Мысли о еде

Недавно, вместо того, чтобы сидеть на кухне и думать о важном, я решил заработать денег и отправился на встречу с подающим надежды режиссером.
Режиссер начал беседу с размышлений о еде. И заявил, что всякая кухня — зло и бессмысленная трата времени и что он мечтает о дне, когда изобретут еду в таблетках, которые нужно будет проглотить и запить водой — и все. На этом я тихонько вышел из зала. Что стоящего в искусстве может сказать человек с такими мечтами?

Фото 1 - Мысли о еде

Всему самому важному в жизни я научился благодаря еде. Мое сознание включилось в поезде с простого вопроса: “Ну, и сколько тебе лет?” Перед носом моим, как приз, маячила замечательная вареная курица. Вопрос был несложным, смущало только, что задавали его собственные родители. Я прошептал: “Четыре”. “Идиот! — сказал отец, отодвинув курицу. — Три! Для контролера тебе три. Если тебе три, ты едешь бесплатно, а если четыре — за деньги”. С тех пор, когда кто-нибудь врет, я отчетливо чувствую запах курицы.

Когда мне было восемь, в наш сельмаг завезли напичканные нитратами арбузы. Арбузы были вкусные, и скоро вся деревня погрузилась в состояние непрекращающегося поноса. И только меня он не брал. Я катался на велосипеде по вымершим улицам, а односельчане завистливо смотрели на меня из окон. Я почувствовал себя великим и непобедимым. Через три дня все выздоровели, а я — наоборот. И вся деревня посчитала долгом справиться о моем здоровье, плохо скрывая злорадство. Сидя третий час в дощатом туалете, я готов был поклясться на передовице газеты “Советский хлебороб”, что я не великий.

В 10 лет я сожрал за раз 11 огромных чебуреков. По семейной легенде, мой дядя в юности одолел 10, и я не мог не переписать фамильный рекорд. Откровением для меня было то, что радость победы — ничто, по сравнению с вздутием живота.

В 11 состоялось мое первое знакомство с религией. Было типичное деревенское лето. Круглые сутки я читал библиотечные “Легенды и мифы Древней Греции”, лежа на перине. Время от времени с книжкой я подходил к холодильнику. Когда книжка вдруг закончилась, выяснилось, что она вся (а также перина, пол и стены) в пятнах от еды. Меня поставили в угол. С тех пор я стараюсь думать о последствиях заранее.

В студенческие годы я полюбил узбекскую кухню. Иногда я просто ходил полюбоваться, как румянится самса в тандыре. В кафе мне посчастливилось стать свидетелем потрясающей драки. В конфликте участвовали два узбека — один стоял на раздаче, другой препарировал капусту на кухне. Чем были недовольны узбеки, сказать сложно: единственное знакомое слово в их перепалке — “мудак” — ничего не говорило о природе конфликта. Особенно меня потрясло, что, затеяв драку, узбеки не прекратили работать. Тот, что на раздаче, отчаянно метал в противника тарелки с пловом. При этом он успевал улыбаться посетителям и раскладывать по мискам манты и лагман. Присутствовавшая там журналистка написала потом репортаж с заголовком “Летающие тарелки в узбекской кухне”, а я отметил для себя, что эмоции никогда не должны мешать делу.

Продолжать можно бесконечно. И про то, как мой друг Собакин в поисках экзотики съел хуэпатор (он до сих пор не знает, что это). И про то, как один знакомый попал к сектантам и вместо молитв всю зиму лепил пельмени на продажу. И про то, что, пока вам не принесли еду, нельзя ссориться с официантом. И про то, что среди прочих интимностей семейной жизни существует и такая, как “предварительный ужин”.
Вот о чем следовало бы подумать режиссеру, а не болтать всякую ерунду при народе.
Евгений Крузенштерн

Комментарий врача-диетолога Романа Малькова:
Количество еды, которую может заглотить человек, зависит от размеров желудка этого конкретного человека. У тех, кто привык к перееданию, желудок растянут, поэтому в него влезает больше пищи. Но могу с уверенностью сказать, что физически лопнуть невозможно, то есть желудок от избытка пищи не порвется. Ты же наверняка видел какие-нибудь ужасные соревнования по поеданию сосисок или гамбургеров — участники поглощают такое количество еды, какое нормальному человеку даже представить сложно. В результате даже у этих “сверхлюдей” желудок все равно переполняется и возникает рвота — таким образом организм избавляется от излишков. Но умереть от переедания можно в долгосрочной перспективе: от ожирения, непроходимости и многих других болезней, связанных с чрезмерным потреблением пищи.


Иллюстрация: Софья Мироедова

Комментарии

5
05 июня 2014 20:57

Люди врут каждый день, и это совсем не прикрыто. Так вот с таким ассоциативным мышлением как у Евгения Крузенштерна запах курицы должен преследовать его каждый день.

Лёха
27 ноября 2010 3:03

Короче, встал, поссал, посрал и на пробежку.

Лёха
27 ноября 2010 3:02

Если пойти ещё дальше: физкультура важнее кухни. Любая погрешность в еде исправляется физкультурой.

Добавить комментарий
Показать ещё