Эксперимент МН: ищем клад по всем правилам

Редактор MH Антон Зоркин вооружился металлоискателем и отправился в подмосковную деревню Сивково, чтобы найти в местном водоеме клад.
Фото 1 - Эксперимент МН: ищем клад по всем правилам

Отправляемся к пруду. Артем достает из машины оборудование: дорогой подводный металлоискатель, гидрокостюм, баллон с кислородом. Я гляжу на мутную воду. По поверхности скользит водомерка. Мне кажется, если бы она немного соображала, то начертила бы на воде слово «неудачники».

Но Артем не унывает: «В нашем деле главное — процесс. Когда точной информации о кладе нет — а ее нет почти никогда, — нужно рассчитывать на удачу. А еще на то, что тебе в любом случае что-то подвернется. У меня так друг саблю нашел — в озере около своей дачи, случайно. Под землей за много веков накопилась куча всего. Ты давай, по берегу пройдись на всякий случай. А я нырну».

Я натягиваю длинные рыбацкие сапоги, беру металлоискател­ь и отправляюсь в камыши. Николай приземляется на пригорке, достает бутылку «Праздничной» и семь бутербродов с сыром, которые приготовила жена Люба. Откуда-то вылезает бело-серая собака и усаживается наблюдать.

Полчаса я вожу металлоискателем по берегу. Устройство издает звуки. По звукам и по цифрам, мелькающим на экране, опытный кладоискатель может определить, какой именно металл скрывается под землей. Если сигнал звонкий, а бортовой компьютер выдает 40, то ты, вероятно, обнаружил серебро. Если же видишь -7, очевидно, это всего лишь ржавый гвоздь. Впрочем, есть куча нюансов — на показания детектора влияют, к примеру, помехи или то, в каком положении в земле находится предмет. Пройти мимо серебряного подноса или, наоборот, триумфально обнаружить ржавый кусок бампера для неопытного кладоискателя проще простого.

Работа охотника за сокровищами оказывается довольно унылым занятием. Вот что я делаю: хожу по берегу, выдираю сапоги из грязи. Они, чмокая, выскакивают из глины. Вспоминаю детский сад: когда воспитательница целовала меня, это звучало похоже. От Артема идут пузырьки. Иногда он всплывает на поверхность, вытаскивает регулятор изо рта и отчаянно ругает водоросли, так, словно они убили его детей. Николай с берега дает общие указания: «Оборудование берегите!»

И тут мой металлоискатель вдруг издает пронзительный звук. На мониторе аж 47, место — песчаный бугорок, похожий на голову скромного офисного клерка, если на него смотреть сверху. В моих мыслях карлик в зеленом камзоле прокручивает кино: Зоркин находит клад помещика, отправляет торжествующие смс друзьям, родителям, девушке. Мне представляются грязные, но хорошо сохранившиеся золотые монеты, много монет. Хватаю лопату, начинаю долбить землю.

«Нашел чего, Тоныч?» — кричит с пригорка Николай. Я копаю. Поднимаю глаза на пруд — он уже не кажется скучным. Вода, это очевидно, скрывает загадки, много загадок. Еще мгновение, и лопата натыкается на что-то твердое... А еще через секунду я понимаю, что это, конечно, не клад, а моток алюминиевой проволоки. Так и нахожу себя в реальности — вымазавшимся в грязи, стоящим на коленях перед замызганным обрывком металла.

Артем выбирается на берег: «У меня тоже так бывает. Ходишь вроде вяло, скучно — а потом такой азарт охватывает, адреналин! Иногда бывает прям как в армии, когда с дедами рубились. Однажды я час раскапывал чугунный утюг, он ушел в поч­ву на метр. В какой-то момент мне казалось, что это здоровенный сундук». Сам Артем нашел в пруду молоток, а еще — блеклый кусок керамической плитки. Увидев обломок, Николай Павлович оживляется: «Наш помещик приказал на дне пруда выложить изображение жар-птицы. У меня такие же куски находил отец, когда купался».

Врата клада

Идеальная рабочая площадка для кладоискателя, не желающего нарушать закон, — это место, где раньше (лет эдак двести назад) стояла крупная деревня, а теперь нет ничего. Начинать прощупывание почвы в бывшей деревне следует с мест, где когда-то стояли трактиры, церкви или проходили оживленные дороги, — там выше вероятность найти ценные вещи. Самые частые находки — кем-то потерянные мелкие предметы быта (крестики, нательные иконки, замки, ювелирные украшения), нередко обнаруживаются и разрозненные монеты XIX–XX века. Так как законопослушным копателям трудно озолотиться на поисках сокровищ, для большинства из них прогулки по полям с металлоискателем — скорее, хобби.

К примеру, летом 2013 года редактор МН побывал на слете кладоискателей в Подмосковье. В соревнованиях по поиску предметов участвовали подполковник ВМФ, переводчица с японского на четвертом месяце беременности, дизайнер муниципальной газеты, врач-терапевт и т.д. «В продаже металлоискатели появились лет десять назад, и это занятие быстро набрало популярность. Люди, которые годами безвылазно сидели на своих восьми сот­ках, стали читать книги по истории, интересоваться историей своего района...» — комментирует Ольга Кузнецова, главный редактор кладоискательского журнала «Деньга».

Комментарии

128
сергей
02 мая 2016 8:36

С картой Шуберта как-то столкнулся - особо пользы не принесла - названия даже исчезнувших населённых пунктов мало о чём говорит ( что за постройки были, какого назначения, кол-во жителей). Старинные архивы не везде сохранились, а где сохранились - не факт что дадут их листать местные ксендзы или попы ( именно там информации кладезь). Обыкновенное наложение карты на современную тоже не особо ээфективно. Старые названия и информация от аборигенов больше даёт. В идеале конечно спутниковые карты местности в подробностях

Совуня
02 января 2016 13:49

Не думаю, что человек найдя, что либо стоящее побежит сдавать это в полицию. В 60-х 80-х года возможно.

Anders_82
10 августа 2015 13:50

Интересное занятие которое может привести к очень нехорошим последствиям. Ведь существуют черные копатели и их банды, залезешь на их территорию и хана.

Добавить комментарий
Показать ещё