Царь морской: 47 дней на крейсере-авианосце «Адмирал Кузнецов»

Как устроена жизнь на самом большом и известном военном корабле России, рассказывает ведущий телеканала «Т24» и автор фильма «Андреевский флаг» Алексей Громыко — он провел полтора месяца на борту единственного российского авианосца во время его похода в Сирию.
Царь морской: 47 дней на крейсере-авианосце «Адмирал Кузнецов»
Распорядок дня
  • 07:00 Подъем
  • 07:02 Информация от вахтенного офицера (где проходит корабль, поздравления и т.д.)
  • 07:05 Физкультура
  • 07:20 Гигиена
  • 07:30 Завтрак
  • 08:00 Малая приборка
  • 08:30 Осмотр оружия и технических средств
  • 09:00 Развод на работу/учения/боевую работу/подготовку
  • 11:30 Малая приборка
  • 12:00 Обед
  • 13:00 Развод на работу/учения/боевую работу/подготовку
  • 17:00 Развод суточного наряда
  • 17:30 Малая приборка
  • 18:00 Ужин
  • 19:00 Личное время
  • 20:30 Вечерний чай
  • 21:30 Заключительная приборка
  • 22:00 Отбой
1-й день похода

Североморск

Представь себе огромный космический корабль, какими их описывают в фантастических романах. Вот таким и предстал передо мной тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов», когда нас со съемочной группой на быстроходных моторных лодках везли к нему по гавани Североморска (сам корабль из-за своих чудовищных размеров (длина 306,4 метра, ширина 71,9 метра, высота 64,5 метра) не мог подойти к пирсу и грозно возвышался на фоне темной воды.

До этого мне уже доводилось ходить на самых разных военных кораблях, включая другого флагмана ВМФ — тяжелый ракетный крейсер «Петр Великий», но ни один из них не производил такого сильного впечатления.

В «Кузнецове» как-то соединилось все и сразу: похожий на военный городок со своим аэродромом и множеством разных боевых частей, он словно одновременно существовал в двух стихиях — в небе и на море.

На борту нас встретили офицеры, которые показали наши каюты и озвучили распорядок дня, в котором, что приятно, оказалось целых четыре приема пищи (должен признаться, я в своей гражданской жизни питаюсь хуже).

2-й день похода

Баренцево море

Поначалу мы предпочитали передвигаться по судну только со знакомыми моряками, ходя за ними, как утята за мамой, — на «Адмирале Кузнецове» семь палуб и около двадцати километров коридоров. Все, что я знал точно, — это то, что моя каюта находится прямо под полетной палубой, с которой взлетают и на которую приземляются истребители, и прямо над ангаром, в котором они стоят.

В этот ангар мы попали уже на второй день, и это было еще одно сильнейшее впечатление: гигантский гараж, завешанный сверху огнеупорными асбестовыми шторами, в котором стоят десятки боевых самолетов и вертолетов.

Так как сами МиГ и Су передвигаться тут не могут, по ангару их перевозят небольшие буксиры, а для разворотов используется специальный вращающийся круг. Полное ощущение, что ты в аэропорту, только этот аэропорт спрятан внутри корабля, на всех парах идущего через бескрайнее море.

Фото 1 - Царь морской: 47 дней на крейсере-авианосце «Адмирал Кузнецов»
3-й день похода

Норвежское море

Мы прошли место гибели российской подлодки, в память об экипаже которой сбросили на воду венок. Крохотный с борта авианосца, он быстро затерялся в волнах, а на палубе начались полеты, отчего весь корабль наполнился низким гулом: звук такой, будто к металлическому корпусу подключили сабвуфер, но, конечно, взлет истребителя — это то, что лучше один раз видеть, чем сто раз услышать.

На полетную палубу самолеты (в авиакрыло авианосца входят МиГ-29К и Су-33) поднимаются на огромном лифте, после чего их транспортируют на специальные места, размеченные краской, как на автомобильной парковке. Там летчик ждет сигнала, после которого занимает одну из трех стартовых позиций и упирается своим шасси в две металлические плиты — удерживающее устройство. Теперь можно включать двигатель и выводить его в режим форсажа — самолет все равно никуда не двинется.

Чтобы никуда не делось и все то, что находится за ним, сзади поднимается газоотбойный щиток, предохраняющий палубу и всех, кто на ней, от пламени реактивного двигателя. Конечное решение о моменте старта принимает сам пилот: когда он уверен, что машина готова к полету, он дважды машет рукой от головы вперед, после чего плиты удерживающего устройства падают (на это уходит 0,2 секунды), и истребитель, на какое-то мгновение зависнув после трамплина, уходит в небо.

Посадка — еще более сложный элемент. Летчику нужно попасть на площадку 6 на 36 метров и зацепиться специальным крюком — гаком — за трос аэрофинишера, который за 1-2 секунды остановит многотонную машину. Чтобы довести этот маневр до автоматизма, пилоты многократно репетировали, проходя над палубой на низкой высоте.

Мне удалось понаблюдать за этими маневрами с центрального командного пункта — аналога гражданского капитанского мостика, где круглосуточно дежурят 20–30 офицеров от разных боевых частей. Это единственное место, где реально видно, как авианосец поворачивает, с палуб маневры заметить практически невозможно.

6-й день похода

Северное море

Наконец-то мы более-менее начали ориентироваться на борту и обнаружили, что кают-компаний на корабле несколько, но ими досуг почти двух тысяч человек экипажа не ограничивается. На крейсере есть и баня, и бассейн, и кинотеатр, и столы для настольного тенниса, и библиотека, и спортзал, ничем не уступающий тем, которые можно увидеть на страницах Men’s Health, — с современными тренажерами и рамами для жимов и тяг. Разница только в том, что в сильный шторм надо выбирать упражнения таким образом, чтобы из-за качки не получить травму, хотя корабельные тренеры, наоборот, считают, что такие тренировки даже более полезны, ведь они — как занятия на нестабильных платформах.

Фото 2 - Царь морской: 47 дней на крейсере-авианосце «Адмирал Кузнецов»
8-й день похода

Кельтское море

Я увидел радугу с самой высокой точки «Адмирала Кузнецова» — клотика. Добираться туда приходится долго: ты бесконечно идешь по коридорам и поднимаешься по лестницам, которые становятся все уже и уже, пока в конце концов ты не оказываешься у вертикально уходящих вверх ступеней, ведущих к небольшой площадке на высоте более 60 метров от ватерлинии. Это как оказаться на крыше высотки, стоящей посредине моря и продуваемой страшными ветрами, — впечатление на всю жизнь и вид, который невозможно забыть.

У моряков есть шутка: вновь прибывших и тех, кто не знаком с морским сленгом, они отправляют на клотик попить чая со шпангоутами, и пока человек разберется, что это и где, успевает изрядно повеселить народ. Шпангоуты, кстати, — это ребра парусных кораблей, делившие суда на отсеки, и хотя на современных судах их уже нет, в морской терминологии они все равно используются.

10-й день похода

Бискайский залив

В первый шторм мы попали в Бискайском заливе. Надо понимать, что на корабле с водоизмещением около 58 000 тонн качка ощущается очень слабо, и на волны, бушующие вокруг, ты смотришь, будто это происходит не с тобой.

С борта «Адмирала Кузнецова» видно, что другие корабли качает и мотает, как на американских горках, но мы при этом продолжаем идти ровно, практически как ни в чем не бывало. Только в самом носу авианосца, где находится швартовочное устройство, можно почувствовать, что море неспокойное, но все равно это совсем не так, как на меньших судах, где в такое волнение сложно устоять на ногах, а посуда летает со столов.

Комментарии

3
Виктор
08 мая 2017 17:51

сходили...подымили...морской воды в графинчике хлебанули..в хоккей поиграли..2 самолета утопили а теперь отдохнуть надо..в ремонт!

GROG
01 мая 2017 18:31

Скоро эту дымящую чудо лодку поставят на длительный ремонт,там и порежут через пару-тройку лет.
Изначально конструировался под другие типы самолётов,так что реконструкция не поможет,если только денег украсть...........

Алексей
29 апреля 2017 16:49

Запоздалая статья. Уже давно все посмотрели и прочитали.

Добавить комментарий
Показать ещё
На нашем сайте используются файлы cookie. Если вы не хотите, чтобы мы использовали cookie-файлы, вы можете изменить настройки своего браузера, или не использовать наш сайт. Продолжая пользоваться сайтом, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.