«Я прошел через мясорубку диет»: Михаил Шац в «Раздевалке»

Мы придумали новую рубрику — называется «Раздевалка». Смысл ее в том, чтобы подкараулить очередного нашего героя (не профессионального спортсмена!) сразу после тренировки (или любой физической активности) и вызвать его — расслабленного и теплого — на откровенный разговор: сперва о самой тренировке, а дальше обо всем на свете. Первым попался шоумен и телеведущий Михаил Шац.
Фото 1 - «Я прошел через мясорубку диет»: Михаил Шац в «Раздевалке»

Миша, раздевалка — место интимное, так что спасибо тебе за доступ к телу. Ты давно ходишь в спортзал?
Думаю, лет двадцать уже, из них последние десять — три-четыре раза в неделю.

Три-четыре? Ого! Прямо вот так, невзирая? Что бы ни происходило накануне?
Ну почему же, взирая. Бывает всякое, но заставляю я себя чаще, чем позволяю пропустить. Три-четыре раза в неделю — это минимум и максимум, стараюсь придерживаться такой нормы.

Откуда норма взялась, как ты к ней шел?
Путь был довольно долгим, на нем были вершины и падения, причем в равной пропорции. Я приехал в Москву в девяносто пятом, а до этого спортом не занимался никогда.

Как же никогда? А бокс, а знаменитое спортивное ориентирование?
Ну это были детские дела. В секцию бокса я попал неведомым для себя образом, но меня оттуда довольно быстро выгнали: во втором классе я на перемене ударил одноклассника. Получил соответствующую запись в дневнике, и тренер Гескин, который школьные дневники наши регулярно просматривал, счел это неспортивным, несовместимым с высоким званием участника боксерской секции. А в спортивном поведении Гескин знал толк — он тренировал Петра Заева, серебряного призера Олимпиады-80, который в финале проиграл выдающемуся кубинцу Теофило Стивенсону. После этого Гескин начал тренировать детей в обществе «Спартак», рядом с моим домом на Моховой.

Ты делал у него большие успехи?
Не сказал бы. У меня была гениальная фотография, которую подрезали твои коллеги-журналисты, думаю, что из «Спорт-экспресс». На снимке стоят в ряд подтянутые мускулистые подростки, а в углу ринга расползлось невнятное рыхлое пятно — майка-алкоголичка, трусы какие-то странные и огромный живот. Это был я.

Ну не скромничай, ты ведь даже занял третье место в районном чемпионате.
Правильно, потому что по весу был третьим среди мальчиков 1965 года рождения. А поскольку таких мальчиков было всего трое, я изначально претендовал на бронзу — и завоевал ее.

Всегда шел на верный результат…
Да, и со спортивным ориентированием тоже была верная история. Распространенная забава в советских школах, в Питере почему-то это ориентирование стало особенно популярно. Нас вывозили на соревнования в пригороды, надо было метаться по лесу и на контрольно-пропускных пунктах цветными карандашами отмечать их прохождение. Карандаши там висели на веревочках, один КПП — один цвет. И вот на очередном КПП какая-то сердобольная женщина, увидев меня, точно поняла, что я не успею пройти дистанцию. Сказала: «Давай свою карту, я знаю, где какие цвета» — и отметила мне все КПП. С ее помощью я пришел третьим и попал на городской конкурс. Здесь я уже честно потерялся где-то на двадцатой минуте: все бегали гораздо быстрее меня, и тактика пристроиться опытным участникам в хвост успеха не имела. Парни были опытные и быстро от таких, как я, избавлялись. Бросили меня в чаще, где кто-то случайно меня обнаружил. Так развивалась моя спортивная карьера, не считая футбола, в который я с детства гонял с соседскими ребятами.

И вот ты попадаешь в Москву середины девяностых.
Да, тогда уже в столице начинался культ тела. Исповедовали его поначалу в основном бандиты и девушки легкого поведения, которые и составляли контингент посетителей тренажерных залов. Тот, в который я попал первый раз, находился в здании СЭВ — в то время канал «ТВ-6» занимал там несколько комнат на каком-то высоком этаже. Бродя по зданию, я нашел тренажерный зал — очень, как тогда говорили, навороченный — и немедленно туда записался. Там было непросто: помню конфликт как раз с бандитом, который сказал, что от меня пахнет потом. Меня это поразило, потому что в тренажерном зале, по моим представлениям, ничем другим пахнуть и не должно. Исход драки с таким типом был заведомо предрешен, так что я просто ушел заниматься в другой угол.

Но этот конфликт не остановил тебя на пути к здоровому телу.
Не остановил, нет, было еще несколько залов. Первая наша с Таней совместная квартира была на станции «Выхино», и я стал тренироваться там же, в Вешняках. О, эти знаменитые вешняковские тренажерные залы… Один из них, помню, назывался «Марк Аврелий».

Идя в спортзал, ты был настроен на конкретный эффект?
Я никогда не формулировал каких-то ожиданий. Бицепсы, кубики, сантиметры, объемы никогда не были для меня ни целью, ни этапом на пути к цели. Да, ставились какие-то задачи — после большого перерыва, при переходе в новый зал или смене тренера. Особенно при смене тренера: приходишь, и тебе говорят…

«О боже мой, кто вас стриг?»
Да, примерно так. Кто вас тренировал, вы все делали не так, давайте строить новую программу... При этом помимо тренировок я никак не менял образ жизни, не начинал, к примеру, правильно питаться. Поэтому мне говорили: «Ну, Михаил, когда реально захотите что-то изменить, вы нам скажите — мы обязательно изменим». И как-то это все разбивалось о, скажем так, повседневные обстоятельства.

Ты занимался сам, или рядом всегда был инструктор?
Только с тренером — сам я ленивый очень. Мне нужен ментор, который будет говорить, сколько подходов сделать и на какой минуте сбавить темп. В зале, куда я хожу сейчас, последние восемь или девять лет я занимался с одним и тем же инструктором. И наша болтовня во время тренировки стала, собственно, ее основой, а сами нагрузки стали рутиной. Я стал менять тренеров, перебрал практически всех. Нашел отличную девушку-инструктора — она реально стала меня гонять, я впервые за много лет почувствовал тяжесть нагрузок и удовольствие от них. Но девушка довольно быстро ушла в декрет, что никак не связано с эффективностью наших тренировок. (Смеется.) Я опять стал менять тренеров, вот сейчас остановился на парне, который любит футбол, так что в паузах между упражнениями мы говорим только о футболе.

Меняешь время от времени структуру тренировки, или за эти годы выработались какие-то устойчивые форматы?
Все зависит от задачи, от жизненного этапа, на котором ты находишься. Если не превращать тренировки в рутину, а подходить к ним осмысленно, они всегда будут связаны с тобой, с твоим сегодняшним состоянием. И главное, что я точно уяснил за эти годы, — никакой тренер не сможет поставить тебе задачу, пока этого не захочешь ты сам. Поэтому периодически, когда мне удается поставить себе цель, она реализуется. Понятно, что есть тренировки тематические, на определенные группы мышц: сегодня мы делаем спину и ноги, завтра — грудь и руки. Структура понятна, но если хочешь добиться результата, она будет работать только в комплексе с чем-то еще. Вот сейчас я, наконец, изменил питание — ты-то знаешь об этом не понаслышке…

Да-да, восхищаюсь твоей стойкостью.
Конечно, я понимаю, что периодически выгляжу идиотом, когда прихожу к тебе в гости и ничего не ем, или приношу с собой коробочку какого-нибудь низкокалорийного силоса… В общем, это довольно сложно, чего скрывать.

И все-таки когда долго и тщательно сочетаешь спорт и диету, результат тебя удовлетворяет?
Слушай, я прошел через такую мясорубку этих диет — страшно вспомнить. Я не ел все, что можно было не есть, и ел все что можно: таблетки, порошки, соки, пюре какие-то бесконечные... На Волкове разве что не сидел. Анализ сдал, но как-то не поверил ему сразу — запреты на петрушку, все эти страшные сочетания… В общем, я не проникся. Но в остальном, по-моему, попробовал все. Весь прошлый год, например, просидел на диете Сэма Клебанова, который является апологетом Low Сarb High Fat — прекрасной диеты для ленивых: ешь много, ешь жирное, и все будет хорошо. Сало, бекон, масло… Мне вначале очень понравилось — почти год так питался, пока не перестал влезать в любимые штаны. Там есть рецепты типа «пуленепробиваемый кофе», когда в чашку кидается кусок сливочного масла. Не сказать, что очень вкусно, но так как это входит в основные принципы диеты, то проникаешься и следуешь. Но в результате худеть я начал только сейчас, потому что нашелся человек, который убедительно сказал: «Все диеты — полное фуфло. Вы просто много жрете».

И у тебя открылись глаза?
Представь себе, да. Это оказался как будто совершенно новый подход, который меня окрылил. Я похудел на семь килограммов, ем мало, дробно и часто.

Физические нагрузки как-то изменил?
Кардинально ничего не поменял, немного увеличил долю кардионагрузок и жиросжигающих упражнений. Тренер мой говорит, что некоторые, когда сильно худеют, становятся отвратительными, так что он сейчас присматривается ко мне: понравится результат — мы продолжим, нет — подумаем.

Комментарии

4
Сусуватари
24 января 2017 0:40

Так это реклама спортивного клуба? ))))

GROG
23 января 2017 20:30

И всё равно с юмором)

Taylor
23 января 2017 13:04

На удивление ровное интервью, хорошо описан подход к тренировкам В остальном, как личность и его поступки пусть остаются на его совести

Добавить комментарий
Показать ещё
На нашем сайте используются файлы cookie. Если вы не хотите, чтобы мы использовали cookie-файлы, вы можете изменить настройки своего браузера, или не использовать наш сайт. Продолжая пользоваться сайтом, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.