Эд Стаффорд: «Я научился следовать инстинктам, как животные»

Английский путешественник Эд Стаффорд славится умением выживать в любых природных условиях, пользуясь самодельными орудиями и подножным кормом. О некоторых из этих умений он рассказал в этом интервью, а в деле его можно увидеть в телешоу «Выживание без купюр».
Фото 1 - Эд Стаффорд: «Я научился следовать инстинктам, как животные» В 2011 году Книга рекордов Гиннесса официально признала Стаффорда первым человеком, прошедшим вдоль всей Амазонки

Что заставило тебя переквалифицироваться из офицера британской армии в искателя приключений, который выживает в условиях крайнего холода в Патагонии?

Между этими двумя этапами был перерыв. Я ушел из армии в период предыдущего финансового кризиса, отчаянно старался стать бизнесменом из Сити и потерпел неудачу. И есть организация Officers’ Association, которая помогает бывшим армейским офицерам найти работу после завершения службы, и одной из вакансий в списке очень-очень скучных предложений о работе была вакансия на место руководителя экспедиции в Белизе, в Центральной Америке. Я принял предложение, думая, что это будет просто нечто временное, но мне это очень понравилось. В этой работе было все, что я любил в армейской службе — путешествия, возможность руководить группой, близость к природе и очень практическая работа, но без присущей боевым действиям серьезности. Так что в итоге я решил никогда не возвращаться к мысли о карьере в финансовом секторе, раз за разом отправлялся в экспедиции и никогда не оглядывался назад.

Как у тебя родилась идея пройти вдоль всей Амазонки и почему ты выбрал именно эту реку?

Главным образом, потому, что это самая длинная река в мире и самый большой дождевой лес в мире. И я подумал, что это потрясающе, что никто и никогда не проходил вдоль всей Амазонки, и я буду первым в мире.

Было ли тебе сложно находить пищу в Амазонии?

В Амазонии суть была не в том, чтобы выживать. Это была хорошо организованная экспедиция, и когда у нас была возможность купить и нести с собой продовольствие. В течение первой половины путешествия мы ели в основном рис, а в течение второй половины экспедиции - «farine» - своего рода углевод из корня маниоки. Что касается углеводов, нам иногда попадались пальмы со съедобной сердцевиной, но в ней не очень много калорий. Примерно как в огурцах. Еще мы постоянно ловили пираний, потому что их было легче всего поймать. Если ты поймал одну пиранью, ты просто рубишь ее на кусочки, нанизываешь их на крючок и начинаешь ловить одну пиранью за другой. Они были для нас основным источником протеинов. У нас с собой были еще жаберные сети, эффективные на участках реки со слабым течением: не успеваешь погрузить их воду, как в них уже запутывается пять-шесть рыбин. И время от времени мы натыкались на бразильские орехи, и тогда мы просто объедались жирами и протеинами, содержавшимися в бразильских орехах или сезонных фруктах. Порой мы находили черепаху, а это потрясающая еда, и ловить черепах не очень сложно. Но нам могло и не повезти, и мы голодали день за днем, и сильно теряли в весе, потому что на некоторых участках просто не было ничего съедобного. Так что везение играет большую роль.

А как вы находили путь до выбранного пункта назначения?

В Амазонии мы больше 60% времени шли без всякой тропы. Мы в буквальном смысле прорубали себе дорогу среди деревьев. Зачастую деревни и поселения не были обозначены на карте, и даже когда они были обозначены, они часто перемещались, поскольку русло реки меняется, а вместе с ним изменяется и расположение деревни. А мы, в общем-то, следовали вдоль очень-очень большой реки в течение двух лет, и если мы уходили на километр к северу или к югу, это не имело никакого значения, хотя это в некотором роде противоречило принципам моей военной подготовки.

Кстати, в Амазонии у меня был спутниковый интернет, я писал в Твиттере каждый день, загружал видео, делал записи в блоге, и т. д. Так что я знал о смерти Майкла Джексона уже через две минуты после того, как об этом объявили в интернете. Я чувствовал сильную связь с внешним миром

А как тебя занесло в Румынию?

Мы хотели что-то снять в Европе, а в Европе осталось немного действительно диких мест. В Карпатах есть места, где ждут испытания, которых не было в других сериях. Знаете, это самое холодное место из всех, где я был. Это было место с умеренным климатом, в то время как большинство других находится в тропиках. Понятно, что на мне было немного одежды, уже где-то через полчаса моего пребывания там начался дождь, у меня не было убежища, и проблемы там были совсем другие. Еще в Румынии есть медведи, так что нужно было быть начеку, и неподалеку от моего места пребывания были очень явные следы медведей

Какие страны из тех, что фигурируют в программе, ты считал самыми сложными до того, как приступил к съемкам?

Думаю, Африка пугала меня больше всего. Хотя я прошел вдоль всей Амазонки, но в Амазонии нет никого, кто охотился бы за тобой, скажем так. Там нет больших зверей, как в Африке. Конечно, там есть угрожающие жизни вещи, такие как ядовитые змеи, но здесь вы не являетесь пунктом в меню. А в Африке вы внезапно им становитесь. Там есть огромные кошки и, думаю, бегемоты считаются самыми опасными, правда? Кроме того, я не провел там много времени, и мне кажется, что присутствовал такой момент, как страх перед неизвестностью. Если вы незнакомы с местностью, вы однозначно будете больше бояться ее. Но эта серия на самом деле оказалась лучшей из всех, по моему мнению. Это была серия, в которой я смог больше всего расслабиться. Там было довольно много фруктов, мне нравилась температура. Мне не пришлось дрожать от холода ночами. Это была относительно лесистая местность в Африке, так что я был защищен от прямых солнечных лучей, и в итоге эта серия оказалась одной из тех, что принесли максимум удовлетворения.

Я не проводил никакую психологическую подготовку перед поездкой в Амазонию, и мне кажется, что в результате мне пришлось справляться с негативными мыслями, с очень негативным настроем, и мое путешествие стало гораздо тяжелее, чем могло бы быть. Уже ближе к концу путешествия я позвонил эксперту по нейролингвистическому программированию по спутниковому телефону, и он помог мне понять, как эффективнее управлять своим мозгом. Я до этого думал, что если ты зол, ты зол, если ты раздосадован, ты раздосадован. Ты просто застрял в этом положении. А он смог помочь мне взглянуть на это под другим углом. Но это лишь ловкий прием воздействия на разум.

В Африке я полагался на советы аборигенов. Они проводят много времени наедине с собой, путешествуя по бушу, и умеют оставаться наедине с природой и выживать. Они, если вкратце, считают, что у человека есть три мозга. Самый большой — это нутро, инстинкты. Второй по размеру мозг — это сердце и эмоции, а самый маленький мозг — это логическое мышление, которое все мы, уроженцы запада, используем в своей жизни. Они говорят, что если ты замыкаешься на своем логическом мышлении, тебя наполняет страх и беспокойство, но ты должен обратиться глубже, к своим инстинктам, так, как делают животные. И именно благодаря использованию этого принципа я получаю гораздо больше удовольствия от моих приключений, потому что мне не приходится вести постоянную борьбу со своей головой. Ты просто позволяешь всему быть таким, какое оно есть. У тебя такое ощущение, будто ты можешь просто прекратить бороться и расслабиться, радоваться всему и делать конструктивные вещи.

Комментарии

60
сергей
13 сентября 2016 7:58

Начнём с того, что в "загнивающем капитализме" предлагают такую работу - руководитель экспедиции. Всё остальное уже от головы. Навыки выживания тоже нарабатываются. А то, что делается для камеры - не считаю экстримом, как и любую попсовую передачу. Там есть сценарий, значит наработка.

Дмитрий
24 марта 2015 12:12

Я большой поклонник Эда Стаффорда, смотрел несколько его фильмов о выживании, все понравились!
У Гриллса тоже классные фильмы, но в них как-то побольше суеты, к тому же Беар использует небольшое снаряжение и ходит в одежде, у Эда всё сложнее и ближе к природе...

Алексей
02 июля 2014 7:22

молодец мужик!

Добавить комментарий
Показать ещё