Мы пришли сегодня в порт

Треть главного богатства родины нефти — уплывает из города-героя Новороссийска.

Фото 1 - Мы пришли сегодня в портА по количеству вращающихся денег он занимает третье место в стране. Короче говоря, сама экономическая необходимость велела Константину Маркелову съездить туда в командировку и залезть в нефтяную трубу.

На поселении
Когда попадаешь из аэропорта Анапы в Новороссийск, тебя встречают на каждом перекрестке плакаты: «Здесь начинается берег России».
— Было бы правильнее сказать: здесь кончается российская труба, — шутит мой спутник Николай Сорокин, директор одной из многочисленных в городе фирм, которые кормятся и кормят за счет порта.
Первое острое ощущение от города: весь он состоит из промышленных окраин — очень облезлых и мрачных, с разбитыми дорогами и осыпающимися общежитиями. Сразу приходит в голову, что это не то что не Рио-де-Жанейро, но даже не Одесса и не Владивосток. Несмотря на все деньги, которые там, как говорят, вращаются, крупнейший южный порт России начисто лишен неповторимого шарма, там даже нет мало-мальски крупного и приличного отеля, что, впрочем, не так и плохо. Селиться в портовом центре и нюхать солярку, попадая на Черноморское побережье, — нелепо.
Гораздо разумнее проехать 10 км по прибрежной дороге до Кабардинки и снять номер в отеле «Надежда» — это настоящие пять звезд с прекрасным обслуживанием, кучей ресторанов и SPA-комплексом. Стандартный номер с видом на море не в сезон обойдется в $120 с завтраком, в сезон — около 180. Есть там и трехзвездочные корпуса — значительно дешевле.
В ресторане, где подают завтраки, можно заказать и ужин: утиную грудку в медовой патоке (930 руб.) или еще что-нибудь, например, из специального «здорового» меню. Ближе к морю — рыбный ресторан. Все довольно дорого, но того стоит. В стоимость еще включены бани, сауны, бассейн и тренажерный зал, а всякие SPA-процедуры — за дополнительные деньги, но приемлемо. Мне особенно запомнилась процедура «Худеющий шоколад», но я так и не смог ее испытать — дел было очень много.

Фото 2 - Мы пришли сегодня в портВ трубе
Официальным путем попасть в нефтяной терминал мне не удалось, несмотря на слезные просьбы, обращенные и к пресс-секретарю порта, который сидит в Новороссийске, и к PR-директору, которая размещена в Москве. Первый вообще сказал, что они не сотрудничают с порножурналами, а вторая трижды обещала перезвонить — и пропала. Пришлось мне вновь обратиться к новороссийскому приятелю Николаю Сорокину (имя и фамилия изменены, чтобы его не арестовали), который везде вхож. Он выписал мне пропуск как техническому консультанту по электрообслуживанию и провел в святая святых.
— Вот там, на горе, видишь, большая труба и заканчивается, — говорит Николай.
— А какая нефть сюда идет?
— Да вся: и западносибирская, и северокавказская, и казахская, и азербайджанская. Объемы огромные. Точно не могу сказать, но больше 50 млн кубов — это точно.
Сначала Николай отвез меня на вершину горы. С нее открывается пробирающий до мурашек вид на порт и красную трубу, которая отходит от берега.
— Вот там видишь огромные резервуары — нефтебаза «Грушовая», внизу — нефтебаза «Шесхарис». Это все «Черноморсктранснефть». В них нефть из трубы и заливается. А потом уже через нефтяной терминал в танкеры. А на той стороне города — смотри — это КТК — Каспийский трубопроводный консорциум — конкуренты. Они Казахскую нефть хотят прибрать. У них труба идет под водой, а нефть наливается через терминал прямо в море. Новая технология. А вообще тут, где мы стоим, раньше был ресторан «Семь ветров», а теперь все трахаться ездят — ночью знаешь, сколько машин!
Мы спускаемся к морю. Нефтяной терминал «Шесхарис» — это несколько офисных зданий в стиле «мы — нефтяники», с фонтаном, за которыми скрывается святая святых — труба. На самом деле труб там какое-то немыслимое количество. Несколько пожарных, несколько нефтяных, одна какая-то для откачки балластных вод, одна — для канализации.
— Раньше тут была грязь невозможная. Танкеры балласт прямо в воду сливали вперемешку с мазутом, а теперь контроль очень строгий, — рассказывает Николай. — Экологию нормально блюдут.
Действительно, блюдут. Терминал — место ухоженное: все так чинно, благородно. Не знаю, почему нас так не хотели на него пускать: там в самом деле есть чем гордиться. У первого причала стоял один танкер Saint Nicholas под мальтийским флагом. Вчера, когда я ехал заселяться в «Надежду», он казался мне красным, а теперь был синим.
— Естественно, теперь он залит уже почти под завязку, а вчера был пустым. Стопятидесятитысячетонный танкер заливается примерно сутки, — объясняет Николай.
— А где у него дыры для труб?
— На палубе. Видишь белые установки, наподобие кранов, только из труб — это стендеры, через них нефть и заливается. Если в целом, то система такая: сверху, из нефтебазы, нефть поступает по трубе. В начале терминала видел кучу переплетенных труб — это насосная станция, которая подает нефть в нужную трубу, а потом по стендерам — в танкер.
Мы прошли по молу, у которого был пришвартован танкер, миновали очередной пост охраны и попали на выносной причал — это такая длинная одинокая труба посреди моря, стоящая на сваях. Спустились по лестнице в трубу, при этом я испытал ощущения, близкие к сексуальной пенетрации. Внутри этой большой трубы проложены мелкие — для нефти, воды и всего остального. Чтобы людям было не очень темно, через равные расстояния — иллюминаторы.
— О, смотри, тебе повезло, танкер швартуется. Видишь, кстати, опять почти красный, а завтра будет уже синий, сядет до ватерлинии.
К причалу боком подходил турецкий Ottoman Nobility. Матросы отдавали швартовы, что-то кричали, возможно, матом, но целиком было слышно только слово «стоп». С другой стороны танкер подталкивал желтый буксир. Мы дошли до конца трубы, посмотрели в море. На рейде торчали еще три жаждущих судна.
— Вот тебе и конец трубы. Дальше — ничего. Дальше — только деньги, — задумчиво произнес мой спутник и повел меня обратно.

Фото 3 - Мы пришли сегодня в портПлитка и вино
На следующий день прекрасная женщина Яна Бабакина, с которой я случайно познакомился, пригласила меня попробовать вина. В Новороссийске есть завод «Мысхако», о котором я не знал, несмотря на то, что причисляю себя к людям, которые считают, что истина в вине. Завод расположен на мысе Мысхако — это с южной стороны Цемесской бухты, на котором как раз располагалась знаменитая Малая Земля. Там в феврале 1943 года высадился десант из 800 человек и держал плацдарм несколько дней. Если кто не в курсе, это была часть крупной Новороссийско-Таманской операции, в ходе которой фашистов выбили с Таманского полуострова.
Яна Бабакина, к моему горю, отказалась от вина и уехала по делам, а я обратил свой свежий, незамутненный взгляд на экскурсовода Катю Стригун — грациозную девушку с разбрызгивающим положительные эмоции взглядом. Она рассказала нам все о вине, которое там, оказывается, делают уже сто лет, показала брежневскую дегустационную комнату, оформленную в винтажном стиле, а потом, конечно, напоила вином. Мне больше всего понравилось каберне марочное и шардоне 2004 года. Местные их любовно называют «кабернюшечка» и «шардонюшечка». Чем-то они мне, эстету, напомнили анжуйские вина, видимо, потому что почвы там сходны с анжуйскими. В «Мысхако» организован еще и винный клуб, став членом которого, можно взять в аренду часть местного виноградника, делать вино под собственной маркой и хранить его в местных подвалах.
Когда мы с фотографом Вячеславом Фомичевым возвращались из Мысхако, он мне рассказал легенду о каком-то волшебнике Боре, который сядет на гору, разложит свою сизую бороду и зачем-то дует, и тогда в городе начинается такой безумно холодный и сильный норд-ост, что житья никакого нет. Я выслушал снисходительно и пошел исследовать центральную часть города. Она состоит главным образом из набережной, а также центральной улицы Советов с широким бульваром. Практически весь центр выложен квадратной, но не очень красивой плиткой. Я обратил на это внимание моего приятеля.
— Ха, так у нас же за это мэра зовут «плиточник»! — обрадовался тот. — У него завод неподалеку по производству плитки, вот он и кроет ей все подряд. Женщины очень недовольны — каблуки постоянно застревают между плиток. А это вот, кстати, один из наших старых приличных ресторанов — «Золотой век», предлагаю зайти.
Черноморскую камбалу с мысхаковской шардонюшечкой я съел там с большим удовольствием. Потом мы решили зайти в местное кафе Lounge, но там не было мест. Все равно его рекомендую: там все официанты одеты в черное, кроссовки у них красные, а на полу телевизоры. Рядом, кстати, расположен фитнес-клуб «Феникс», где занимается выдающаяся женщина — чемпионка России по пауэрлифтингу с результатом 360 кг.
Потом я все думал, не пойти ли в ночные клубы — мне порекомендовали «Максимус» и «Оранж», но склонился в сторону Клуба моряков на Портовой улице. Это самое злачное место в городе. Вообще, пожалуй, самое злачное место из всех, которые я когда-либо видел. Даже в Марселе ничего подобного не встречал. На Портовой улице, ясен хрен, тусуются иностранные моряки. Клуб же буквально облеплен скуластыми, длинноногими невестами с перманентом и пергидролем — они жаждут матросского тела и валюты. Внутрь меня пропустили с большим трудом, так как я не был счастливым обладателем паспорта моряка. Зато я почувствовал себя будто в середине 80-х в гостинице «Центральный дом туриста». За столиками сидят иностранные моряки быдловатого вида, а вокруг танцуют те самые, невыносимо скуластые девы. На это стоит посмотреть, хотя бы раз. Я разок посмотрел и уехал в «Надежду».

Норд-ост
Утром, в предвкушении новой встречи с прекрасной Катей Стригун, намереваясь до этого как следует позагорать и поплавать в море в единственный свободный день, я увидел над горами сизые облака, и меня чуть не сдуло с балкона сильным и холодным ветром. «Вот ты значит как, Боря», — подумал я, но все равно пошел купаться. Потом очень долго не мог согреться кабернюшечкой, а встреча наша с Катей на набережной (был День города, кстати) вообще напоминала прогулку двух конвульсивных пациентов.
— Это норд-ост, — говорила Стригун, старательно наступая на квадратную плитку. — Знаешь, есть такая легенда, что волшебник Бора…
— Да, Катерина, мне уже вчера рассказали про этого Борю.
— Зато ты не знаешь вторую часть. У этого Бора есть внучка, она однажды ушла от него на южный мыс — как раз в Мысхако, и познакомилась там с очень красивым моряком (архетип заморского любовника, который характерен для женской психики, помогающий вытеснить тяготеющий образ отца. — К.М.). Но старику не понравилось, что она ушла, и он начал дуть, а внучка, поскольку была сильно влюблена, тоже стала дуть в обратную сторону и передула старика. Вот и когда дует внучка, у нас тут сильнейший ветер под названием «моряк». В покое город, только когда внучкин любимый моряк уходит в море, и она возвращается к сумасшедшему старику.
За время рассказа Катя (типичная новороссийка, у которой папа постоянно в море — работает на танкере) все-таки провалилась пару раз каблуком между плиток. Потом мы прошлись по парку, поделившись фобиями: я боюсь чертова колеса, а она — каруселей, а также впечатлениями от поездки в Пермь: она там провалилась под лед на снегоходе, а я застрял в селе Молебка. Потом я проводил Катю до остановки — она живет на втором Бугре — так называются районы, располагающиеся на горе. Новороссийцы так и говорят: я с первого бугра, я со второго, а ты с какого бугра? А вы? А я вообще-то из-за бугра.
Ну, что еще сказать. Все там есть, в этом Новороссийске: красивые женщины (если бы я был англичанином, сказал бы нелепую фразу вроде: «Нельзя посмотреть на одну из них, чтобы не захотеть с ней переспать»), хорошее вино, море, горы, нефть, а что еще нормальному нефтянику нужно?

Советы путешественнику
 Селиться не в городе и брать машину напрокат, чтобы не связываться с таксистами.
 Если первое не подходит, вызывать такси из Новороссийска: http://www.nvrsk.ru/?go=taxi.
 Пить только «Мысхако» — проверено.
 Не гулять ночами по Портовой улице.
 Поскольку в городе нет развитой инфраструктуры клубов, с женщинами знакомиться оптимально на улице Советов — их там много.
 Брать теплые вещи, даже если поездка в июле.
 В ресторане заказывать ту черноморскую рыбу, которую ловят в этот сезон — будет незамороженная.
 Деловые встречи местные бизнесмены рекомендуют проводить за городом — например, в Геленджике — атмосфера очень способствует взаимопониманию.

Приметы Новороссийска
 Если женщина вскрикивает, значит, она на тонких каблуках, а вы гуляете по плиточной набережной.
 Если над горами висит Боря (местное божество, состоящее из туч и облаков), стало быть, будет дуть сильный норд-ост.
 Если танкер скорее красного цвета, чем синего — он уйдет только через сутки.
 Если пахнет сероводородом — ты в районе «Шесхарис».
 Если дышать вообще нечем, значит, ты в районе Балка — там цементные заводы и прочая дрянь.
 Если ты видишь три огромные серебристые блестящие бочки, то внутри них зерно.
 Если вокруг проститутки и иностранные матросы — ты на Портовой улице.
 Если кругом дорогие коттеджи, стало быть, ты на Малой Земле.

Куда пойти

ПОЕСТЬ
Ресторан «Золотой век» — вкусная рыба.
Итальянское кафе «Венеция» — вкусная пицца.
Греческий фаст-фуд «Амфора» — вкуснейшие лепешки.
Кафе Lounge — суши.

ПОПИТЬ
Пивной бар «Дублин».
Пивной бар при Новороссийском пивзаводе.
Любой ресторан, где есть вино «Мысхако», «Абрау-Дюрсо» или
«Шато-ле-Гран-Восток» (несмотря на идиотское название, оно очень неплохое).

ЗАНЯТЬСЯ СПОРТОМ
Фитнес-центр «Феникс».
Новороссийский клуб
серферов:
www.windseekers.ru.
Клуб стрелков
«Лысая ворона»: www.frants1.narod.ru.
Дайвинг-клуб
«Аквамарин».

Комментарии

5
09 октября 2015 11:09

О, больше всего понравилась графа " куда пойти ") это очень пригодится если кто туда поедет! Вообще Новороссийск - город известный всем, даже люди которые мало что о нем знают, хотя бы слышали о его существовании. Да, город-порт, мест для отдыха мало, но все же есть куда пойти. На сколько я знаю, там есть пять крупнейших цементных заводов. Но, помимо этого есть чистое море) У меня друг туда ездил, по фото могу сказать, что набережная там очень красивая. Ну, а так развитые предприятия промышленности строительных материалов. Ну, и конечно винодельни)) Вообще, где то в середине семидесятых годов в Новороссийске был построен первый в СССР завод по производству напитка «Пепси-кола». Такой факт мало кто знает) А вообще я считаю, в каждом городе есть что-то хорошее, на что можно посмотреть и чем можно гордиться.

02 июня 2014 12:21

Был в Новороссийске два раза, оба проездом, но то что успел лицезреть понравилось.

ИВАН
21 мая 2014 7:43

Красивейший город, но все портит местный цементный завод!

Добавить комментарий
Показать ещё