Профессия — дальнобойщик: от Тюмени до Камбарки

В эти дни по всей стране вовсю идет волна протестов дальнобойщиков против взимания платы за проезд по федеральным трассам через систему «Платон». Что это за люди такие — дальнобойщики — и чем они живут? Это на собственной шкуре ощутил редактор МН Антон Зоркин, который недавно исполнил свою детскую мечту: сел в кабину седельного тягача и покатил по стране — от сибирской Тюмени в удмуртскую Камбарку.
Профессия — дальнобойщик: от Тюмени до Камбарки
Фото 1 - Профессия — дальнобойщик: от Тюмени до КамбаркиДальнобойщик Вениамин — с ним нам предстоит преодолеть путь от Тюмени до Камбарки

Голая женщина стояла, глядела на Луну. Порывом ветра у нее снесло голову, вскоре щетка стеклоочистителя окончательно размазала девушку по стеклу. Дождь сразу создал на ее месте космическую ракету. Эта картина привиделась мне в струях воды на лобовом стекле седельного тягача Scania G400 на трассе Р-351, на девятом часу однообразного путешествия.

А еще я слушал истории: «Один парень тормознул у неприметной деревушки, задремал в кабине. Снаружи в воздухозаборник впрыснули усыпляющий газ. Вынесли десять телевизоров. А под Барнаулом другой водитель встретил проститутку с искусственной ногой. Одна нога в синей кроссовке, другая в белой». Вот что, вглядываясь в темную трассу, рассказывал мне водитель-дальнобойщик Вениамин.

Романтика дороги тревожила меня с детства. В семь лет я знакомился с историей Великого Шелкового пути в картинках: древние дальнобойщики-караванщики мотались с грузами из Восточной Азии к Средиземному морю и обратно. Ни верблюдов, ни моря в моей Москве не было, но чуть позже мечта о путешествиях для меня обрела другое лицо: в нашу коммунальную квартиру въехал дядя Андрей с женой.

На огромном, как дракон, советском грузовике ЗИЛ-133 он два раза в месяц отправлялся в Казань с продукцией Московского электролампового завода на борту. В пути с Андреем случались злоключения: взрывались колеса, накидывалась стая свирепых собак, ночью в окно стучали зловещие люди с монтировками. Сказочная жизнь, казалось мне: Казань, далекая, как Марс, важный и хрупкий груз, а еще опасности. И важно, что дома, после недельной разлуки, обязательно встречают праздничным столом.

И вот, наконец, я лично пробую ту романтическую мечту из детства. В маленьком удмуртском городке Камбарка (10 670 жителей) идет большая стройка. Сейчас Камбарский район контактирует с остальной Удмуртией исключительно через паромные и ледовые переправы, но в конце 2016 года по новому мосту через Каму уже должны проехать первые автомобили. А как в строительстве обойтись без нас, дальнобойщиков? Загрузив в Тюмени на местном заводе противовесы для башенных кранов, мы с Вениамином отправляемся в Камбарку.

0 км – 154 км

На солнце блестят железные крыши Пышмы. Через этот поселок в XIX веке тянулся Сибирский тракт — дорога от Москвы до самых границ Китая. Здесь тащились запряженные повозки предков дальнобойщиков, а по обочинам лежали трупы вышедших из строя в дороге лошадей. Обозы везли меха, золото, почту — со скоростью не больше 15 км/ч. Мы же, водители XXI века, едем 80, строго по круизконтролю — да и то, когда позволяет зимняя дорога. Могли бы и быстрее, но... «Суетиться? Шибко дорож­е встанет. Знакомый раз ушел в занос на безлюдной якутской дороге. Три дня жил в палатке, жег костер, ждал, пока кто-то мимо проедет...» — делится мнением Веня.

Россыпь иконок, плакат с пышногрудой блондинкой, «Купола» Михаила Круга. А за рулем — небритый пузан в резиновых тапочках. Так описывали мои столичные знакомые типичного дальнобойщика — перед поездкой я специально интересовался их мнением. Но в нашей кабине другая атмосфера. Вениамин — подтянутый сорокалетний мужчина в аккуратном свитере. Женат, курить бросил. В кабине никаких намеков на блондинок, зато лежит неплохой ноутбук. Из колонок несется приятный лаунж.

Тюменский завод, на который работает Веня, заплатит ему за трехдневный рейс около 30 000 рублей. Доходы водителя фуры зависят от маршрута, груза, расстояния и щедрости заказчика. Но за месяц, если плотно работать, можно наездить до 100 000 рэ. Неплохие деньги, даже по моим московским меркам. «Обычно я месяц провожу в дороге. И столько же дома, в деревне под Тюменью. У меня там куры, свиньи, две коровы и четыре теленка. Недавно прямо через улицу открыли ферму. Зовут работать. Можно пойти, но зачем? Денег меньше, свободы тоже», — пожимает плечами Веня.

Договоримся о терминах

Если исходить из общепринятого образа, дальнобойщик — это водитель, который отправляется в дальние рейсы на огромном седельном тягаче (фуре) с полуприцепом, кондиционером, спальным местом и стереосистемой. В реальности тягачи стоят дорого, и в нашей стране до сих пор в рейсы на несколько тысяч километров часто отправляются на грузовых «Газелях». Поэтому большинство водителей считают, что дальнобойщика определяет не его транспортное средство, а его образ жизни. Если регулярно возишь грузы на большие или сложные расстояния (а в некоторых регионах России и триста километров — неделя пути) — вот ты он и есть. Дальнобойщик.

Дальше:
236 км

Комментарии

34
Совуня
02 января 2016 12:54

Работа очень сложная и опасная. Кто-то с помощью своего профессионализма умудряется избегать опасных ситуаций. Здесь главное опыт!

Максим
25 ноября 2015 11:15

интересный материал....но......а где гаишники,опасности,подрезалы и тд...так ,обычное описание-сел в машину,поехал,попил,поел,поехал,приехал.жизнь дальнобоя намного ярче и красочней.это и дружба,и взаимовыручка,и смешные моменты...да и как можно почувствовать себя в шкуре дальнобоя,сидя на пассажирском месте?как говорил Станиславский-Не верю!

GROG
24 ноября 2015 18:14

работа не из лёгких.
новая тема с Платонами - не айс и по понятным причинам мужики встают в позу....... Всё это делается спецом,чтоб убить бизнес грузоперевозчиков и чтоб коммерсы вернулись на железку...........
Жаль,столько судеб сломается,ведь у людей машины кредитные,прицепы,рефы..........
Чтож за страна то у нас такая,постоянно какие-то потрясения..........
нет тут стабильности.............

Добавить комментарий
Показать ещё