Коленный вал

По-хорошему, надо бы оперировать.

Дмитрий Демиденко отвечает у нас за рубрику “Бюллетень”. Все-то он знает, обо всем слышал. А тут вдруг вышла у него из строя важная часть тела. И пришлось ему обращаться к врачам. Поскольку Дмитрий — человек эрудированный, он не стал держать в секрете свой драгоценный опыт, а выплеснул его на бумагу. Это выплеснутое мы и публикуем.




Я люблю баскетбол. И ему я тоже, кажется, небезразличен. Результатом наших обоюдных отношений стал визит к травматологу по поводу опухшего колена, а также неестественно раздутого и адски ноющего сустава.
— Да, да, явное повреждение внутреннего мениска, — щупая мою коленку, подтвердил врач. — Много жидкости в суставной сумке. По-хорошему, надо бы оперировать. Это на месяц в больницу. Вскроем коленку и вырежем поврежденный мениск, чтобы не мешал. Потом еще месяц на восстановление.
— Вам, хирургам, только бы резать! — крикнул я. То есть хотел крикнуть, но вместо этого робко спросил: — А можно как-нибудь…
— Можно и без операции, — понял меня доктор, оказавшийся вовсе не таким уж кровожадным. — Сейчас откачаем скопившуюся в суставе жидкость. Наложим гипс. Недельки через три снимем, и он уже сможет кое-как двигаться. Но учтите… — голос у врача вдруг стал торжественным, как у феи, обещавшей, что в полночь мое колено превратится в тыкву. — Серьезные физические нагрузки исключены, да и с нормальной жизнедеятельностью возможны проблемы. Периодически, например, при спуске по лестницам, будут случаться так называемые блокады сустава: резкая боль и невозможность согнуть и разогнуть колено. И так будет продолжаться, пока вы все-таки не найдете время сделать операцию. Впрочем, если вы не собираетесь связывать свою жизнь с большим спортом, то это можно пережить.

* * * * *
Я не собирался связывать свою жизнь ни с кем, кроме любимой девушки, но именно она убедила меня повторно обратиться к врачу, поскольку наша личная жизнь стала давать сбои. Трудно, знаете, предаваться необузданным ласкам, когда только и думаешь: “Господи, как бы ножку-то не повредить!” Короче говоря, я снова оказался в кабинете травматолога. Другого — молодого, компетентного и чертовски циничного. Выслушав предысторию, он пожонглировал моей ногой, посгибал сустав во всех возможных плоскостях и весело сказал:
— Вот уже 12 лет вы превращаете свою коленку в хлам. Надо оперировать.
— А как же два вырванных из жизни месяца? — спросил я. — Я же в офисе работаю, на зарплате…
— Какие два месяца, уважаемый? У вас чрезвычайно устаревшая информация. В наше прогрессивное время госпитализация отнимет максимум
3-4 дня. А через 1,5-2 месяца после операции вы уже сможете нагружать свое колено по полной программе.
От его слов веяло заразительным оптимизмом. Я тут же поинтересовался подробностями.
— Операция называется “артро­скопическая резекция” и проводится без вскрытия сустава, — объяснил хирург. — Вам сделают два небольших надреза, через один мы введем артро­скоп — оптический прибор, связанный с видеокамерой. На экране монитора я буду видеть внутреннюю часть сустава. Через второй надрез мы введем специальную хирургическую фрезу: и ею ваш поврежденный мениск благополучно оттяпаем. Целиком или частично — это будет зависеть от степени его повреждения. На следующий день после операции вы уже сможете ходить. А предстоящей зимой — даже кататься на горных лыжах.
В этом докторе погиб хороший маркетолог. Под влиянием услышанного мне захотелось лечь на операционный стол прямо сейчас.

* * * * *
Аппарат МРТ занимал аж две комнаты. В первой из них сиротливо гнездился одинокий компьютер. Во второй находился сам томограф (это не человек, а машина). На всякий случай я снял с себя практически все, что могло сниматься, чем немало смутил молоденькую медсестру. К тому же в помещении с томографом специально поддерживается весьма низкая температура, а само обследование длится более получаса, которые нужно к тому же пролежать неподвижно. Если бы не медсестра, которая, преодолев смущение, набросила на меня простыню, я бы, пожалуй, заработал какое-нибудь ОРЗ, а то и что похуже.
Пока томограф монотонно жужжал, анализируя мою коленку во всех доступных ракурсах, проводивший обследование врач, глядя на экран монитора, тихонько цокал языком и тревожно покачивал головой. С каждой минутой громкость цоканья и амплитуда кивания увеличивались. К окончанию процедуры мне уже стало казаться, что по итогам обследования отправят меня вовсе не на артроскопическую резекцию мениска, а в лучшем случае на ампутацию.
Тем не менее результат оказался весьма утешительным. Томограмма подтвердила разрыв мениска и показала незначительное повреждение крестообразных связок, не требующее их сшивания. Убедившись, что умная машина соглашается с данными его осмотра, хирург удовлетворенно хмыкнул и назначил дату операции.

* * * * *
Даже самая современная и самая артроскопическая операция требует старинной дедовской подготовки. Пришлось сдать кучу анализов. Дотошных врачей интересовало все — от уровня гемоглобина до антител на ВИЧ. После этого у меня сняли кардиограмму и долго щупали лимфоузлы. Все эти мероприятия осуществлялись в обычном рабочем режиме, “без отрыва от производства” — я просто время от времени приходил в клинику. Госпитализировали меня буквально за день до операции. Тогда же началось самое интересное.
— Берите, молодой человек, туалетную бумагу и пойдемте со мной в процедурную, — заглянула в палату медсестра.
Я только-только удобно расположился на койке, включил ноутбук и загрузил Heroes, потому необходимость куда-то тащиться меня возмутила.
— Это еще зачем?
— Как зачем? Будем ставить вам клизму!
Медсестра была довольно симпатичная, и мениск не болел, но вот клизма как-то не входила в круг моих эротических предпочтений. К тому же я человек-однолюб, верный, неветреный. А тут — клизма! С наконечником!
— Простите, но мне вроде не аппендикс оперировать будут. Может, без клизмы как-нибудь?
Медсестра смерила меня уничтожающим взглядом, и я понял, что такое клятва Гиппократа. Процедура прошла легко и быстро. Правда, на этом мои злоключения не закончились. Завершив промывание, медсестра критически осмотрела мои ноги:
— Необходимо побрить! 20 сантиметров вверх и вниз от коленки. Можете начинать прямо сейчас, пока я не закрыла процедурную.




* * * * *

Утро было солнечным и ярким. За мной приехали в девять. Прежде чем переложить меня на каталку, медсестра любезно предложила мне “взрослый” подгузник.
— Вам будут делать спинномозговой наркоз, — пояснила она. — При его использовании пациент не чувствует ничего ниже пояса и, соответственно, не контролирует никакие процессы, там происходящие. Потому во время операции возможны всяческие сюрпризы. От глобальных катастроф мы защитились, промыв вам кишечник. Он неприятностей поменьше вас должен спасти подгузник.
Все части паззла становились на свои места. Неприятная процедура, оказывается, была очень нужной и своевременной. Я с радостью нацепил подгузник, после чего улегся на каталку и меня весело, с гиканьем и улюлюканьем, покатили в операционную.
На стол я был водружен в позе распятого Христа. На раскинутые руки вместо гвоздей ловкие медсестры мигом нацепили кучу каких-то датчиков. После этого на первый план выдвинулся анестезиолог.
— Повернитесь на бок и свернитесь калачиком! — скомандовал он. Я послушно повиновался.
Укол в позвоночник был практически безболезненным. Последовавшие за ним ощущения — весьма своеобразными. Онемение начало медленно ползти вниз по телу, от места укола к ногам. В первую очередь онемел пах. Та самая зона глубокого бикини.
— Скажите, доктор, — дрожащим голосом поинтересовался я. — А у вас не было в практике случаев, чтобы этот хитрый наркоз потом не отпускал, полностью или частично? А то мне что-то онемение в области бикини совсем не нравится.
— Таких случаев у меня не было! — железным голосом сказал анестезиолог и, кажется, обиделся.
Через несколько минут онемение достигло кончиков пальцев ног. Откуда-то из глубины операционной материализовался хирург.
— Ну-с, приступим, — сообщил он. И, собственно, приступил. Предусмотрительно подвешенная на уровне моего пояса простыня мешала увидеть, где именно.
— Ну все, мы внутри сустава, — говорит старшая медсестра. — Вон, посмотрите на мониторе.
Я посмотрел. На экране мелькали какие-то тени, напоминавшие отрывки из “Звездных войн”, записанные на пожеванную видеокассету.
— Вот это мениск, а там — подколенная складка, — мурлыкал голос медсестры. — Вон, сбоку — связки. Вам все понятно?
— Я постараюсь понять, — пообещал я.
— Расслабьтесь, думайте о жене и детях.
— О чьих? — спросил я. — Я не женат.
После этих слов откуда-то сзади раздалось торжествующее “Ага!”. Хотя, возможно, мне и показалось.
— Смотрите в таком случае на моих девочек, — предложила медсестра. — Среди них, кстати, много незамужних.
— Да че я там увижу — они ж в масках? — удивился я.
— Господи, привередливый какой… Тогда смотрите куда хотите.
Я так и сделал. Начал изучать монитор, где отображались мое давление и пульс. Там же бежала цветная полосочка, воспроизводящая сердечный ритм.
“Пи-ип-пи-ип-пи-ип-пи-ип”.
Воображение услужливо нарисовало много раз виденную в кино картину:
“Пи-ип-пи-ип-пип-пи-и-пи-и-пи-и-пи-и-пи-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и…”
Как ни странно, эта мысль вызвала только улыбку. В голове промелькнуло, что я никому не успел завещать свой нехитрый скарб. Только я начал обдумывать этот вопрос, хирург возвестил, что все готово.
Операция заняла около получаса.

* * * * *
Наркоз отпускал несколько часов. Онемение начало спадать так же, как и начиналось: с паховой области. Это не могло не радовать. Постепенно я стал чувствовать конечности. Как ни странно, никакой боли в прооперированном суставе не было. Слегка подташнивало и кружилась голова, но эти ощущения, как и обещал анестезиолог, прошли после посещения туалета. Со свежей головой и спокойным сердцем я благополучно уснул.




* * * * *

Разбудил меня изверг-хирург.
— Ну, и чего это мы валяемся? — ехидно осведомился он. — Ну-ка встаем и идем!
— А что, уже можно?
— Не просто можно, а нужно! Я ж вам обещал, что на следующий день после операции вы сможете ходить. Самое время убедиться, что я не врал.
Я сполз с кровати и попытался опереться на оперированную ногу. Она выдержала.
— Ну же, ну же! Вперед! — подбадривал меня хирург. — Смелее, несколько шагов!
Шаги вполне получались. Легкий дискомфорт в суставе был, но боли не чувствовалось.
— Отлично, — с удовлетворением констатировал хирург. — Теперь немножко криотерапии, чтобы снять отек. Каждый час на полчаса прикладывайте лед. Завтра вечером уже сможете отправляться домой. Через недельку подъедете снять швы.
— А лыжи, доктор? Как же лыжи?
— Через месяц можете начинать физические нагрузки для укрепления мышц: сначала неглубокие приседания и плавание, дальше — по самочувствию. Так, постепенно, и до лыж дойдет. В общем, все у вас будет хорошо.
Почему-то я ему поверил.

3 легких способа повредить мениск
По статистике Центрального института травматологии и ортопедии, повреждение мениска — одна из самых распространенных спортивных травм. Это неудивительно, так как мениск — всего лишь хрящик, причем мягкий и очень чувствительный. Проще всего повредить его так:

1 Слишком глубоко приседая с тяжелым весом, злоупотребляя “гусиным шагом” и прочими перемещениями в приседе.
2 Резко повернув верхнюю часть тела в момент, когда голень по каким-то причинам зафиксирована (например, при беге по пересеченной местности или игре в футбол).
3 Ударившись коленным суставом о твердый предмет.

Комментарии

14
сергей
09 мая 2016 11:24

Хорошая статья. Только об одном забыл автор упомянуть - о стоимости. Моему знакомому оба колена надо было делать, реально не сгибались уже - так ценник был 10000 зелёных за одно, два значит 20, плюс реабилитация. Много россииян готовы потратить такие деньги? точнее сказать - у скольки процентов населения они ваще есть на операцию. В итоге знакомый так и помер с несгибающимися коленями

geladze
01 декабря 2015 18:56

Очень хорошая статья👍🏾
Т.к сам уже 4 год мучаюсь с коленом,и сколько не ходил ко врачам все говорят одно и тоже
-ну сходи на рентген а там посмотрим
И в итоге на рентгене не сего не обнаруживается,а боли все продолжаются

Dmitry
23 сентября 2015 7:49

Замечательно написано, в точности так, как это может видеть пациент с мелкими вариациями в деталях, которые зависят от клиники. Я бы рекомендовал к прочтению в качестве одного из наглядных материалов всем, кому предстоит артроскопическая операция по поводу разрыва мениска. Спасибо автору за честность и объективность!

Добавить комментарий
Показать ещё