«Я прошел через мясорубку диет»: Михаил Шац в «Раздевалке»

Мы придумали новую рубрику — называется «Раздевалка». Смысл ее в том, чтобы подкараулить очередного нашего героя (не профессионального спортсмена!) сразу после тренировки (или любой физической активности) и вызвать его — расслабленного и теплого — на откровенный разговор: сперва о самой тренировке, а дальше обо всем на свете. Первым попался шоумен и телеведущий Михаил Шац.
Фото 1 - «Я прошел через мясорубку диет»: Михаил Шац в «Раздевалке»

Помимо ухода с канала часто ли в твоей жизни были ситуации, которые ты считаешь экстремальными?
Знаешь, когда я оглядываюсь на 2011, 2012, 2013 годы, то понимаю, что делал вещи, которые… Сейчас Facеbook иногда подбрасывает воспоминания из тех лет, и меня, честно говоря, прямо накрывает. Думаю, ничего себе, ничего себе! Это я был? Это я делал? То есть совершались вещи, которые требуют какого-то определенного… отчаяния, по-другому не скажешь.

Ты имеешь в виду Болотную и Сахарова?
Ну это было начало, там были практически все наши общие знакомые. Я вспоминаю продолжение — всю историю, включая Координационный совет. Вот это, как я сейчас понимаю, был настоящий экстрим. Вспоминаю, как ходил на какие-то запрещенные митинги… Это было реально страшно.

Слово «страшно» я от тебя слышу впервые и только сейчас. Тогда, очевидно, это казалось тебе единственно возможной линией поведения?
Ну я же не делал это из-под палки, все было добровольно.

Сегодня есть место таким поступкам?
Смотри, сколько людей продолжают этим заниматься, значит, экстремальный выбор в принципе есть. Каждый сам решает, идти на него или нет.

Тебе не кажется, что ты заплатил за тот экстрим очень высокую цену?
Что было, то и отдал. А высокая это цена или нет — мне сложно судить.

Если в нынешней ситуации тебе предложат работу, связанную с медийной известностью, взамен на обещания, ограничивающие возможности твоего собственного высказывания — политического, социального, — согласишься?
Не знаю. Точнее, знаю, что есть определенные вещи, через которые я не переступлю. Уходить от каких-то вопросов — да, наверное, смогу, а врать — нет, не готов. Вообще, на всем сегодняшнем медийном пространстве как относительно безопасную зону я вижу только спорт. Подкаты, ауты, удары — о них можно еще, наверное, рассуждать, не задевая чувств верующих. В этом смысле спорт — способ ухода от того, чтобы врать в открытую, потому что говорить на «а», что это «б», я не смогу. Хотя… в последние годы спорт тоже чрезвычайно политизировался.

Ты многолетний активный футбольный болельщик, отлично в этой теме ориентируешься. Мог бы делать свою передачу, шоу спортивное вести?
Сегодня я сотрудничаю с каналом «Матч ТВ», у меня есть продюсерские проекты. Сейчас, к примеру, работаем над фильмом про футбольный клуб «Зенит» — эта тема мне очень близка.

Но это работа за кадром.
–Да, это работа за кадром.

Ты веришь, что в обозримом будущем барьер, не пускающий тебя в кадр, может исчезнуть?
Понимаешь, это как история о черной дыре: ученые могут рассказать, как она устроена, но это будут гипотетические упражнения. Так и с нами: что и почему произошло, кто конкретно стоит за этим — за все последние годы я так и не смог ответить, есть только догадки. Многие из тех, кто нас с тобой окружает, готовы теоретизировать на эту тему, но на практике я никогда не встречался ни с исполнителями, ни с людьми, принимавшими решения относительно нас. Изменить ситуацию трудно, но, наверное, возможно. А как конкретно — не знаю. Если читатели Men's Health могут посоветовать, пусть напишут в редакцию.

Заставило ли изменение медийного статуса по-новому взглянуть на людей, казавшихся тебе близкими?
Наверное, это традиционная история — многие исчезли. Испарились. Перестали звонить, просто пропали из нашей с Таней жизни, понимаешь? Но сейчас я понимаю, что в некотором смысле это был детокс, избавление от шлаков. Все произошло как бы само по себе, никто особенно ничего не делал, не говорил, но в тот момент отсутствие поступков и было поступком. Люди ушли, не поддержали, не помогли, не попытались поговорить. Исчезли. Но были те, которые вели себя еще хуже: не исчезли, продолжили декларировать дружеские отношения, хотя все было понятно.

Что — все? Понятна причастность к вашему увольнению с канала?
Конечно, ко всем этим событиям. И это, наверное, даже более грешно, чем просто молча отойти в сторону. Но их было не так много на самом деле, таких людей, то есть не настолько, чтобы изменить мое отношение к миру или повергнуть в депрессию. Вообще, в последние годы если что-то и повергает в депрессию, то не конкретные ситуации, а какое-то новое понимание человеческой природы. Настало время, когда люди, не желая того, открываются довольно пугающим образом. Залезаешь в фейсбук — и вот тебе неприятные человеческие открытия, прямо в твоей ленте.

Как ты от этого защищаешься?
Как тут защититься? Пожмешь плечами и… Раньше я что-то писал в ответ, а сейчас уже не вижу смысла. Меньше себя обнаруживаю, пытаюсь скрыться — вот и вся защита. Я устал от этих постоянных разговоров. Когда на тебя льется дерьмо, ты пытаешься отмыться и больше в него не лезть, это же нормальная реакция. Лучше в зал сходить, отвести душу.

Ты — человек профессии, которая глубоко связана с языком, с вербальной культурой. Не думаешь, что этим молчанием, уходом в норку, ты в том числе и профессионально себя кастрируешь?
Послушай, меня уже так профессионально кастрировали, что, по-моему, еще пара сантиметров никак на размер не повлияют, прости за цинизм. Когда меня приглашают куда-то — все реже, в основном на телеканал «Дождь» — и спрашивают: «Как вас протитровать, Михаил? Телеведущий? Шоумен?» — это вызывает у меня ступор. Ну какой я шоумен — без шоу? Как можно быть журналистом, если тебя не печатают? Как можно быть телеведущим, не работая на телевизионном канале? Я больше не ведущий, не надо иллюзий. Я, что называется, «имею опыт работы на телевидении». С тем же успехом можно написать «врач» — у меня же есть диплом.

А какой титр ты хотел бы видеть рядом со своей фамилией?
Повторюсь, если бы мне сейчас предложили что-то делать на телевидении, я бы взялся — при условии, что это не будет сопряжено с тем, о чем мы говорили полчаса назад. Но и другие варианты возможны, что угодно может появиться — коуч, ресторатор…

Ты что, когда-то задумывался о ресторанном бизнесе?
Послушай, о ресторанном бизнесе хоть раз не задумывался только ленивый. Я, к примеру, могу делиться знаниями о диетах. Табличка «Доктор Шац, диетолог» — это было бы прекрасно. Могу открыть кафе здорового питания… Не знаю. Что-то наверняка произойдет, ну невозможно же, чтобы не произошло!

То есть общий вектор, тебе кажется, ведет в позитивном направлении?
Общий вектор — жить. Мне кажется, сейчас надо оперировать только такими понятиями. Путешествуешь ли ты, общаешься с детьми, ходишь в зал — ты проживаешь свою жизнь. И совсем неважно, показывают тебя при этом по телевизору или нет. Я стал это понимать абсолютно четко.

Такое понимание пришло к тебе явно не сразу.
Нет, не сразу. Но послушай, на то и есть жизненный опыт, лайфхак, как сейчас говорят. Жизнь продолжается, и это здорово.


Редакция благодарит фитнес-клуб премиум класса «World Class Пресня» за помощь в организации съемки.

Комментарии

4
Сусуватари
24 января 2017 0:40

Так это реклама спортивного клуба? ))))

GROG
23 января 2017 20:30

И всё равно с юмором)

Taylor
23 января 2017 13:04

На удивление ровное интервью, хорошо описан подход к тренировкам В остальном, как личность и его поступки пусть остаются на его совести

Добавить комментарий
Показать ещё
На нашем сайте используются файлы cookie. Если вы не хотите, чтобы мы использовали cookie-файлы, вы можете изменить настройки своего браузера, или не использовать наш сайт. Продолжая пользоваться сайтом, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.