Третий полюс Земли

Команда туристов “Полюс недоступности” из Перми на велосипедах отправилась в самый дикий горный район Китая, нашла там самый сложный перевал и назвала его в честь Men’s Health. Спасибо, ребята.
23 августа 2009 года в направлении КНР на арендованном Ford Transit выехала группа из пяти туристов с горными велосипедами наперевес. Задачи перед экспедицией ставились амбициозные: пронестись на двухколесных машинах там, где Николай Михайлович Пржевальский трусил на своих лошадках в знаменитых центрально-азиатских походах; перебирая педали, покорить крупнейший ледник этих диких мест — горный массив Улугмузтаг (7723 м). В реальности же существенную часть пути путешественники волокли велосипеды на себе, вытягивали их из зыбучих песков, отчищали от мерзлой грязи, а в конце пути чуть не вышли на лобовое столкновение с дикими яками. Впрочем, путешествие закончилось хорошо — автор приводимых здесь записей, Андрей Королев, даже похудел на 10 кг, хотя говорит, что и до того не имел ни грамма лишнего жира. Итак, вот избранные места из рассказов Андрея.

МЕСТНЫЕ
“Грузовичок, который мы наняли, чтобы проехать через барханы пустыни Такла-Макан, многократно застревает в песках, мы подкладываем под колеса специально заготовленные бревна и выталкиваем его. Наконец пустыня заканчивается и мы въезжаем в Куньлуньские горы. Первый, самый северный хребет — Русский. Так его назвал Пржевальский. В узком ущелье, где скалы подходят к самой реке, нас встречают противотанковые ежи. Поперек дороги — пластины с ножами, торчащими вверх, военная техника, покрытая маскировочной сеткой, бойцы в шлемах и бронежилетах за пуленепробиваемыми ограждениями. 20 дул автоматов смотрят на наши оранжевые футболки с изображением обменивающихся рукопожатием российского и китайского флагов.
В июле 2009-го в Урумчи и других городах СУАР прошли беспорядки на национальной почве, погибло несколько сотен человек. Китайское правительство ввело войска. Здесь нас могли повернуть назад без всяких объяснений, просто потому что “НЕЛЬЗЯ”, и мы бы даже пикнуть не сумели.
К нам направляется начальник блокпоста, с маленьким автоматом наперевес. Я выхожу навстречу и с важным видом (нельзя позорить отечество) разворачиваю перед ним сопроводительное письмо с печатями многих организаций, которое перевела на китайский моя знакомая… С видимой неохотой нас пропускают.
Кстати, из-за военного режима мы весь месяц были без связи. Чтобы в мире никто не узнал, что творится на территории СУАР, китайские власти попросту глушат спутниковую связь. Позвонить и попросить о помощи в случае чего невозможно”.

ПАСПОРТ ЭКСПЕДИЦИИ
где: северные провинции КНР. Старт в городе Урумчи, столице Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР), финиш в городе Голмуд (провинция Цинхай). Официальный язык территории — китайский, на деле — никакого, так как на большей части этой территории люди не живут.
задача: пересечь горные системы Куньлунь и Северный Тибет с запада на восток, пройдя через “полюс недоступности” Куньлуня — плато Чангтан, наиболее удаленное от населенных пунктов место этой горной системы.
параметры: активная фаза похода — 1518 км; ходовых дней — 36; средняя высота — около 5000 м над уровнем моря.
участники: кандидаты в мастера спорта Владислав Баженов, Константин Котельников, Игорь Мохов и Игорь Пономарев. Руководитель — мастер спорта по спортивному туризму Андрей Королев (Пермский государственный университет).

ВЕЛОСИПЕДЫ
“Нашим транспортом в этой экспедиции были пермские велосипеды Forward. Тибет — огромные пространства грязи: солончаковые болота, зыбучие пески. Часто — лёсс (пылеватая порода желто-бурого цвета. — MH) глубиной до 20 см, ехать по такой поверхности невозможно. Но было всего несколько случаев, когда колеса полностью забивались грязью и не могли крутиться. Особенно тяжело велосипедам приходилось, когда температура воздуха резко понижалась ниже нуля и вся эта грязь в момент застывала, покрывая машину прочным панцирем. Зыбучие пески встречались на большей части маршрута — там, где высота более 4000 м. Если в них стоять на месте и не двигаться, то засосет полностью минут за 15-20. Когда проходишь по этим местам (ехать там невозможно), песок начинает проваливаться неожиданно, хотя не было похоже, что здесь опасно — даже осока растет. Когда в песке вязнет велосипед (15 кг) с грузом (до 60 кг), его в одиночку вытащить невозможно. Сидишь на безопасной кочке, смотришь, как велик засасывает под землю, ждешь товарищей. Я обычно еду первый, поэтому такие казусы чаще происходят со мной.
Еще один испытательный полигон — реки ледникового питания. Ледник тащит с горы огромное количество горных пород, поэтому талая вода может содержать до 50% твердых примесей. А еще она холодная и быстрая — получается смертоносный абразив для движущихся деталей машины. В этой экспедиции мы машины не жалели. Приходилось до полутора часов (река Аччиккельнингол) находиться в ледяной воде, переходя через множество рукавов. Переправы часто были на грани возможного — велосипед почти полностью скрывало водой и могло течением сбить с ног. Более простые реки пытались переезжать на велосипеде, предварительно разогнавшись, что чаще всего получалось. Но до финиша машины дошли своим ходом, разве что не поучаствовали в высокогорной части экспедиции — к горе Улугмузтаг”.

ПЕРЕВАЛ MEN’S HEALTH
8.09
11-й ходовой день. Температура ночью –7, днем +15. Сильный ветер, снег. Видимость 30 м.
“С самого утра понемногу набираем высоту, которая уже более 5000. Сегодня первый день, как мы идем пешком, без велосипедов. Ехать все равно невозможно. Оставляем велосипеды на скале, возвышающейся над рекой Улугхэ на 20-30 м.
После обеда на берегу реки сворачиваем в сторону огромных коричневых моренных валов (отложения из обломков горных пород, образованные ледниками при их движении и таянии. — MH), на которых заканчивается самый крупный ледник в этих горах, стекающий с самого Улугмузтага.
Пересекаем широкую долину. Погода портится. Налетают низкие облака, идет снег. Бредем как в молоке. Ориентируемся только по компасу и навигатору. Ветер усиливается и дует вбок, заметая под капюшон снег. Начинаем кувыркаться в этих грязных моренных валах. Иногда встречаются заболоченные участки. Пробравшись через морены, спускаемся по крутому склону в небольшую и узкую долину речки, ниже по течению впадающей в Улугхэ. Идем вверх по течению. С крутых склонов ущелья иногда падают камни, но мы начеку.
Высота все увеличивается, увеличивается и слабость. Приходится идти по 30-40 шагов и потом отдыхать несколько минут. Если вовремя не остановиться для отдыха — можно потерять сознание. Темнеет. Впереди показался безымянный, явно еще никем не пройденный перевал, который должен нас вывести на тот самый ледник. Крутизна увеличивается, идем, упираясь в склон ледорубами. Первым поднимаюсь на седловину, с двух сторон которой громоздятся полуразрушенные скалы-останцы, бегу на другую сторону, с радостью вижу прямо под собой огромное ледяное месиво. Это и есть нижняя часть ледника, вышли правильно. Огорчает другое — идти по такому разорванному леднику будет крайне сложно.
По навигатору измеряю высоту — 5300 м. Следов пребывания человека на перевале нет. От слабости и перегрузок нас шатает из стороны в сторону. В полуобморочном состоянии ставим палатку и разводим примусы для готовки ужина. Это самый приятный момент — после сложного дня спокойно посидеть в палатке. Дом готов, укреплен, ветром его не сдует, и можно расслабиться.
Обсуждаем, что мы первые люди на этом перевале и потому вправе дать ему имя. Сомнений нет — это перевал Men’s Health! Главная цель этого журнала — воспитание силы духа. А только сильные духом люди смогут добраться до этого перевала и пройти через него”.

ОТ РЕДАКЦИИ: Если вдруг кто решит убедиться, что MH-перевал существует, то вот его координаты: Центральный Куньлунь (КНР, СУАР), N 36°27,489´ E 87°15,108´. Отчет об открытии перевала хранится в библиотеке Пермской краевой маршрутно-квалификационной комиссии.

ГОРА
9.09

12-й ходовой день. Температура ночью –20, днем +20. С обеда сильный ветер, снег, гроза. Видимость 30 м.
“Я работаю на географическом факультете ПГУ, тема моей диссертации — полюса недоступности. Это — точки наибольшего удаления от населенных мест, места, где нет людей. На суше таковые располагаются в Антарк¬тиде, Гренландии, Чукотке, Якутии и Куньлуне, причем последний — самый высокий на планете. Понятно, почему местный горный массив Улугмузтаг столь привлекателен для альпинистов. Пешком не дойдешь, до ближайшего города — 500 км. Известно много попыток пробраться к Улугмузтагу на джипах, но в некоторых случаях люди не могли приблизиться к вершине даже на расстояние 100 км — машины вязли в зыбучих песках.
“Урал”-вездеход пробился сюда всего один раз, в 2003-м, и то не с первой попытки. Даже на вертолете сюда не доберешься. Если он и сядет, то уже не взлетит — из-за разреженного воздуха.
В 2005-м мы уже проходили Куньлунь и Тибет на велосипедах, с севера на юг. Тогда у нас не было альпинистских целей, но команда прошла в 70 км от Улугмузтага. Я понял, что на горных велосипедах мы сюда доберемся и с полной альпинистской выкладкой. И вот мы здесь. Но недаром этот горный массив — полюс недоступности.
Утром мы спускаемся с перевала Men’s Health, но не прямо вниз, а траверсом вверх по течению ледника.
Ледник сильно разломан, пересечен вдоль и поперек трещинами и огромными сераками, покрыт еще и слоем предательского снега, скрывающего трещины глубиной до 300 м. Идем вверх по правому рантклюфту ледника. Эта щель между боковой скалой и самим ледником постепенно становится все уже, а сверху все чаще случаются камнепады. Все время ходим на разведку, чтобы не тащить весь груз в непроверенном направлении, поскольку многие кажущиеся проходы между скалами и трещинами, оказываются тупиковыми. Налетает гроза. Молнии бьют от нас в нескольких метрах. Чудом в этой белой мгле находим небольшую скалу. Впятером залазим под нее и укрываемся тентом, тент позволяет греться от собственного дыхания.
Через некоторое время ветер немного слабеет и гроза уходит дальше на восток. Напротив нас, на другой стороне ледника, возвышается ледяной красавец Улугмузтаг. В этот момент с него сходит очередная лавина, уже третья за сегодняшний день. Похоже, не может быть и речи о попытке восхождения. Принимаю решение подняться на две вершины по соседству — пониже Улугмузтага, но никак не меньше 6000 м. Может быть, это и к лучшему — ведь на них точно еще никто не поднимался. В следующие два дня производим восхождения, вершины называем в честь Пржевальского и его ближайшего подвижника Роборовского”.

Я И ЯК
19-23.09

22-26-й ходовые дни. Температура ночью –10, днем +15, ветер средний и сильный. Переменная облачность.
“В этой поездке я покорил еще одну вершину. Стал львом и чуть не задрал дикого яка.
А было так. Мы ехали строго на восток по огромной долине реки Сасыкъяр. Она отличается от долин, которые мы уже проехали. Здесь как-то более уютно. Солнце ярче, трава зеленее. Диких животных еще больше, чем обычно, и подпускают к себе они совсем близко. Один раз кулан оказался передо мной всего в 3 м. Я даже почувствовал его запах и услышал напряженное дыхание. Редко где можно увидеть крупных диких животных так близко, разве что в африканских национальных парках. А здесь вся местность — один огромный заповедник.
Я ехал на велосипеде метрах в трехстах впереди остальной группы. Ехал медленно, дорога сложная. В сотне метров слева от меня стоял огромный черный дикий як, туша килограммов на 500, и явно наблюдал за моим движением. Я повернул немного вправо — як проследил мое движение головой, потом пошел в мою сторону, потом побежал, все ускоряясь и в конце концов перейдя на огромные прыжки по 4 м (я потом измерил расстояния между следами от копыт).
Дальше все произошло за секунду. По первой специальности я ветеринар и умею обращаться с крупным рогатым скотом. Я понял сразу, что бояться нельзя. При страхе выделяется адреналин — гормон с очень едким запахом, который животные чувствуют свободно. Учуяв этот запах, нападающий понимает, что его жертва не готова к активной самообороне. А раззадоренный хищник пахнет другим гормоном, норадреналином, что приводит жертву в еще большую панику.
В общем, в самый последний момент, когда зверь был уже в нескольких метрах от меня, я представил себя львом, нападающим на зебру в саванне, резко выделил норадреналин и сам бросился к яку, громко рыча. Як вдруг прыгнул вбок, поджал хвост и пулей пронесся мимо меня. Таким образом я как бы нанес ему энергетический удар — другого выхода у меня не было.
Способ хороший, но после этого случая мы стали вести себя осторожнее”.
Команда туристов “Полюс недоступности”
МЕСТНЫЕ
122-2-1
ВЕЛОСИПЕДЫ
ПЕРЕВАЛ MEN’S HEALTH
11-й ходовой день.
ГОРА
Я И ЯК
Крути педали!
Крути педали!
Крути педали!

Комментарии

5
05 июня 2014 12:49

Всегда найдется группа безумцев, совершающих на первый взгляд абсолютно бессмысленные вещи. Но на самом деле именно они мотивируют нас на действие, а не на простое прозябание в серых буднях.

Сергей Сергеевич
10 апреля 2010 0:39

Молодцы! В копилке журнала появился перевал с идентичным названием.. Поздравляю)) :cool:

Славян
05 апреля 2010 20:35

Классно. Лично знаком с Королевым, преподавал мне в универе)

Добавить комментарий
Показать ещё