Мужкая профессия: год в сапогах

Как выглядит армейская служба изнутри? К чему готовиться тем, кто займет места в казармах этой осенью?
Что делать, чтобы быть в форме, мы пишем в каждом номере вот уже 11 лет. Пришла пора написать и про то, как себя вести, если ты оказался в форме, но не с помощью фитнес-тренера, а по воле военкомата.

Еще недавно слово “армия” выстраивало в сознании четкую цепочку образов: портянки-“губа”-“через две зимы, через две весны/Отслужу, как надо, и вернусь…” И что теперь? Гауптвахты де-факто отменены, отдельные солдаты щеголяют в ботинках и носках, а служить — всего год. Как такая армия может защитить Родину? Как это все выглядит изнутри — к чему готовиться тем, кто займет места в казармах этой осенью? Чтобы ответить на эти вопросы, мы заслали корреспондента MH Александр Арчагова в обычную часть при военном аэродроме на месяц, под видом выпускника военной кафедры вуза, проходящего сборы (Курсант). Александр, в свою очередь, поговорил с военнослужащим из этой части (Солдат), фамилию которого мы не раскрываем — Денису еще полгода служить.



ПРИЧИНА
СОЛДАТ: Я пошел в армию по собственному желанию и собственной глупости. Работал, зарабатывал нормально, жил с девушкой. Меня отчислили из института, и я решил, что все равно рано или поздно поймают, так зачем оттягивать неизбежное? К тому же без военного билета сложно устроиться на нормальную работу. Попав в часть, я узнал, что многие идут по собственному желанию, особенно теперь, когда службы всего год, а не два.
На гражданке я слышал, что некоторые скрываются в армии от закона. В армии нет милиции, и если ты убил кого-то или изнасиловал, но еще не числишься в подозреваемых, армия — отличное место, чтобы залечь на дно. Не знаю: если такие и есть в нашей части, то уж точно они никому не скажут.
Многие, особенно из регионов, идут служить просто потому, что в их семье и отец служил, и брат служил, а раз все мужики служат, значит, так и надо.

ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ
СОЛДАТ: Впечатления от армии начинаются с военкомата. На комиссии внимательно читают личные дела всех призывников. Мы стоим и ждем все в одних трусах и все бухие. Последний день на воле все отрываются по полной программе. Как мне позже объяснили старослужащие, напиваться можно буквально до того момента, как ты принял присягу, и тебе за это официально ничего не будет — ты вроде как еще не военный. Только можешь испортить отношения, если будешь вести себя нагло. На пути от сборочного пункта до воинской части многие призывники вообще не трезвеют.

КУРСАНТ: Первое, что ощущаешь, оказавшись в армии, — это полное отсутствие личного времени и пространства. Тут все крутится вокруг идеи, что солдат никогда не должен оставаться один, поэтому все делается скопом. Вместе встаем, вместе ложимся, вместе гуляем — 10 минут вечером строем по плацу с песней — и вместе едим. Привыкнуть к этому непросто.
Голодом в армии не морят. Порции большие, обычная столовская еда — дома такое, конечно, есть не станешь, но тут есть хочется постоянно, так что съедается на ура. С утра школьное какао, но никаких каш, а рыба с гарниром, котлеты или печень (а то после каши или бутербродов много не наработаешь). На обед классическое первое, второе и компот.
Так было в нашей части, за остальные сказать не могу — солдаты рассказывали, что в некоторых, например, дают так называемый клейстИр: перловку с мясом или чем-то еще, так крепко заваренную, что, если перевернуть тарелку, ком не отклеится.

Фото 1 - Мужкая профессия: год в сапогах

ФОРМА
СОЛДАТ: На сборочном пункте выдают такую форму, какая есть в наличии. Мне достались сапоги на четыре размера больше и бушлат по колено. В части обменяли на новую форму, но так бывает не везде.

КУРСАНТ: Огромное внимание солдаты уделяли нашим берцам — высоким армейским сапогам на шнуровке. По уставу их носить можно, но срочникам выдают только кирзовые сапоги. Неудивительно, что один из курсантов, оставивший берцы на кухне во время дежурства, их лишился.
Солдаты тащат друг у друга все, вплоть до полотенец и шлепанцев. Если цензурно перефразировать известную армейскую поговорку, в армии нет слова “стащили” — есть слово “потерял”. Если у тебя что-то исчезло, это твои проблемы. Если исчезла казенная вещь, ты просто вынужден стащить такую же у товарища, иначе тебя накажут. Особое стремление стырить ценные вещи возникает к дембелю, поскольку с ними можно уехать — и концы в воду.

КМБ
СОЛДАТ: Когда принял присягу, попадаешь на курс молодого бойца (КМБ), который длится месяц. Над тобой стоят два-три сержанта, придумывают тебе занятия: бег, силовые упражнения, строевая, почти никакого сна. Это называется “прокачивать”. Излюбленное развлечение — “полтора”. Это как бы упор сидя или лежа на полусогнутых ногах и руках. Стоять в таком положении сложно, и весь смак в том, чтобы заставлять солдат стоять в “полтора” долго.
Был недавно случай: парень не нашил на воротник положенную белую полоску ткани. Так вот, пока он подшивался, весь взвод стоял в “полтора”. А надо заметить, что у новичка на подшивание уходит минут 20. Парню повезло, что он — бык, очень здоровый. А вообще после такого виноватому ночью приходится несладко.
На КМБ много веселого бывает. Например, марширует взвод по плацу, командир приказывает: переходим речку. Все садятся на корточки и идут гуськом, подняв автоматы над головой. Потом говорит: сушим автоматы. И все сидят на корточках неподвижно, подняв автоматы над головой на вытянутых руках. Ну а разнообразный бег до упаду — это просто в порядке вещей. Бегают и в полной выкладке (с вещмешком, противогазом, автоматом, магазинами на себе), и надев противогазы. В противогазе быстро начинаешь задыхаться, поэтому приходится украдкой оттягивать выпускной клапан на подбородке, чтобы через него можно было не только выдыхать, но и вдыхать.
Раньше, при двухгодичной системе, была еще и учебка: полгода тебя учили на какую-нибудь специальность. При годичной службе на такое времени нет, но специальности все равно дают. Я, например, вожатый караульных собак, и если бы служил по специальности, был бы в шоколаде: ничего бы не делал, только собак кормил и выпускал на пост. Но, к сожалению, у нас в части нет ни одной собаки. В армии вообще особый взгляд на специализацию. Допустим, у нас было такое: “Кто умеет играть на гитаре?” — “Я!” — “Тогда будешь барабанщиком”, и парню дают барабан, мы под его игру маршируем.



ДЕДОВЩИНА
СОЛДАТ: Когда ехали в часть, особо страшно не было. Мы знали, что агрессия прошла с двухгодичниками, последние из которых, говорят, были очень жесткими парнями. Раньше у тебя просто не было шансов: молодым противостояли три призыва, так что весь свежий призыв работал и не выпендривался.
Теперь, если ты бык, ты можешь послать всех с самого начала. Когда мы попали сюда после КМБ, дедов было мало, мы могли прижимать их по очереди или тупо прийти скопом ко всем и сказать: “Вы ч-чё?!” Но деды вовремя подсуетились и наших самых здоровых подогнали под себя. Свои стали жать своих.
Служба в армии — это главным образом хозяйственные работы. Ты красишь, косишь, копаешь, моешь. На это уходит почти все твое время, особенно на мытье. И дедовщина в основном сводится к тому, кто будет делать за всех эту работу. У нас теперь не работают и деды, и многие из нашего призыва, и чем дальше, тем больше людей ничего не делают. Но чем больше людей косят, тем сильнее достается тем, кто не смог подняться и вынужден “втухать”, работать.
Косят очень просто. Кто-то однажды говорит: “А я не буду ничего делать”. За это можно получить по морде. Собственно, нет никакой другой причины подчиняться дедам и делать работу за них, кроме того что тебе врежут, если ты откажешься.


Фото 2 - Мужкая профессия: год в сапогах

Если не выпендриваешься и все выполняешь, тебя не трогают; пацаны тебя уважать не будут, но относиться будут нормально. Если ты не воруешь у других, никого не подставляешь, отмазываешь людей, это ничего не дает. Армия выбирает людей грубых, сильных, тупых. Если ты даешь всем в жбан направо и налево, значит, ты клевый парень, тогда ты можешь ничего не делать и тебя никто не тронет.
Помню, на вторую или третью ночь в часть пришел посреди ночи бухой сержант с корешами, дал команду: “Рррота, подъем! Форма одежды номер ноль!” (только штаны, сапоги и “белуга” — обычная майка-алкоголичка). Деды выстроили всех в казарме (на плацу бы увидели офицеры), разумеется, кроме других дедов, которые даже не подумали вставать. После чего всем духам по очереди пробили, как это называется, душу — то есть со всего размаху кулаком в грудь. Это повторялось затем довольно часто.
Первое время было боязно. Удар перебивал дыхание, и было тяжело устоять на ногах. Потом привыкли. Например, на утреннем осмотре обнаруживается, что у тебя нет при себе расчески и платка. За это тебе пробивают душу. Ты просто отлетаешь, тебе не больно особо и не обидно, тебе по барабану, потому что до этого ты уже много раз получал в грудь просто так, потому что так положено.
Дедовщина во многом — это форма развлечения. На гражданке ты нормальный парень и тебе бы в голову не пришло, какой фигней ты будешь заниматься к концу службы. А развлекаться дедам нужно, потому что им ну совершенно нечего делать; тем, у кого скоро дембель, даже кровать заправлять не положено, за них это делают духи.
Но без дедовщины в общем нельзя. Деды-сержанты по поручению офицеров следят за порядком, и пусть лучше они устанавливают свои правила, чем жить по уставу. Если хочешь жить по уставу — его надо знать наизусть, чтобы отмазываться, а это здоровая книга. Всегда найдется что-то, что ты делаешь не по уставу. Например, по уставу дневальный должен стоять на тумбочке по стойке смирно и никуда не отлучаться без разрешения дежурного. Стоять нужно два часа, потом два часа отдых. И так сутки. Людей мало, и дневальным ты бываешь часто. Если делать все по уставу, вынести это невозможно
В принципе, дедовщину можно искоренить, но деды обычно дружат с офицерами, болтают с ними за жизнь в курилке, здороваются за руку. То, что они делают с духами, обычно происходит с молчаливого согласия офицеров. Иногда врезать духу может и офицер лично, но зачастую не просто так, а за какой-нибудь косяк. Офицеры боятся только “прецедентов” и, соответственно, военной прокуратуры. Если ночью духам поголовно пробивают душу, это не прецедент, потому что не остается следов. А вот если солдат ходит по части с распухшей от синяков рожей — это прецедент.


ДИСЦИПЛИНА
СОЛДАТ: Пить в армии нельзя, но люди нажираются. Главное — знать, когда это прокатит, а когда дадут втык. Когда ты дежуришь на взлетно-посадочной полосе, можешь спокойно уйти на несколько часов в городок, который рядом, напиться, снять шлюху, если деньги есть. Если денег нет, то тоже ничего. В городке много девиц, которые просто так дают: нравы у них такие. С женщинами в армии не так сложно, как принято думать.
На самоволке, если ты не дурак и знаешь, когда вернуться, тебя не поймают. Если один раз поймают, то для дисбата этого мало, а на гауптвахту теперь можно только по решению суда. Так что тебе просто надают по морде, чтобы не морочиться, и все.
Самое суровое в армии — это дисциплинарный батальон. Но туда попадают только за такое, за что обычно сажают в тюрьму. В дисбате очень суровая дисциплина и собраны полные отморозки. Но самое страшное то, что время в дисбате не засчитывается как время службы. То есть тебя, например, отправляют на два года в дисбат, а потом ты возвращаешься дослуживать свой срок.

КУРСАНТ:
У нас несколько раз выпрашивали штаны: солдаты в самоволку уходят в гражданском, чтобы не запалили, но, так как в часть всех отправляют из сборочного пункта уже в военной форме, джинсы есть не у всех. Кому-то родители присылают, у кого-то есть деньги купить, у других возникают проблемы.
Сигарет и денег у солдата никогда не бывает в достатке, поэтому все постоянно стреляют. Почти все некурящие закуривают во время службы и потом редко бросают. Раз в месяц каждому курильщику выдается блок уставных сигарет “Перекур”, а некурящим — леденцы. По словам солдат, курить “Перекур” все равно что курить сено. Но эти сигареты по-любому выкуриваются, потому что деньги кончаются быстро: солдат получает 400 руб. в месяц, да и их задерживают.

Фото 3 - Мужкая профессия: год в сапогах

ОТУПЕНИЕ
СОЛДАТ: Когда я пришел в армию, начал тупеть. На гражданке думал, что, если ты не развиваешься, ты тупеешь, но здесь просто оставаться на том же уровне — уже достижение. Я хорошо знаю английский и немного французский. Отправляясь служить, я взял с собой словарь и самоучитель по итальянскому. Собирался учить. Но, как оказалось, здесь это невозможно. Тебе просто не до того. В итоге вместо итальянского я вместе с остальным контингентом начал говорить на языке гопников.

КУРСАНТ:
Через несколько дней в армии ты испытываешь феерическое чувство свободы от выбора, от необходимости думать. Тебе говорят — ты работаешь. А работа найдется всегда, и потому нет резона делать ее слишком хорошо и слишком быстро. Особенно много работы перед приездом начальства. Мы застали приезд главкома ВВС, так что наши дни заняло медитативное выщипывание травы из щелей взлетно-посадочной полосы и подстригание кустов.
В армии ты привыкаешь подчиняться любой команде, даже если она кажется бессмысленной и противоречит предыдущей. Дело в том, что разные командиры немного по-разному понимают устав. В результате в течение одного дня может произойти такое. Сначала позволяют в свободные часы лежать на койках, сняв ботинки и ремень, расстегнув верхнюю пуговицу кителя. Потом заходит другой командир и говорит: “Что разлеглись, сняв ботинки? Ботинки снимать нельзя”. Потом заходит третий, говорит: “Кто вообще позволял лежать? Можно только сидеть, расстегнув верхнюю пуговицу”.

АРМИЯ МЕНЯЕТ
СОЛДАТ: Я пошел в армию, потому что стал мучиться депрессией. Мне стало неинтересно жить. Стало все равно. Армия это исправила. Здесь начинаешь видеть ценность простых радостей: поесть, поспать, просто полежать, ведь даже лежать до отбоя часто не дают. Именно в армии я понял, что жизнь — прекрасная штука.
Армия заставляет разочароваться в людях. Начинаешь понимать, что большинство из них — дрянь. И ты вынужден общаться с ними, не дружить, а просто общаться, потому что надо же общаться хоть с кем-то.
В армии мало приятного, да и полезного немного, но кое-что она все-таки дает. В основном это моральная закалка. Ты начинаешь спокойнее относиться к трудностям. Я выношу армию только потому, что понимаю: это однажды закончится. Через полгода я приду домой и все забуду к чертям.

ФОТО: TASS-PHOTO, RUSSIAN LOOK; ИЛЛЮСТРАЦИЯ: МАКСИМ ЛЮЛЮКИН

Комментарии

13
Aziz
04 июня 2015 19:29

для новобранцев мне кажется очень полезная информация , хотя бы будут знать к каким трудностям готовится и чего ожидать

Даниил
17 февраля 2015 18:32

Не знаю кому как а мне понравилось в армии! Да были не приятные моменты, но как говориться с годами вспоминается только хорошее. И раз уж пошел служить, не важно по своей воле или нет, будь готов ко всему!

Дмитрий
17 августа 2014 14:54

Статья 2009 года. Кое что поменялось! Но лучше всего служить в Пограничных войсках! Эти ребята служат в боевых частях, камендатурах, заставках и охраняют границу Родины! Ведь не каждому дано ходить по краю нашей страны! Ребята ходят в наряды с оружием (в то время как других частях его видят только на присяге). Предлагаю МН написать отдельную статью про пограничников!

Добавить комментарий
Показать ещё