Человек-театр

Таких людей на земле крайне мало. Именно поэтому они ценятся как алмазы.

Фото 1 - Человек-театрО свином паштете, кровавых банях и мужских ценностях рассуждают алмаз-телеведущий Иван Ургант и главный редактор Men’s Health Алексей Яблоков.

— Прежде чем приступить к разговору с кем-либо, я обычно стараюсь изучить биографию «подопытного». Иногда, бывает, читаешь: «Родился в таком-то году в городе Конотоп, сейчас — генеральный директор…» Зевота разбирает, ей-богу.
— Я боюсь, что колоссальное количество подписчиков и покупателей журнала Men’s Health в Конотопе сейчас недоуменно развели руками. Заурядных и скучных биографий не бывает, бывают заурядные рассказы о ней.
— Тогда незаурядно расскажи о себе. Чтобы не опираться на интернетовские россказни.
— Ты знаешь, в интернете почти нет вранья. Я окончил школу в Санкт-Петербурге, на площади Искусств…
— Окончил хорошо?
— Ну, я доучился до 10 класса, закончил 10 класс, что, как мы знаем, удавалось далеко не всем. После этого поступил в Театральный институт, окончил его… Параллельно с учебой устроился на работу в ночной клуб — сначала официантом: убирал пепельницы, потом стал ведущим эротического шоу, потом стал вести программы клуба, потом — программу на радио, потом — на телевидении.  Затем меня пригласили на телевидение в Москву, и я приехал в Москву. Вот такая короткая история. В Москве я работал на MTV, перешел на канал «Россия», а потом — на Первый канал.
— Про тебя ходят слухи, что когда-то ты работал в винно-водочном магазине.
— Интересный момент! Я никогда не работал в винно-водочном магазине. Ни-ко-гда. То есть, наверное, папа очень хотел бы, чтобы я работал в винно-водочном магазине, всегда приятно, когда сынок пристроен и в магазин бежать не надо… Но не будем выдавать желаемое за действительное. Не работал.
— А какая была твоя первая оплачиваемая работа?
— Я колол лед у ресторана «Чайка», поскольку жил в доме над рестораном «Чайка». Мне было девять лет. Я заработал 5 рублей. Хорошо помню, как их потратил — за 3,5 рубля я пошел в Дом ленинградской торговли и купил там пластинку группы «Роллинг Стоунз», Lady Jane. А полтора рубля потратил… ну, на выпивку, сигареты, женщин, ресторан «Кавказ», кафе-мороженое «Север» и так далее.
— Как ты оказался в ночном клубе?
— Ну, не знаю, как сейчас в театральных институтах, но тогда стипендии были небольшие. Мне не хватало. Вот и пошел.
— В институте знали о твоей халтуре?
— Конечно. Но реагировали спокойно. Это были совершенно разные миры.
— Ночи ты проводил на рейв-вечеринках, а днем играл Шекспира?
— Да, примерно так. Я работал по ночам, и это была очень неприятная работа. Слишком громкая музыка, я с тех пор такую не люблю.
— Слушай, ну а про эротическое шоу расскажи подробнее? Как это было?
— У нас было очень целомудренное эротическое шоу. Существовал клуб, там было шоу, в костюмах, с элементами неожиданного раздевания. Назвать это высоким искусством я бы не решился, это похоже на гибрид танца и обнаженной натуры. Я не очень вписывался ни в один из этих элементов. Носил длинные волосы, бороду-эспаньолку, бакенбарды переходили в бороду. У меня было проколото ухо, и два перстня на руках — на мизинце и безымянном. И на мне был черный сюртук-тройка, а под ним — футболка белая. И я вел в таком виде это действо.  Прекрасные годы!  Это все очень прикольно. Сказать, что я побывал в омуте разврата, не могу. У нас были с девушками теми трогательные, дружеские отношения.
— По-братски?
— Ну да…
— А сейчас бы ты согласился вести эротическое шоу где-нибудь в «Красной Шапочке»?
— Даже не знаю… Зачем? У меня вполне неплохое место работы.
— Тебя на улицах часто узнают? Или ты стараешься скрываться за тонированными стеклами?
— О да! Я все время прибегаю к гриму, парикам… Вот как сейчас, например: сидит тут перед тобой седой старец, с бородой, в простой одежде и лаптях на босу ногу. И левой покалеченной рукой перебирает гусли... Если серьезно, узнавание — это не всегда неприятно. Но бывает, что встречаются такие люди, которые думают, что если они тебя видят в телевизоре — они тебя знают. Более того, я сейчас открою страшную тайну: когда ты находишься в телевизоре — ты не видишь тех, кто на тебя смотрит. Так что иногда возникают нелепые ситуации. Такие люди бегут к тебе, называют тебя на «ты» и вообще стремятся сблизиться.
— Если это камешек в мой огород, я могу называть тебя на «вы».
— Нет, что ты! Я-то, в отличие от остальных, тебя вижу… Но вообще — гораздо хуже, когда тебя вдруг перестают узнавать, чем наоборот. На узнавании не надо концентрироваться, это часть профессии. Так было всегда.
— Кстати, о профессии. Я слышал, ты когда-то записал диск со своими песнями?
— Было такое…
— И что — большим тиражом разошелся диск?
— Колоссальным, а как же иначе… Ха-ха. Мне было 18 лет, я хотел быть певцом, написал 11 песен — слова, музыку, аранжировки, все сам.
— Песни о любви небось?
— Конечно. А о чем еще песня может быть? Все 11 песен о любви.
— Музыку, значит, любишь?
— Очень! У меня в квартире постоянно растет количество воспроизводящих музыку приборов. Постоянно растет количество музыкальных инструментов, я их тоже очень люблю. Это счастье.
— Хорошо. Давай от искусств перейдем к социалке, как говорится. У тебя сейчас неплохое материальное положение. Работа есть. Если вдруг, не дай бог, тебя завтра выгонят отовсюду, предложат тебе смешную работу за унизительную зарплату… Легко ли ты приспосабливаешься к экстремальным условиям?
— Я надеюсь, что мне не придется устраиваться на работу с унизительной зарплатой. И я считаю так: человек, который в течение полутора-двух лет питался паштетом из свиной печени, купленным в ларьке у станции метро «Площадь Мира» в Петербурге, не пропадет.
— Тем более что паштет из свиной печени — не самая плохая еда.
— Верно. Но станция метро «Площадь Мира» — опаснейшее место… Если атомной войны не будет, я вряд ли оставлю свою работу. У меня сейчас есть, слава богу, возможность не всегда смотреть на ценник, когда я покупаю продукты в магазине. Но было время, когда я читал меню справа налево, а не наоборот.
— Это было в Израиле, наверное?
— Нет-нет, вполне в России. Короче, если ты об этом времени не забываешь, то не так уж и высоко тебе будет падать, если что-нибудь произойдет.
— Ты вообще спокойный человек или скорее неврастеничного склада?
— Как ты думаешь, что я тебе отвечу? Я — спокойный. Рассудительный. Хладнокровный. Знающий цену словам, знающий, что такое чувство локтя, чувство долга…
— Понятно, понятно. Но выходишь из себя легко?
— По-разному. Но я, к счастью, замечаю, что меняюсь, и учусь сдерживаться.
— Ага. А драться приходилось тебе в жизни? Не на ринге, не в спарринге…
— О! Ты имеешь в виду те кровавые бани, которые мы устраивали с пацанами в начале 90-х?..
— Я имею в виду бытовую драку. Из-за девушки. По пьянке. Всякое же бывает.
— Ну вообще я стараюсь всегда все решить мирным путем. Не люблю совершать поступки, за которые мне потом будет стыдно. Если я вижу, что человек гораздо слабее меня физически…
— И умственно.
— Да, и умственно! Имеет несколько врожденных дефектов, не имеет родственников… Тогда, конечно, мне стыдно не будет. Можно и в бой вступить с ним.
— Отлично. Как насчет дальних странствий? Ты путешественник?
— Да! Да, да, да-да! Я пять раз это повторю. Обожаю ездить по миру. Я очень люблю аэропорты, люблю самолеты. Это ощущение: ты улетаешь и сейчас увидишь то, чего раньше никогда не видел… встретишь новых людей — дико интересно.
— А авиафобией не страдаешь?
— Да нет. Не особенно. Я люблю летать.
— А что тебя больше привлекает — Восток или Запад?
— Да примерно одинаково. Я очень люблю Европу, очень люблю Юго-Восточную Азию, где был несколько раз. США вот полюбил сильно, объехал почти все штаты.
— Часто тебе приходится путешествовать?
— Не так часто, как хотелось бы. Увы. Но я понял, что надо часто думать об отдыхе.
— Сколько тебе надо отдыхать, чтобы прийти в форму?
— Вообще недели две. Но у меня есть мечта — уехать на месяц и чтобы не работать. Я тут сказал Познеру на съемках: «Конечно, Владимир Владимирович, вон у вас сколько свободного времени, оттого вы и бегаете по 5 км по утрам! А у меня вот нет времени спортом заниматься». Он так строго посмотрел на меня и сказал: «Иван, вы все себе придумываете. Время есть всегда. Важно его найти».
— А какой распорядок дня у Ивана Урганта? Хотя бы примерно. Иван Ургант рано встает?
— Сейчас стараюсь вставать пораньше и пораньше ложиться.
— Пораньше вставать — это во сколько?
— Ну-у… в десять.
— А пораньше ложиться — это в два?
— Нет, в час. Для меня это довольно рано. Когда я работал в ночном клубе, ложился где-то часов в семь утра и просыпался часов в пять-шесть вечера. И так было два года. И потом, я сова по натуре. Хотя и очень люблю быть жаворонком. Чем ты раньше встаешь, тем больше успеваешь сделать — это однозначно. И чувствуешь себя лучше.
— А спортом занимаешься?
— Когда я в школе учился, много чем занимался. Смотрел фильмы с Ван Даммом — и сразу шел заниматься тем видом спорта, каким он. Но по дороге заходил в видеосалон и видел фильм «Рокки» со Сталлоне, и все соседи просыпались от того, что я бил по стене, изображая боксера… Я человек впечатлительный, поэтому с определенного возраста перестал смотреть фильмы, связанные с боевыми искусствами.
— То есть начал брать в видеосалоне фильмы типа «Греческая смоковница», и соседи успокоились...
— Да-да… «Греческая смоковница», «Три шведки в Гамбурге»… Это мои самые любимые фильмы.
— Слушай, ну а сейчас-то со спортом как? В зал хотя бы ходишь?
— Хожу, да.
— Расскажи специально для фитнес-редактора: что ты там делаешь? А то он мне не простит, если я не спрошу.
— В зале я кручу велосипед — в течение 20-30 минут, потом упражнения на пресс, потом еще какие-то силовые тренажеры, потом плаваю. Вся тренировка где-то час, бассейн — еще полчаса. Получаю удовольствие.
— Давай напоследок коснемся самой захватывающей темы — дамский пол.
— Он же — женский род.
— Именно. Я читал в каком-то интервью с тобой, что все твои романы длились не менее двух недель. То есть ты серьезно относишься к женскому полу.
— Я не помню, чтобы такое говорил, но это правда.
— А безумные поступки во имя любви совершал?
— Да я не такой человек. С 10 этажа с криком «Вернись!» не прыгал, не припомню. Хотя я довольно романтичный.
— Я знаю, что у тебя был полугодовой брак. Что, после этого — все, хватит?
— Нет, почему «хватит»… я просто решил, что надо для начала встретить человека, с которым хотелось бы заключить этот брак. Вот и ищу… последние две недели.
— Роль потенциального жениха тебе нравится?
— Да, была такая премия когда-то, «Самые завидные женихи», но это глупость несусветная, о чем ты говоришь вообще…
— А детей ты хотел бы завести?
— Почему же нет? Конечно, хотел бы.
— Ты чувствуешь, что мог бы их воспитывать? Я вот, например, думал недавно: что я могу передать своим детям? Какие нравственные ценности?
— Я много чего могу передать. Однозначно.
— Напоследок такой вопрос: ты телевизор смотришь?
— Нечасто.
— А на себя с удовольствием смотришь?
— О да! Прийти вечером домой… приготовить легкий ужин… зажечь свечи… принять душ. Надеть теплый махровый халат, закурить тонкую сигарету с ментолом и начать заливисто хохотать над своими шутками в телевизоре… Да нет. Не особенно я люблю это дело.

Комментарии

9
Андрей
23 июня 2015 14:25

Если вы считаете, что Вани слишком много в эфире, просто отойдите от телевизора.
Те, кто попрекает его жадностью до денег я скажу, что будь у меня возможность грести деньги лопатой за корпоративы, рекламу и все, что возможно, я бы не побрезговала и бралась бы за все, что платят. И не платят - для раскрутки. Справедливости ради стоит сказать, что на многих событиях Ванята выступает совершенно бесплатно, по дружбе с организаторами (и как ведущий, и как музыкант). А также добавлю, что есть у него тоже штуки, которые он не афиширует - например оплачивает дорогостоящие операции некоторых людей (дело это закрытое, имен называть не буду, но деньги он в них вгрохивает огромные - просто так, по дружбе).
Растит в золоте, пардон, чужого ребенка, называя его своим. Это же тоже плюсик, согласитесь.
У Вани очень хорошая память, сказывается театральное образование. Манера речи как ведущего несколько однообразная - одни и те же репризы и выражения, но это у всех так, это можно обозвать стилем (или я просто профессионально загоняюсь уже)
Музыкальность, так скажем, тоже хороша. Не про Гришу я говорю, а про Ваню - играет на 3х интсрументах, это здорово, поет... Не перестаю удивляться, как находит он на это время, при том, что и в твиттере умудряется сидеть.
На работе Иван Андреевич довольно строг и требователен (но на публике, например в ВУ, этого он не показывает), и при этом необычайно мягок с семьей и детьми, понимает, чертяка, что такое настоящие ценности, и как видно очень в них нуждается в связи с прошлым неудачным опытом (я лично до сих пор считаю, что Геворкян была ему лучшей партией, но не было бы сегодняшнего Ивана).
С фанатами сталкерами Ваня довольно строг, и не подпускает их к себе, несмотря на упорство и старания девчонок. Тут непонятно, то ли зазвездился, то ли они невесть чего хотят от женатого мужчины.
В итоге, господа, воспринимайте его как состоявшегося челоека, с которого надо брать пример, а не как останскинскую проститутку...

Юрий
22 декабря 2014 4:03

Умный и весёлый парень, этот Иван. Всегда интересно на него смотреть на Первом канале и на всех остальных - как он везде успевает.

Олег
19 октября 2014 21:26

Да Ваню сейчас так много, что уже мне кажется перебор. Юмор конечно у него отличный, да и ведущий из него замечательный, играет хорошо, помню его еще как он был никому неизвестный ведущим на мтв..
Было интересно почитать, спасибо за статью!

Добавить комментарий
Показать ещё