Лучше гор

Экспедиция Men’s Health три дня шла через горные перевалы к пониманию, что настоящее счастье — это когда поход заканчивается.
Примечание MHealth.ru. Когда прочитаешь статью, обязательно посмотри видео, снятое во время путешествия: 1 2 3 4 5 6 7 8

СПРАВКА
ГДЕ: административный регион Куско на юго-востоке Перу, провинция Урубамба.
КАК ДОБРАТЬСЯ: в нашем случае — перелеты Москва–Париж–Богота (Колумбия)–Лима–Куско. С ночевкой в Лиме все путешествие занимает около 42 часов.
ВРЕМЯ: –8 часов в сравнении с Москвой.
ВАЛЮТА: новый соль, примерно равен 10,4 руб.
ЯЗЫК: испанский, кечуа.
ЛУЧШИЙ СЕЗОН ДЛЯ ПОХОДА: местная зима, то есть с апреля по октябрь. Прохладно, сухо, солнечно.

— Можно я вырву? — победитель конкурса “MH ищет героев”, пожарный из Сыктывкара Вячеслав Тарачев, робко просунул стриженую голову в дверь туалетной кабины.
— Чего?
Но Вячеслав уже прильнул к унитазу. Плечи его подрагивали. За узким окном туалета взбирались в гору черепичные крыши зданий древнего Куско. Белый Христос с одноименной горы Кристо-Бланко благословлял распахнутыми руками толкавшихся по пыльным улицам потомков Тупака Амару. Я пожал плечами и пошел в комнату — собираться.

Начинался четвертый день экспедиции журнала Men’s Health по Перу, организованной компанией STAR Travel. Мы уже поели жареных морских свинок (по виду — копченая крыса, на вкус тоже); посетили собор, обряженный, как цыганская новогодняя елка; испытали унижение горной болезнью. Оставалось главное — трехдневное покорение Ларес-трека. 50 км пути по Андам от Кишварани до Патаканчи. Забегая вперед, скажу — покорили. С истериками, соплями, группой “Гражданская оборона”, но мы сделали это. Предлагаю вашему вниманию путевой дневник экспедиции, с позднейшими комментариями.

ЗАПИСЬ №1
“Нарядились на маршрут в стиле “Бухгалтерия выехала на шашлыки”. Креативный директор Men’s Health Андрей Медин явился в клубной салатовой курточке. Слава Тарачев — в массивных берцах от униформы пожарного. Я сложил вещички в школьный рюкзак старшего сына.
Образцово выглядят только поджарые супруги Айрин и Ховард из Канады: в солнечных очках, гортексовых штанах и кроссовках-внедорожниках, с непромокаемыми рюкзаками и телескопическими палками для скандинавской ходьбы. Из рюкзака к вороту куртки змеится трубка: почувствовал жажду — насоси себе изотоника из резервуара в рюкзаке, не сбавляя ходу”.

на полях:
Если испытание длится не час-два, а трое суток, то правильное снаряжение решает все. В нашей группе кто сбил ноги, кто обгорел на солнце, кто-то спал в двух джинсах, загибаясь от холода, и только супруги из Канады перли вперед с энергией механического зайца.

ЗАПИСЬ №2
“С четырех сторон серые горы, посреди — серый камень. Улыбчивый метис Сизар, наш гид на ближайшие дни, высыпал на камень гору сухих листьев коки, бормочет молитвы, разбрасывает листья в сторону каждой из гор.
— Кока — важный продукт сельского хозяйства Перу, в этих листьях полно белков и витаминов, — рассказывает Сизар.
— Да-да, знаем, — веселятся канадцы из нашей группы.
— Еще инки использовали коку как стимулятор в борьбе с горной болезнью, — настаивает Сизар.
— Ха-ха, — ответствуют канадцы.
Пожертвовав часть листьев богине Пачамаме, оставшееся Сизар настойчиво раздал туристам — сам не будешь, так подари в горах встретившемуся индейцу. Взмах рукой — пошли”.

ЗАПИСЬ №3
“Возьми этот номер журнала и проведи линию от левого верхнего угла к правому нижнему. Примерно по такому склону сейчас ползет наша группа. Время от времени на откосе вдруг появляются грядки. Если бы земля держалась на отвесных скалах, индейцы кечуа и туда бы сунулись со своей картошкой.
Лет 10 назад я пил с друзьями пиво у себя в квартире на 16-м этаже. Лифт не работал, и три раза за добавкой я (хозяин все же) ходил пешком. Очень потом гордился этой историей, всем рассказывал.
А сегодня нам нужно подняться где-то с 3400 м над уровнем моря до 4400 м — это, округляя, 330 этажей. И спуститься с той же высоты. Размышляю, не выбросить ли из рюкзака зубную щетку и прочие отягощения.
Пухлая Лоррейн Старкевициус, библиотекарь из Торонто, спекается на первых ста метрах пути. Подоспевшие шерпы взваливают библиотекаршу на штатного мула экспедиции. Мул карабкается в гору с выражением отстраненной муки на лице, в таком образе итальянские художники изображали святого Себастьяна”.

“Кока — важный продукт сельского хозяйства Перу, в этих листьях полно белков и витаминов”

на полях: В пятиступенчатом классификаторе сложности маршрутов Ларес-трек занимает четвертую ступеньку — “требуется высокий уровень физической подготовки”. Восьмичасовые переходы по горам в разреженном воздухе подходят не каждому. Ту же Лоррейн следующим утром сняли с маршрута и отправили на базу в Оллантайтамбо — три часа пешком до ближайшей дороги, оттуда на индейских попутках.

ЗАПИСЬ №4
“Заметил, что не пишу в дневнике о природе. Я ее и не вижу особо, ползу вверх, уткнувшись носом в тропинку. Но вот Сизар делает очередную остановку, чтобы дождаться мула с Лоррейн (Лоррейн с мулом?). Оглядываюсь. Должно быть, так смотрит на мир муха, прикорнувшая на плафоне в читальном зале Ленинской библиотеки. Или микроб, упавший в чан с грязным бельем. Короче, я ничтожен в серо-зеленом месиве из скал, неба и холодного воздуха.
Внизу, в складках породы — горное озеро цвета бирюзы. Сизар рассаживает группу над обрывом и просит молчать. Такой тишины я не слышал никогда. Это не поэтическое преувеличение. Впервые за 36 лет рядом со мной ни одного искусственного источника звука”.

на полях: Президент Перу Алан Габриэль Людвиг Гарсиа Перес не знает точно, сколько у него избирателей. Потому что относительно оцивилизованная часть Перу, где живут потомки белых завоевателей, — это узкая прибрежная полоса, 10% территории страны. Еще 30% — Анды, обиталище инков и их нынешних потомков, индейцев кечуа. Оставшиеся 60% — сельва Амазонки, где мужчины носят юбки из мочалок и охотятся с плевательными трубками на обезьян. Тут нет электричества, автомобильных пробок, танцев на льду и вертикали власти, что кому-то грустно, а индейцам вполне по душе.

ЗАПИСЬ №5
“Группа клонится к закату. Брайан из Филадельфии движется рывками от валуна к валуну, в руках — рулон туалетной бумаги. Предложил взять у него рюкзак, на что Брайан согласился неожиданно легко. Сунул мне свою ношу и юркнул за ближайшую скалу, отсиживаться. Хоть бы аварийкой мигнул в знак благодарности.
Я поглощаю воздух, как учил инструктор по фридайвингу: шаг — глубокий вдох до боли в легких — шаг — задержал дыхание, чтобы воздух усвоился, — шаг — выдохнул. Опять глубокий вдох… Сердце стучит в голове, где-то между полушариями, ноги ватные. Время от времени сжевываю комок листьев коки.
Славик блюет, но это ни для кого уже не событие. Ближе к вершине, от отчаяния врубает на телефоне “Гражданскую оборону”. “На кухне твердые ножи, в лесу веселые ежи, на перекрестке светофор, нули и крестики — ангел устал”, — разносится меж седых андских вершин. Я немного потерпел, после чего мягко попросил Славу свернуть концерт”.
Фото 1 - Лучше гор
на полях: Горная (высотная) болезнь, называемая в Перу “сороче”, — болезненное состояние, вызванное кислородным голоданием и массой других стрессовых факторов. У неадаптированных людей возникает уже на 2500-3000 м над уровнем моря. Симптомы разнообразны — головная боль, аритмия, “поносы, не поддающиеся медикаментозному лечению”, отек всего, что может отечь.
На человека с равнин все это действует убийственно, а индейцам приходится жить так веками — горная цивилизация все же. Даже Куско расположен на высоте 3400 м, что уже успел прочувствовать Слава Тарачев (см. раньше). Знаете, почему индейцев называют краснокожими, хотя окрасом они скорее ближе к индусам? На высоте организм автоматически повышает кислородную емкость крови за счет выброса эритроцитов, красных кровяных телец, из кровяных депо — селезенки и печени. В горных деревнях женщины и дети кечуа, то есть существа с тонкой кожей, щеголяют абсолютно пунцовыми щеками — я даже думал поначалу, что у них что-то вроде экземы.
Но есть и хорошая новость — “горняшку” можно преодолеть. Еще в аэропорту Лимы, столицы Перу, мы проигнорировали огромный плакат, рекламировавший таблетки от сороче. В Куско, хоть Славик и болтался у унитаза, мы проигнорировали баллончики с кислородом, которые можно было купить в каждом ларьке. И совета у специалиста мы спросили, только вернувшись в Москву (см. врез на следующем развороте). Не повторяй наших ошибок.

ЗАПИСЬ №6
“Тяжелая часть восхождения закончена, мы достигли перевала Huillyaccasa (боюсь даже пытаться произносить это по-русски).
Фотографируемся у межевого камня с журналом в руках.
— О, — вдруг оживляется диарейщик Брайан, — а у меня в рюкзаке как раз американский выпуск.
Брайан, твою мать, значит, все это время я волок твой журнальчик, чтобы ты мог почитать на привале?
Спуск похож на непрекращающийся праздник — солнце, воздух, изумрудный мох, сверкающие озера и какие-то неясные водопады. Через пару часов прибываем на ночлег в селение Кункани. Пара домов, сложенных из кусков горной породы, соломенные крыши, земляной пол, очаг. В загородке для скота уже расставлены красные палатки для нашей группы, у стоянки дежурят индейские женщины в цветастых шляпах. Торгуют минеральной водой по 3 соля за пол-литровую бутылку. Бизнес понятен — на равнине за ту же бутылку берут 0,5 соля”.

на полях: Где-то в Европе я уже видел такие домохозяйства — это были раскопки поселений бронзового века. Итого, в Перу мы знакомимся с тем, как жили наши предки 10 000 лет назад. За истекший период наши изобрели колесо, атомную бомбу и айфон, а в быту кечуа не изменилось ничего, если не замечать фальшивый Tissot на руке у старейшины деревни. И, как отметил канадец Ховард, если там, внизу, случится всемирная война или катастрофа, то здесь жизнь не изменится ни на каплю.

ЗАПИСЬ №7
“Медин и Тарачев есть отказались, а я с удовольствием навернул двойную порцию картофельного супа с листьями коки. Света в селении, конечно, нет. Потолкался в столовой палатке у керосиновой лампы, слушая беседы канадцев с англичанкой Лиз. “И ты что, чай каждый день пьешь? Ах-ха-ха! И прямо за завтраком? Умора…”
на полях: Для прохода по Ларес-треку формируются интернациональные группы от 12 до 16 человек. В нашей было трое русских (легкий поклон аудитории), одна англичанка, одна американка и восемь канадцев. Вообще стоит присмотреться к Канаде. В этой стране полно спортивных людей с неплохим чувством юмора. И, кстати, такой поход — прекрасная возможность подтянуть язык, так как все дни ты разговариваешь только на английском.

ЗАПИСЬ №8
“Около восьми вечера приперся в палатку. Вставать с рассветом, надо лечь пораньше. Застегнул внешний периметр, застегнул внутренний. Креативный директор беспокойно ворочается на подстилке, явно кости мешают (выпросил таблетку пенталгина и затих). Я заполз ужом в спальный мешок, застегнул еще одну молнию, закрыл глаза. И вдруг навалилась тоска. “Отраженье свое увидал в полынье, и взяла меня оторопь: впору оборвать житие…” Как я живу, что я делаю? Почему так редко звоню родителям? Илюша, сынок, прости — не буду тебя ругать, что ты бьешь Маргариту по голове игрушечной бетономешалкой.
Пялюсь в темноту, сердце сжимается. Позвонить бы кому, извиниться, но телефон здесь не работает и не будет работать еще два дня”.
на полях: Гм, ну, наверное, это тоже горная болезнь. Кислородное голодание мозга.

ЗАПИСЬ №9
“В половине шестого на пороге палатки нас встречает жизнерадостный индеец с подогретой водой — не желаете ли почистить зубы? С щеткой в зубах обнаруживаю, что ночевали мы в роскошной долине под огромной зуб-горой Колку-Круз, с которой белым языком спускается ледник.
Из своих коконов повылезали дорогие одногруппники. Последний раз такие лица я видел на своих однокурсниках наутро после получения диплома. Нет, вру, еще в супермаркете “Седьмой континент” в час дня 1 января попадаются такие типажи — опухшие, небритые, растерянные.
Сил никаких, но решимость мы не утратили. Три часа карабкаемся вверх, на перевал Ипсайкоча. Трава на склонах сменяется мхом, мох — облаками. Креативный директор Андрей Медин помирает. Закатывает глаза, пошатывается, останавливается каждые три минуты. Прикидываю, кто бы мог занять его место, если что.
Ближе к вершине в мире остается только гранит, цельный или покрошенный на куски. Неба не видно, потому что в нем мы и находимся. Поход превратился в штурм, в гору мы уже лезем на четырех конечностях. Лицо Славика обретает цвет столовских макарон. Медин хрипит.
До шли. На небольшой площадке между двух миров свистит ветер, мимо пролетают обрывки облаков. Сизар вновь разговаривает с Пачамамой, потом строит из камней пирамидку над тремя листиками коки, потом вдруг вынимает откуда-то из пуза бутылку рома. Всеобщее оживление. Сизар разливает напиток прямо в открытые рты, чтобы сохранить видимость сакральной церемонии”.
Фото 2 - Лучше гор

на полях: Как давно ты произносил фразу: “Да, я сделал это!” Как давно ставил себе задачу, в муках шел к ней, а потом жал сам себе руку — молодец, все правильно сделал? Если давно, то поход в горы, в Перу или еще куда взбодрит самооценку. В этом и есть главный смысл таких экспедиций, а скалы, индейцы, “богатейший животный мир Анд” — всего лишь красивая упаковка.

ЗАПИСЬ №10
“На ночлег определяемся в крошечную долину у водопада. На отвесной скале метрах в четырехстах выше меня стоит белая корова, что-то жует. Видимо, это населенные места. Или это какая-то залетная корова.
Животные надоедают. Только я улегся в палатку, как прямо над ухом, за тонкой брезентовой перегородкой кто-то протяжно вздохнул. Я напрягся. Потом “кто-то” сделал шумное “пфррр-у-у-у” губами — точно, мул или лама. Еще пару часов длилась эта печальная видеоинсталляция: я лежу в красном куполе, виновато тараща глаза в темноту, а вокруг в темноте кружат невидимые копытные и щипают траву со звуком, похожим на звук рвущейся ткани”.

на полях:
А вообще жаловаться грех. С бледнолицых туристов в этом походе сняли любые обязанности, кроме обязанности передвигать ногами. Сизар показывает дорогу, второй проводник сзади подгоняет отставших. Весь багаж в больших сумках тащат на себе 7 лам, в наших рюкзаках только вода, туалетные принадлежности и журнал Men’s Health. На предмет подобрать павших пастухи гонят по тропе мулов. Еду на привалах готовит повар с двумя помощниками. Всего группу из 13 туристов обслуживают 19 живых существ, включая беспокойную приземистую собаку.

ЗАПИСЬ №11

“Последний день — чистый рай, непрерывное погружение в блистающие долины. Горы идут вниз этажами. Шагаешь-шагаешь вниз, вдруг выходишь на равнину, бредешь-радуешься, что все закончилось, как вдруг дорожка обрывается резко вниз — то была лишь “полочка” перед новым спуском.
Растительность буквально на глазах наливается жиром. Место мха занимают чахлые кустики, им на смену приходят пышные деревья и даже какие-то лианы с намеком на джунгли. Отдыхая в эвкалиптовой роще, заводим разговор о том, какой все это имело смысл. Все сходятся на мысли, что это есть “испытание себя”, зачем бы такое испытание ни производилось. Думаю пошутить, что это походит на древнюю студенческую игру в поисках нового удовольствия: долго пить пиво и не писать, а потом пописать.
Но решил не шутить”.



ЧТО ЕЩЕ ПОСМОТРЕТЬ В ПЕРУ
Кориканча, храм Солнца империи инков, обиталище бога Инти. Был облицован золотыми плитами, но испанцы переплавили золото на ложки, а в храме устроили монастырь Санто-Доминго. Землетрясение 1950 года частично разрушило стены монастыря, а скрывавшиеся у его основания стены Кориканчи устояли. Теперь это нагромождение залов, переходов и галерей частью происходит от Инти, частью от Иисуса.
Кафедральный собор Куско, густая смесь испанского ренессанса и индейской дикости. Святые разряжены, как цыганята, в подвале собора — выставка черепов. Стоит на центральной площади Куско, бывшей Уакайпата (“площади воинов”), — вся история Перу последней тысячи лет, от возвышения первого инки Манко Капака до праздника фейерверков в прошлую среду, творилась здесь.
Фото 3 - Лучше горМачу-Пикчу Построенный в седловине горы то ли город, то ли храм. Издалека смотрится лучше, чем вблизи, но основное — это ощущение переноса во времени. Инки хоть и жили 500 лет назад, по уровню развития культуры и науки равнялись первым египтянам. Так что ты ходишь по городу, какими они были в нашей части света 5000-7000 лет назад, а от этого пробирает.


СЛУШАЯ НАШЕ ДЫХАНЬЕ
Борис Самарянов, гендиректор туристической компании STAR Travel, знает, как справиться с высотной болезнью.

1. Поднимайся в горы медленно, чаще отдыхай и не перенапрягайся. При подъеме свыше 3500 м надо сделать акклиматизационную остановку. Далее старайся не подниматься выше 500-600 м в день.

2. Ешь легкую, но при этом богатую углеводами пищу, чтобы пополнять запасы энергии.

3. Пей много воды или любой другой жидкости. Воздух высоко в горах сухой и холодный, поэтому при дыхании ты теряешь влагу.

4. Существуют специальные лекарственные средства для борьбы с горной болезнью — это Asetazolamide (Diamox), Dexamethasone, в Перу есть аналог под названием Sorojchi Pills, их можно купить в любой аптеке в Лиме или Куско. Они сделаны на основе кофеина и аспирина и разжижают кровь. Полезно иметь с собой и кислородные баллоны, которые помогут “отдышаться” при необходимости.

5. Не злоупотребляй алкоголем, даже для того чтобы согреться. С каждым глотком ты усиливаешь обезвоживание организма.

6. Хорошим средством от сороче является чай из листьев коки (mate de coca). Его можно купить в перуанских гостиницах или ресторанах, затем перелить в пластиковую бутылку и взять в горы. Заменят чай и просто листья коки, которые можно жевать.

7. Еще одним проверенным и действенным средством, облегчающим восхождение, является обыкновенный чеснок или чесночный суп. Это хороший стимулятор сердечной мышцы. В Гималаях, например, такой суп туристам предложат в любой горной деревне, в lodge, которые неоднократно встречаются по пути. Если нет возможности найти суп, то подойдет и головка чеснока — жуй периодически по дольке.

8. При проявлениях серьезных симптомов горной болезни следует незамедлительно остановить подъем. Опасный симптом — сухой кашель, который может быть признаком начала отека легких. Однако, как правило, эта болезнь проходит у большинства в легкой форме и недомогания прекращаются уже на 1-2 день трекинга.

Текст: Кирилл Вишнепольский
ФОТО: PROFMEDIA INTERNATIONAL S.R.O.

Помнишь про видео с путешествия? Вот оно: 1 2 3 4 5 6 7 8

Комментарии

2
05 июня 2014 11:46

Кстати, по моему, именно в Перу есть единственное в мире соленое горное озеро. И по легенде местных им его даровал какой-то бог чтобы они могли прокормить себя.

ИВАН
11 марта 2014 10:07

Красочный репортаж получился, прямо влюбился в Перу!

Добавить комментарий
Показать ещё