алексей: Я вот что скажу: если мы хотим жить в цивилизованной стране, с развитым спортом, природу не затронуть невозможно. Давайте жить в каменном веке — и не трогать природу или давать людям деньги зарабатывать и спортом заниматься. Ни в одной стране строительство горнолыжного курорта не обходилось без какого-то вреда природе. Нельзя же в Альпы ездить, когда у самих есть такое уникальное место. У нас же у зимних видов спорта базы практически нет.
Данила: А здесь кататься можно даже в июне. На хели-ски со всего мира народ приезжает.

Натура. День.
Хребет Псехако
Вся компания поднимается в гондоле — закрытом подъемнике. Вокруг великолепные виды.
Данила: Вот это место все называется “Медвежьи ворота”. Левее — ледник Холодный. Между ними — плато Табунное, влево идет склон, дальше — долина Семиозерье. Именно по долине пролегал караванный путь к побережью. Да. В юности я и не мечтал, что здесь будет все так. И оценочной комиссии понравилось. Мы все-таки можем отличать “спасибо”-отговорку от “спасибо”, сказанного искренне, от души.
Андрей: Люблю такие подъемники. А то с кресел все время спрыгнуть хочется.
Данила: Да, здесь уютно. Если все обустроить, и этим можно заниматься… Напомните потом, я вам анекдот про снеговика расскажу.
Даша: Здесь будут проходить соревнования по биатлону и альпийскому двоеборью. Вот там, отсюда видно, подъемник “Альпика-сервис”, где до сих пор можно кататься. Там будут соревнования по фристайлу проходить.
Данила: Это вот там — смотри. Более темный скальный массив — Черная пирамида, высота 2450 м, слева — гора безымянная, пики Аибга, между ними большой цирк, в нем можно и в мае кататься.

Натура. День.
Хребет Псехако
По склонам едут два снегохода. На одном из них — Алексей с Антоном, на втором — Данила и Андрей.
Антон: Слушай, Лех, а почему тебя “Ледяная Гора” зовут?
Алексей: А ты попробуй последним разгоняющим в бобе прокатиться. К концу трассы на спине сантиметровый слой льда.
Андрей: А кто у Сочи главный конкурент, Зальцбург?
Данила: Нет, корейцы. В Зальцбурге Олимпиада была уже, они даже строить ничего не собираются: “Хотите — берите что есть”, а у корейцев это национальная идея. Они вообще вызывают уважение, эти корейцы, у них снега нет, так они пушек столько понаставили…
Снегоходы останавливаются. Антон наводит объектив на склон. В кадре опять группа корейцев.
Антон: Уважение, говорите? А что они тут делают?
Данила: Да их много тут бывает. Не обращай внимания. Когда комиссия оценочная была — пачками ездили, двоих даже забыли наверху.

Натура. День.
Роза-Хутор
Огороженная стройплощадка у подножия горы. На площадке — огромные колеса для машины подъемника и множество гондол.
Даша: Здесь будут проходить соревнования по всем горнолыжным и сноу­бордическим дисциплинам. Недалеко отсюда — верхняя олимпийская деревня. Как видите, все очень компактно. От одного объекта до другого пешком можно дойти.
Андрей: А хоккей? Где же хоккей?
Даша: Это у моря, в Адлере, в Имеретинской долине. Там будет нижняя олимпийская деревня с новейшими стадионами. Оттуда в горы пойдет скоростная железная дорога. От одной деревни до другой — 40 минут всего.
Антон смотрит через объектив. В кадре — УАЗ, сквозь лобовое стекло которого видны корейские лица.
Антон: Что-то не нравятся мне эти гуси. Или мерещится?
Антон протирает глаза, потом объектив, потом видоискатель.
Алексей: А там дальше, в Грушевой поляне, — трасса для санных видов спорта. Самая современная в мире. Вот там разгонюсь так разгонюсь.

Натура. День.
Подножие горы Ачишхо, поселок Эсто-Садок

Компания едет на открытом УАЗе по горной дороге, местами форсируя мелкие горные реки. Андрей озирает окрестные обрывы, Антон что-то высматривает в телеобъектив. В кадре картинка, которую видит Антон: два УАЗа с корейцами.
Антон: Слушайте, ребята, что-то мне это не нравится.
Данила: Не бойся. Водитель — ас, мы уже почти приехали. Сейчас наловим форели и съедим. Так вот, это гора Ачишхо, кстати, самое влажное место в России. А поселок Эсто-Садок — внизу, сюда царь-батюшка эстонцев переселил давно, в середине XIX века. До сих пор много эстонских фамилий осталось.
Антон (тревожно): А корейцев много?
Данила: Ну, ты шутник! Вот мы подъезжаем к броду, тут можно хороший кадр сделать.

Натура. День.
Русский двор “Рыбино”
На ухоженной территории несколько прудов. Дом в альпийском стиле. Компания вооружается удочками.
Данила: Вот. В этом пруду — карп, в следующем — радужная форель, а в верхнем, чуть дальше — янтарная.
Андрей: Отличное местечко. Тихо тут и красиво.
Над сценой пролетает вертолет с прицепленной на длинном тросе бочкой.
Данила: Это бетон для опор повезли.

Натура. День. Пруд
Один из посетителей рыбацкого хутора — коротко стриженный грузный мужчина лет 45 — дразнит гуся, подходя к нему близко спиной и выпятив зад. Гусь пытается ущипнуть мужчину, но у него это не получается. Андрей и Алексей стоят с удочками у пруда.
Андрей: Зря мы сюда ушли. Ребята уже полведра наловили, а эти янтарные сволочи только мимо крючка — туда-сюда. Из лука их мочить хорошо, а так — тягомотина.
Алексей: Вообще, чтобы форель поймать на крючок, изловчиться надо. Она же охотница. О, попалась! Голод­ная, наверное.
Андрей: Я один теперь неудачник остался. Ну, может, пойдем. (Осматривается.) Где все-то? Смотались уже.
Андрей и Алексей спускаются к нижним прудам и видят корейцев в черных масках, которые заталкивают Антона в баню.
Алексей (присвистнув): Это еще что?
Андрей: Давай спрячемся для начала.
Алексей: Вот тебе и половили рыбки.
Андрей: Слушай, Ледяная Гора, вчера в “Синем море” какая-то странная официантка мне флешку дала. Я ей — чего смеешься, а она сразу мне: пожалуйста, задание от какого-то Кима.
Алексей снимает очки, кепку, сосредоточенно потирает лоб. Откуда-то сзади незаметно подходит Данила.
Данила: Так-то. Я в последний момент успел в пруд нырнуть. Не заметили. Вот что, Андрей, “Синее море” дер­жит Гоша-кореец, фамилия Ким. Там обедала оценочная комиссия. Ты, наехав на официантку, случайно произнес пароль — пусть не совсем точно. Благодаря твоему косноязычию официантка не поняла подвоха.
Андрей: Сейчас бы флешку просмотреть.
Алексей: Мог бы и раньше сказать.
Алексей достает из кармана коммуникатор. Вставляет флешку, на экране появляется какой-то план с красными точками.
Данила: Так… А точки-то, братцы, — это же стратегические объекты! Это ТЭЦ на газотурбинных генераторах, это очистные сооружения, водозабор — свой источник воды, газовая распределительная, пожарная станция...
Андрей: Это ж диверсионный план! Хотят близость Кавказа использовать. Один взрыв — и решение точно будет в пользу Кореи.
Алексей: Что? У меня бобслейную трассу хотят отнять?!

Натура. День. Хутор “Рыбино”
(постановочная драка)
Алексей берет двух корейцев за шкирку и выбрасывает в пруд, другие двое встают в боевые стойки и пытаются напасть на Алексея. Он бьет их кулаком по головам, и они сползают на землю. Корейцы летят то туда, то сюда.
Алексей: Я тебе покажу! Мой боб будет ездить здесь, и никаких диверсантов! Вот тебе! На! Выкуси!

Интерьер. Гостиница “Родина”. День
Библиотека роскошного отеля. Необъятный овальный стол ломится от яств. На главных местах, рядом с председателем МОК — все действующие лица. Председатель Олимпийского комитета поднимает тост.
Председатель: Этот русский богатырь Воевода, хрупкая сочинская девушка Даша, веселый парень Данила и два скромных труженика глянцевого пера, обычные на вид ребята, которых, несмотря на то, что им уже по 30, все еще называют на улице пацанами, эти обычные герои спасли, я не боюсь этого громкого слова, именно спасли нашу Олимпиаду!
Собравшиеся аплодируют. Затемнение. Титры.

Комментарии

3
ИВАН
21 мая 2014 8:26

Олимпиада в Сочи не просто состоялась, мы победили!

Павел
05 мая 2014 15:14

Кстати Алексей Воевода мастер спорта международного класса по армрестлингу. И до перехода в бобслей был трёхкратным чемпионом мира и трехкратным победителем Кубка мира (Nemiroff) среди профессионалов по армрестлингу

123
05 марта 2014 19:32

супер! :)

Добавить комментарий
Показать ещё