Ветераны рассказывают, почему твои житейские проблемы — ерунда

Твоя жизнь тяжела, но скорее всего не настолько. Запомни: хуже быть... может.
Фото 1 - Ветераны рассказывают, почему твои житейские проблемы — ерунда

Если ты читаешь это, значит ты жив. Уже одного этого должно быть достаточно, чтобы радоваться. Но мы не радуемся. Чей-то завтрак взорвался в микроволновке. Пробки достали. Тренировки больше не радуют. Ты прилетел в Санкт-Петербург, а совещание отменили. Твоего сына не приняли в команду. Твоя жена вечно ворчит. Все это, конечно, достаточные причины, чтобы жаловаться на жизнь. Пока ты не поговоришь с парнями, у которых бывали дни раз в 100 хуже. Вот тебе терапия от американских ветеранов.


Твоя жалоба: «Я планировал свой отдых по схеме «все включено» за несколько месяцев, а мне позвонили из гостиницы и сказали, что у них введено ЧП после урагана, и все пошло к чертям».

Да, погода может преподносить неприятные сюрпризы. У тебя сорвался отпуск, а у кого-то вся жизнь. «Сразу после землетрясения на Гаити в 2010 году мы отправились туда оказывать помощь, – рассказывает боевой ветеран, офицер среднего уровня, пожелавший остаться неизвестным. – Мы видели много мертвых детей. Мы видели детей без штанов, копавшихся в мусоре в поисках еды. Еще долго после этого я проецировал эти воспоминания на своих детей дома».

Твоя жалоба: «Опять пробка. Ползем, как черепахи. Жду-не дождусь, когда же наконец вылезу из этой машины».

Ну, по крайней мере, ты действительно сможешь из нее вылезти. Не всем так везет. «Между аэропортом и зеленой зоной в Багдаде есть дорога, которую называют аэропортовой или ирландской, – говорит Трой Хейли, прослуживший в войсках 24 года. – Однажды там взорвалась машина с журналистом, и мне пришлось вытаскивать останки. Нижняя часть ноги буквально приварилась к приборке. Я до сих пор вижу это в кошмарных снах».

Твоя жалоба: «Мои родители хотят, чтобы я заезжал к ним почаще, но мне так трудно выделить на это время».

Cолдаты могут быть откомандированы на 9-15 месяцев. Тут уж никак не повидаешься с семьей. «Это трудно, – говорит полковник Ар Джей Лиллибридж, которого шесть раз откомандировывали с боевыми заданиями. – Можно пропустить два Рождества или два Дня благодарения, или две годовщины, или два дня рождения. Мой сын родился 15 сентября 2001 года, и до 2013 года видел меня очень редко».

Твоя жалоба: «Опять чертов запор. Я уже три дня не какал».

Хейли с удовольствием променял бы твой запор на свой страх умереть на толчке. «Нашу базу постоянно обстреливали, – говорит он. – Когда ты сидишь на толчке и слышишь взрыв, то невольно вспоминаешь, каково это – ходить в туалет без страха быть убитым».

Твоя жалоба: «Проворочался в постели восемь часов. Снотворное так и не сработало».

У тебя хотя бы есть кровать, а у солдат только койка, да и то не всегда. «Во время первой кампании я по большей части спал на земле, – говорит Лиллибридж. – Условия были очень суровые. В спальнике было слишком жарко. Во второй компании койка тоже была роскошью».

Твоя жалоба: «Мой друг просит помочь ему с переездом в новую квартиру в эти выходные. Но меня гложат сомнения. Это третий этаж и там нет лифта».

Cкажи, квартиру твоего друга обстреливают? Если нет, то просто помоги своему товарищу, и радуйся, что живешь под мирным небом. «Однажды мне пришлось выбежать из здания, где было безопасно, и подниматься на крышу, чтобы спасти парня из-под вражеского огня», – говорит Том Даттон, который в 2007 году побывал в Ираке второй раз.

Комментарии

24
Иван
10 февраля 2016 15:45

смысл сравнивать жизнь военных и обычных людей

Николай
13 ноября 2015 17:11

кроме американских ветеранов других не нашли

Павел
05 ноября 2015 16:41

Интересное сравнение среднестатистического человека и солдата, который сам выбрал свою судьбу. Напоминает анекдот про пожарного, у которого спросили о работе. Работа ничего, правда как пожар, так хоть увольняйся

Добавить комментарий
Показать ещё