Наука побеждать: героизм «следопытов» сухопутных войск ВС Великобритании

Вас шестеро против двух тысяч солдат противника. Вы в ста километрах от своих. Ты-то прорвешься?
Фото 1 - Наука побеждать: героизм «следопытов» сухопутных войск ВС Великобритании

Минобороны Великобритании разрешило обнародовать правду об одном из самых жестоких эпизодов войны в Ираке. MH допросил капитана Дэвида Блейкли, командира отряда «следопытов» (Pathfinders) 16-й воздушно-штурмовой бригады ВС Великобритании, участвовавшего в провалившейся спецоперации 23 марта 2003 года и сумевшего вернуться назад.

Днем перед началом операции мы стараемся не отсвечивать. Наши внедорожники, ощетинившиеся дулами станковых пулеметов, хорошо укрыты от посторонних глаз. Для противника мы — призраки, которые охотятся под покровом ночи. Вечереет, я смахиваю толстый слой пыли с моего пулемета MG42, мы выезжаем на задание.

Ирак, март 2003 года, неразбериха первых дней войны. Боевые действия ведутся уже 3 суток, войска коалиции, продвигаясь с юга в глубь страны, встретили серьезное сопротивление в районе города Эн-Насирия и увязли в боях. Но начальнику отряда «следопытов» (его позывные — «Хаос Три Ноль») все равно, где проходит линия фронта. Они привыкли работать в глубоком тылу противника. Шестеро спецназовцев и трое военных инженеров (последние в случае столкновения с противником, скорее, живой груз, чем подмога) на трех бронированных внедорожниках мчатся в глубь вражеской территории выполнять задание, которое может радикально изменить течение войны.

В британских ВС служит всего несколько десятков «следопытов», это лучшие из лучших среди лучших. Суровый процесс отбора и обучения в этом подразделении печально известен всему миру. Никто не считал, сколько британских десантников провалили курс по подготовке «следопытов» в ходе убийственных брос­ков по хребтам Брекон Биконс в Уэльсе, или когда их учили терпеть пытки, или при испытании на себе экстремальных техник выживания воинов африканского племени масаи. Но зато известно, что иногда курсанты от этих нагрузок просто умирают.

Те, кто выжил и все-таки стал «следопытом», находятся в отличной физической форме. Но ты не поверишь, как одновременно мало и много им надо, чтобы ее добиться. Тренировки «следопытов», с одной стороны, примитивны, для них не требуется никакого оборудования или специальной экипировки. Зато они отличаются интенсивностью и акцентом на развитие функциональных способностей. Например, бойцы используют бойцов в качестве штанги. Такие упражнения можно выполнять где угодно, и они помогают «следопытам» отрабатывать переноску на себе раненого товарища. «Нас специально готовят к ситуациям, когда экстренная эвакуация раненых с помощью авиации невозможна. Считается, мы такие крутые, что можем справиться с чем угодно самостоятельно. Нам приходилось сталкиваться с отказом в авиаподдержке в Афганистане, и в этот раз в Ираке нам тоже пришлось выпутываться самостоятельно», — рассказывает Блейкли.

Мы двигаемся по дороге на север мимо Эн-Насирии к расположенному в 100 км от города аэродрому. Задание: выставить ориентиры для высадки десанта, затем убраться оттуда. По данным МИ-6, в окрестностях аэродрома должно быть не больше иракских регулярных войск, чем в Сент-Джеймском парке. И это самое красивое мес­то, в которое меня когда-либо заносило. Где-то здесь был расположен тот самый Райский сад... Мы подъезжаем к нашей цели и тут же понимаем — что-то не так. Слишком много активности. Всюду вооруженные патрули, по территории снуют джипы, солдаты разгружают грузовики с оружием... Похоже, мы приехали в самое сердце иракского сопротивления. Слава богу, темно, и наши лица закрыты платками-арафатками. Но этой маскировки хватает ненадолго. Нас спалил усатый, бровастый и, видимо, глазас­тый иракский военнослужащий. Настал тот момент, когда надо показать все, чему нас учили, иначе живьем отсюда ноги не унести.

В Блейкли 94 кг, он сложен как Аполлон (вон он, на фото сверху), поджарый и мускулистый, настоящий универсальный солдат. Но он говорит, что важнее не тело, а дух. «Все рождаются физически примерно одинаковыми, — говорит он. — Мы отличаемся друг от друга только характером. Человек может сам ограничить свой потенциал, а может сделать свои возможности безграничными. В следопыте главное — неспособность сдаться. Мы не замечаем границ». По большому счету, тогда в Ираке их спасло именно это, а не мышцы или пулеметы.

Сорвавшись с места, мы уходим под градом пуль в тот единственный просвет в толпе врагов, который увидели, — похоже, это направление на запад. Чуть оторвавшись от погони, съезжаем в кусты на обочине и гасим огни. Мимо нас проносятся два десятка армейских джипов, набитых преданными Саддаму смертниками-фидайинами. Пока они не поняли, что впереди нас нет, есть несколько минут, чтобы решить, куда двигаться. На запад? Мы только углубимся во вражескую территорию. На юг? Там наступают американцы, настоящая мясорубка, лучше не соваться... Мы устремляемся на север, но скоро дорогу перерезает глубоким каналом, который на машинах не преодолеть. Единственный мост в округе охраняется, пешком мы далеко не уйдем. «Хаос Три Ноль, в поддержке с воздуха отказано», — командование предало нас. Мы в ловушке в тылу врага. Моя стратегическая оценка ситуации: мы в полной заднице. В такой ситуации звания ничего не значат. Побеждает лучшая идея. У моего подчиненного есть план. Мы двинемся на восток, откуда приехали, прорвемся сквозь растревоженное осиное гнездо и уйдем к своим. Металл щелкает о металл — «следопыты» методично заряжают все оружие, которое у них есть. Пора ехать. Я возбуж­ден и собран, готов к рывку, который нас либо погубит, либо сделает героями.

Комментарии

35
сергей
12 сентября 2016 21:05

Что-то есть интересного в словах следопыта, но очень мало.........

Дмитрий
20 февраля 2015 9:21

Бравые парни, что ещё сказать! Хотя, уверен, наш спецназ нисколько не хуже, может, только в снаряжении немного проигрывает...
Дыхательная гимнастика для концентрации интересная и, что хорошо, вообще несложная

Алексей
06 августа 2014 6:10

Следопыты-очень полезные люди.не многие ими становятся.

Добавить комментарий
Показать ещё