11 метров под землей: MH поселился в пещерах Архангельской области

Наш редактор Антон Зоркин вечно жалуется на проблемы со временем: мол, не успел моргнуть, а уже и день прошел. Что ж, мы нашли для Антона такое место, в котором нет ни одного из современных «убийц времени» — ни телевизора, ни соцсетей. Переночевав на глубине 11 метров под землей на самом севере Архангельской области, Антон сообщает: это помогло.
Фото 1 - 11 метров под землей: MH поселился в пещерах Архангельской области

В 200 километрах от Архангельска течет широкая река Пинега, стоят вековые деревья. А под тайгой, под каменистыми возвышенностями Беломорско-Кулойского плато расходятся в разные стороны промытые водой подземные ходы.

Какие-то люди здесь, конечно, есть — например, в поселке Пинега живет целых 3225 человек. Этот населенный пункт стоит в лесах с XI века; сюда, например, сослали князя Василия Голицына, фаворита царевны Софьи (здесь он и помер в 1714 году). Но кроме пенсионеров и заброшенных монастырей здесь нет ничего, даже железной дороги. Земля тут пронизана карстовыми пустотами, и ничего серьезного строить нельзя — провалится.

До этого царства Аида мы добирались от Архангельска по грунтовке на попутной машине. Коротавшая с нами путь пинежанка Алена описывала местные условия:

– Общественный транспорт к нам не ходит, есть частная маршрутка два раза в день. А осенью я ехала из Архангельска часов восемь, дорогу размыло. Рассчитывайте на то, что можно сильно задержаться — вдруг с неба снова польет.

Через четыре часа пути мы вывалились из машины где-то среди березовых стволов. Гид-спелеолог Володя, привычно свернув в кусты, зашагал через поваленные деревья. Минут через сорок мы стояли на холме, у подножия которого в склоне виднелась дыра диаметром метра в два — вход в пещеру. Володя в такие дырки проникает уже лет тридцать — начал заниматься спелеологией еще в конце 1990-х, был членом местного клуба, ездил по Пинежскому району в экспедиции, кропотливо зарисовывал карты подземных ходов:

Фото 2 - 11 метров под землей: MH поселился в пещерах Архангельской области

– Вся эта спелеологическая деятельность в нашей стране тогда уже угасала. Расцвет-то пришелся на время холодной войны: в 1970-х по стране начали создавать так называемые карстовые отряды, которые должны были изучать подземные полости — на военных картах все они обозначались как возможные противорадиационные убежища. Были составлены схемы большинства известных пещер, проводилась фотосъемка, микроклиматические наблюдения. Ну а в 1990-е, сам понимаешь, все окончательно заглохло. Сейчас открыл ты новую пещеру или нет — никому нет дела. Нигде ничего не фиксируют, хотя, по сути, это же географическое открытие.

Закончив фразу, Володя начинает петь:

– Вече-еер спрятался за крышуу, в тишине звучат шаги, может, ты меня услышии-ишь...

Ровно в шесть часов вечера мы лезем в пещеру под песню Юрия Визбора в исполнении спелеолога. Фотограф Ваня исчезает под землей, успев сделать мне страшные глаза, — бардов он не любит.

Я толкаю перед собой рюкзак и лезу тоже. Мы протискиваемся по узкой каменной щели друг за другом, ползем вниз, карабкаемся вверх и снова еле-еле пролезаем куда-то. Ощущения такие, словно при выключенном свете ползешь под длинной чередой диванов и кроватей, причем пол в этой комнате то поднимается вверх на 60 градусов, то критически кренится вниз. Ну а потом вдруг, бам — выпадаем в небольшую пещеру.

– Нет, тут неуютно будет. Дальше давайте, — комментирует Володя, ложится на живот и исчезает в очередной дыре. Проползав еще минут двадцать, мы оказываемся в месте, которое полностью удовлетворяет нашего коллегу: пространство сто на сто метров, высота потолка — около пяти.

Знакомься, это грот «Холодный» пещеры «Голубинская-1» (туристы прозвали ее «Певческая эстрада»!). Тут нет никаких сталактитов и сталагмитов; сверху нависают здоровенные каменные глыбы, стены кривые, словно их грызли огромные мыши. Тут и там выпирают куски породы, похожие на заготовки ленивого скульптора: вот он пытался выдолбить в желтоватом камне огромные головы неизвестных существ, но бросил занятие на полпути. Пол залит водой, ручей делит грот ровно на две части: на одном берегу относительно ровное пространство, на другом свалены в кучу с десяток камней высотой по пояс каждый.

Чертыхаясь и подсвечивая друг другу фонариками, выбираем наиболее сухой пятачок между стеной и ручьем, ставим палатку. Потом зажигаем с десяток свечей и пытаемся фотографировать. Голос Володи отражается от стен:

– Самый свежий план «Голубинской» составили еще в августе 1980-го. Согласно той карте пещера тянется на 300 метров в длину, а наш грот расположился в сотне метров от входа, где-то на глубине 11 метров. Ничего ледяного в «Холодном» гроте, да и во всей пещере, нет: круглый год здесь держится +2 градуса.

Воздух в пещере пропитан влагой и холодом, но запахов тут нет. Потому что нет жизни. В 2000 году в «Голубинской-1» обнаружили лягушек, которые каким-то образом адаптировались к жизни в кромешной темноте — впрочем, мы этих героических земноводных не встретили. Периодически здесь находят рачков-бокоплавов, которых, очевидно, воды заносят откуда-то с поверхности. Вот, собственно, и всё.

– Туристов сюда тоже периодически заносит, точнее, я их сам привожу — без ночевок, конечно. Последний раз я ночевал в пещерах лет двадцать назад: мы ползали неделю, изучали и на поверхность не поднимались. Тут, конечно, забываешь, какой сегодня день недели, — рассказывает Володя.

– Да у меня и наверху такое бывает: работаешь-работаешь и забываешь, какой день недели. А потом — раз — и уже осень, лето прошло, а с детьми так в поход и не сходил, хотя обещал...

Для экономии мы выключили фонарики, и от Ивана в пещере остался только голос. Вскоре мы устраиваем скромный ужин: лучи фонарей пляшут на тушенке и бородинском хлебе.

Не зная броду

Каких-либо специальных законов, запрещающих самостоятельный доступ в пещеры, в России нет. Но мы не советуем тебе самостоятельно отправляться в поход по подземным дворцам. Входы в пещеры могут находиться на особо охраняемых территориях (в нашем случае это Пинежский заповедник, для проникновения в который требуется специальное разрешение). И как минимум эти входы разбросаны по тайге, а заблудиться в лесу очень просто.

Ну а самое главное — ты можешь потеряться в самих пещерах. МН умнее, мы воспользовались слугами гида-спелеолога Владимира Титова (туркомпания «Ветер перемен», vptour.ru), который знает Пинежский район и его «начинку» как свои пять пальцев.

Комментарии

11
Alexsvstnv
25 мая 2016 15:07

В крыму классные пищеры есть! На горе Ай-Петри, красная пещера и мраморная. Одно удовольствие походить там. Советую)))

Никита
14 февраля 2016 20:17

Я раньше постоянно ходил в пещеры, очень интересно в них: сталактиты и сталагмиты, колодцы заполненные ледяной водой, огромные залы, а также наскальные рисунки (это уже относится к пещере Шульган-таш)

Максим
03 февраля 2016 9:42

Все мы вышли из пещер. И не удивительно, что нас туда тянет вернуться, хотя бы ненадолго. Красиво интересно а с хорошим гидом и познавательно.

Добавить комментарий
Показать ещё