Операция века: на что готов человек ради обретения нового тела

Мозг Валерия Спиридонова работает прекрасно, а вот все остальное у него умирает. Единственный его шанс на долгую и счастливую жизнь — первая в мире операция по пересадке головы на другое тело, о чем в прошлом году шумели все средства массовой информации. Научное сообщество не верит в благополучный исход дела, а вот самому Валерию верить больше и не во что. Пересадка должна случиться в 2017-м.
Фото 1 - Операция века: на что готов человек ради обретения нового тела

Он на удивление обычен и скромен для человека, который добровольно согласился, чтобы ему отрезали голову. Холодные голубые глаза (от отца), правильные черты лица, бородка. Какие бы страх или страсть ни таились у него внутри, это никак не отражается на его лице.

О рукопожатии сказать нечего — его руки как тонкие веточки. Это из-за болезни. Она пожирала мышцы, пока не остались лишь кожа да кости. Без мышц тело человека как бы схлопывается внутрь. Позвоночник выгибается назад, голова вжимается в плечи. Валерий улыбается. Ему 31 год. Он, вероятно, должен был умереть лет десять тому назад. Почему он все еще жив — загадка. «Я закурю?» — спрашивает он, поднося к губам сигарету. Я намекаю, что это не самая полезная привычка для его-то легких. В ответ он поднимает бровь: «У меня все равно будут новые».

Валерий Спиридонов — программист из Владимира. Все, что выше шеи, выглядит у него абсолютно нормально. Но у него болезнь Верднига-Гоффмана, редкая форма мышечной атрофии, которая поражает все мышцы ниже головы. Прогноз неутешительный. Он знает, что умрет, и знает, как это произойдет. В обозримом будущем наступит момент, когда откажет диафрагма, а потом, когда он подхватит какую-нибудь инфекцию (как это обычно случается в больницах), он не сможет кашлять, и его легкие заполнятся жидкостью. Чахлое тело подергается. Мозг отключится из-за нехватки кислорода.

Вот так. Он свыкся с судьбой, надел маску спокойного человека и ждет худшего. Но это тяжело. Какая-то его часть не может не надеяться.

И тут как по волшебству появляется Серджио Канаверо. Несколько лет назад итальянский нейрохирург озвучил идею пересадки головы человека на другое тело. Валерий услышал об этом в новостях и отправил Канаверо короткое сообщение по электронной почте: «Готов участвовать». И вскоре Канаверо сообщил, что Валерий будет прооперирован первым и что операция пройдет в следующем, 2017 году.

Ни для кого не секрет: высока вероятность того, что Валерий умрет прямо на операционном столе. Даже сам Канаверо не спорит, что перед ним стоят огромные технические и прочие сложности. Нужно справиться с аутоиммунной реакцией. Быстро восстановить приток крови, чтобы не погиб мозг. И самое невообразимое — сшить спинной мозг.

Но есть и шаткая причина надеяться на лучшее — такую операцию уже проводили на животных. С определенным успехом. Еще в 1970-х группа ученых Университета Кейс Вестерн Резерв во главе с нейрохирургом Робертом Уайтом успешно пересадила голову одной макаки на тело другой. Животное пережило 18-часовую операцию и даже попыталось укусить ассистента, но умерло через девять дней. В 90-х Уайт планировал провести операцию на человеке, а в качестве предполагаемого пациента фигурировал сам Стивен Хокинг, но тогда, как говорится, не срослось.

С тех пор в трансплантологии случилось много достижений. В 98-м впервые была проведена пересадка одной руки. Потом успешно пересадили обе руки. В 2011-м хирурги пришили мужчине полностью новое лицо. И все же многие ученые считают пересадку головы прыжком через ступеньку. Другие задаются этическим вопросом: как оправдать использование тела донора для спасения одной жизни, когда органы из этого тела могли бы спасти восьмерых? И еще один момент: какие невиданные формы психозов поджидают человека, проснувшегося с другим телом?

В медицинских кругах к инициативе Канаверо относятся в основном скептически. «Это безумие. Даже лучший хирург не сможет правильно соединить головной мозг со спинным», — уверяет Биньхай Чжэн, исследователь в области регенерации нервных клеток из Калифорнийского университета в Сан-Диего.

«Это бред, — вторит ему невролог из Университета Кейс Вестерн Резер­в Джерри Силвер. — Такое еще никому не удавалось. Канаверо должен сначала провести успешные опыты на животных». «Наиболее вероятный результат — это психически или физически неполноценный либо просто мертвый пациент, — говорит заведующий кафедрой биоэтики Нью-Йоркского университета Артур Каплан. — Присоединив новый мозг к чьей-то старой нервной системе, мы почти наверняка получим психически ущербного, погибающего человека».

Все революционные идеи поначалу звучат безумно, не правда ли? А потом общество привыкает — и к пересадке сердца, и к оплодотворению в пробирке. Ты вряд ли можешь представить, сколько критики выпало на долю Кристиана Барнарда, впервые пересадившего сердце в 1967 году. А теперь ежегодно выполняется порядка 3500 таких операций.

«История науки — это история превращения невозможного в возможное», — любит говорить Серджио Канаверо. Впрочем, медицина — особая наука. Она довольно консервативна и не любит рисковать. Ну а кто любит? Человечество дожило до сегодняшнего дня благодаря тому, что избегало всего, что могло его погубить. Медленное угасание намного привлекательнее риска преждевременной смерти, не так ли? С точки зрения Валерия — не так. Риск — его единственная надежда.

Комментарии

10
Anru
06 августа 2016 16:06

Дай Бог, что бы все получилось.

GROG
03 августа 2016 22:39

жалко парня...........
ещё лет 300 до головы профессора Доуэля.....

Сархан
03 августа 2016 19:26

один из умнейших людей за всю историю Стивен Хокинг , не решился на эту операцию, хотя ему наверняка бы не отказали, это наводит на очень слабую вероятность успеха

Добавить комментарий
Показать ещё
На нашем сайте используются файлы cookie. Если вы не хотите, чтобы мы использовали cookie-файлы, вы можете изменить настройки своего браузера, или не использовать наш сайт. Продолжая пользоваться сайтом, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.