“Текила” на подъеме

29 сентября 2008 года группа TEQUILAJAZZZ дала высокогорный рок-концерт.
Правда, до вершины Эльбруса (5642 м) питерские рокеры не дошли, но и 4800 м над уровнем моря — тоже рекорд страны (хотя бы потому, что единственный в своем роде). Своими впечатлениями об экспедиции с мн поделился вокалист “Текилы” Евгений Федоров.


Беда не приходит одна. Предложение дать концерт на вершине Эльбруса поступило как раз накануне нашего отлета в западную часть Гималаев, которая находится на территории Индии. Туда мы — я, директор группы Борис и его девушка Ася — собирались, чтобы побывать в Ладакхе, одной из немногих областей, где тибетцы живут свободно. Ладакх даже называют Малым Тибетом. Планировали посетить буддистские монастыри, просто попутешествовать по горам, ну и плюс проехать через Кардунг-Ла, самый высокогорный автомобильный перевал в мире — 5600 м над уровнем моря. В общем, стоило нам приобрести билеты в Индию, как тут же поступило предложение взойти на Эльбрус и дать концерт на западной вершине.
Не помню точно, кто первым вышел на нас. Кажется, это были ребята из “Косогорова” (торговая марка “Косогоров самогон”, один из организаторов экспедиции. — MH). И мы решили, что это удача: можно съездить в Гималаи, походить по горам, адаптироваться к высотам, а потом прилететь на Кавказ и с легкостью покорить Эльбрус. Ну и мы подписались сразу же на эту авантюру, тем более что любим приключения.
В итоге вышло так: мы вернулись из Индии и на следующий день улетели в Минеральные Воды.
из блога экспедиции*
ДЕНЬ ПЕРВЫЙ, 24 СЕНТЯБРЯ
До Мин. Вод долетели без особых приключений. От аэропорта до гостиницы (2350 м) добирались на автобусе. Как только въехали в горы, начался дождь. Водитель говорит, что это хорошая примета для всех, кто приезжает в Приэльбрусье. Прибыв на место, адаптируемся к горному климату, играя на банджо и в “Мафию”. Завтрашний выход в горы намечен на 10 утра.
Фото 1 - “Текила” на подъеме
Горный туризм знает массу примеров, когда самые здоровые ребята ломались буквально на первых же метрах

Гостиница, в которую нас заселили по прибытии, находилась в долине. И хотя там уже была небольшая высота, физически это не чувствовалось.
Надо сказать, в Приэльбрусье много приличных гостиниц. Нас заранее предупредили не брать с собой много вещей: все необходимое можно было достать на месте — горные ботинки, специальные стеклянные солнцезащитные очки, кошки (железные шипы для хождения по льду, надеваются на подошву ботинок. — MH) и прочее оборудование вплоть до рюкзаков. Туристическая индустрия там на очень хорошем уровне. Что и понятно: в сезон на Эльбрус люди толпами по сто человек ходят. Но к моменту нашей поездки сезон уже закончился, народу было мало. С одной стороны, это хорошо, что не было толп, а с другой — не очень, поскольку в межсезонье погода сильно портится.
Сентябрь-октябрь — это, считай, уже зимние условия: с юга начинают дуть сильные ветра, сдувающие снег. Открываются ледяные покровы, трещины, и идти в гору, даже если уклон небольшой, гораздо сложнее. Тем более с аппаратурой, как в нашем случае.
из блога экспедиции
ДЕНЬ ВТОРОЙ, 25 СЕНТЯБРЯ

Погода благоволит: с утра светит яркое солнце. Задача на сегодня — совершить адаптационное восхождение на гору Чегет (3450 м)…
Планировали часть пути проделать на канатке, а затем пешком на вершину, но подъемник не работает. Говорят, вчера была гроза и что-то сгорело. Придется идти пешком…
Добрались до 3300 м. Дальше не успеваем по времени — будем спускаться.
Среди нас есть герой! Саша Воронов, барабанщик “Текилы”, имея вес под 120 кило, не только мужественно шел наравне со всеми (хотя было видно, как ему тяжело), но еще и шутил всю дорогу, подбадривая остальных.
Гиды говорят, что из-за проведения новых ЛЭП на приюте “Бочки”, куда мы должны подняться завтра, нет электричества. Потом, правда, пообещали, что будет...
Адаптация в горах — сугубо индивидуальный процесс. У одного может занять пару дней, у другого — неделю. Это не зависит от физической подготовки, от возраста... Горный туризм знает массу примеров, когда самые здоровые ребята ломались буквально на первых же метрах. А хлюпики отлично адаптировались и приходили на вершину первыми.
Что такое адаптационное восхождение? Объясню: чтобы подготовить организм к пребыванию на определенной высоте, нужно дойти до нее, передохнуть, а потом обязательно спуститься чуть ниже. На следующий день поднимаешься повыше, ставишь перед собой задачу сделать это быстрее. И так далее. Именно поэтому на Эльбрусе есть несколько баз, где можно остановиться: одни ниже, другие выше.
из блога экспедиции
ДЕНЬ ТРЕТИЙ, 26 СЕНТЯБРЯ

Погода продолжает радовать. Снова солнце и голубое небо.
Группа получает снаряжение и отправляется на “Бочки”. Это альпинистский лагерь на высоте 3900 м. Там мы будем жить ближайшие дни до восхождения. Обещан снег и отсутствие облаков. Оттуда должны подняться на “Приют 11” (4200 м) — адаптационный маршрут сегодняшнего дня.
Полдня поднимали на “Бочки” весь скарб: 2 генератора (по 20 кг каждый плюс запас бензина и масла), барабанную установку (большой барабан, малый барабан и тарелки), 3 гитары, микшерный пульт, усилитель, 2 колонки, 3 камеры. Это оказалось не просто: из транспорта — только однокресельная канатка, а общий вес груза более 120 кг.
Генераторы — наше единственное электричество на ближайшие сутки: линию ремонтники не подключили, и жить придется в неотапливаемых металлических цистернах. Но пока всем весело.
Сходили к “Приюту 11” для адаптации. Результат — головные боли. Некоторые опробовали дыхание с кислородными баллонами — долго и беспричинно веселились.
Ужин прошел при свечах.
Фото 2 - “Текила” на подъеме
Опытные альпинисты ходят в горы с местным коньяком, который способствует расширению сосудов. но и они потребляют по чуть-чуть
 
Приют “Бочки” получил свое название по форме сооружений, предназначенных для жизни постояльцев. Это и в самом деле цистерны для перевозки нефти, обитые деревом изнутри. Нам сказали, что подобные дома были у ребят, которые строили БАМ. В отсутствие электричества спать в такой “бочке” можно, только завернувшись в спальник прямо в одежде.
Что касается оборудования, то тащили его в основном гиды, которые шли с нами. Мы несли личные вещи: одежду, термосы, запасные варежки и носки. Конечно, тяжелее всего гидам пришлось с генераторами. Каждый из них — это нормальный такой мотоциклетный мотор, работающий как электростанция. Причем это были не обычные генераторы, а специально адаптированные для работы в горах. Стандартные аппараты могли бы просто не завестись из-за недостатка кислорода: слишком разреженный воздух. А эти работали без перебоя. С первого-второго рывка все завелось.
из блога экспедиции
ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ, 27 СЕНТЯБРЯ

Встали рано — всем не спалось. Причиной тому адаптация организма и отсутствие тепла.
Быстро поели, надели кошки и отправились на новую адаптацию — сегодня нам должны покориться 4600 м.
Воронов заболел. Температура 380, и он остается на базе. Для него акклиматизация проходит наиболее тяжело.
Ну, что сказать? Для неподготовленных организмов это было ужасно. Постоянные одышка, головная боль и необходимость идти вверх. Но мы это сделали! 10 человек из 14 дошли до нужной высоты (не считая гидов).


Несложно понять, что ты забрался на сегодня слишком высоко: в какой-то момент у тебя из груди начинает выскакивать сердце. Нехватку кислорода как-то не особо замечаешь, но присутствует такая специфическая зевота и, главное, аритмия. Поэтому для нахождения в горах нужна специальная дыхательная техника, индивидуальная для каждого. Только опытный гид может помочь подобрать свой режим, свою скорость.
Когда идешь в гору — час, два, три — единственное, что помнишь, это ноги товарища перед собой. Состояние абсолютной оторванности от мира — концентрируешься на этих ногах и на своем дыхании. Глазение по сторонам, фотографирование — этого нет. Ты просто идешь несколько часов и ничего вокруг не видишь. Остановки бывают редко — из-за них дыхание сбивается. Это вам любой турист, занимающийся трекингом, скажет.
Мне, Борису и Асе было несколько легче адаптироваться после Гималаев. Ноги только замерзали. Но в нашей группе было 16 человек, а тех, кто ездил в Гималаи, лишь трое. Так что шли медленно.
В горах вообще важна выносливость. То есть не нужно быть каким-то мегасильным качком. Это, возможно, даже будет и во вред. Если хочешь подготовиться к восхождению, лучше побольше ходить, ездить на велосипеде — помогает. Нужно быть готовым к тому, что придется постоянно двигаться. Хотя бы чтобы не замерзнуть. Человек, который постоянно сидит на диване, перед таким походом должен как-то привести себя в порядок. Не исключено, что заранее сбросить лишний вес. Так просто легче идти. Иначе сам начнешь себя проклинать, что не потратил какое-то время на беговую дорожку и сейчас тащишь не только рюкзак, но и самого себя.

Фото 3 - “Текила” на подъемеФото 4 - “Текила” на подъеме

из блога экспедиции
ДЕНЬ ПЯТЫЙ, 28 СЕНТЯБРЯ
День отдыха. Ребята настраивают аппаратуру. У Воронова не проходит температура, подозрение на пневмонию. Принято решение спускать его вниз. Несмотря на это, все настроены решительно — завтра восхождение и попытка дать концерт.
Как будут играть, пока не понятно. Возможно, кто-то постучит за Сашу на барабанах, хотя такого профи заменить нелегко.
И снова отключили электричество, зачем-то стали менять совершенно исправную (на вид) электроопору. Спать опять придется в холодрыге.
Ранний ужин, инструктаж и ранний отход ко сну. 29-го подъем в 2 часа ночи, в 3 — завтрак, в 4 выход на гору...
Я думаю, что Воронов просто простудился. А потом всего за одну ночь у него развилась мощная пневмония. Такая, что спать мы уже не могли. В день отдыха, в 6 утра, мы поняли, что его надо срочно будить и с кем-то спускать вниз. В горных условиях болячки развиваются непредсказуемо. Организм, привыкший к обилию кислорода, в условиях его дефицита ведет себя совершенно иначе. Сашка валялся внизу до самого конца экспедиции и еще неделю после того, как мы вернулись, не мог оклематься. Но ничего особо страшного не случилось, мы его вовремя спустили. А сами, несмотря на выходной, решили немного потренироваться. На 300 м все же поднялись, чтобы чувствовать себя в тонусе.
Тут обязательно стоит вспомнить еще и про наш рацион во время экспедиции, потому что от него многое зависит. У нас было трехразовое питание: завтрак, обед, ужин. Когда это было возможно. А если уходили надолго, то вместо обеда брали сухой паек, куда, разумеется, входит только очень легкая еда, которую несложно тащить на себе: маленькая бутылочка с водой или лимонадом, шоколад, сухофрукты...
Самое главное правило, которое соблюдали повара, — разнообразие питания. Еду давали очень простую, но каждый раз разную: апельсины, пирожные, соленые огурчики... В общем, это известный факт, что однообразная еда в условиях оторванности от планеты очень угнетает психику и может привести к депрессии. Поэтому каждый раз повара нам устраивали маленький гастрономический праздник.
А алкоголь? Ну нет, в горах он противопоказан. То есть снизу, когда мы только приехали, это было возможно, но потом пришлось от него отказаться. Правда, опытные альпинисты ходят в горы с местным коньяком, который способствует расширению сосудов. Но и они потребляют по чуть-чуть.
Еще один важный момент — психологическая обстановка в компании. Все чувствуют напряжение: и физическое, и моральное. Плюс нормальная мужская потребность быть на уровне, не выглядеть слабаком. Все это способствует нервяку. Гора просвечивает человека. Становятся видны его способности не поддаваться панике, не раскисать, вовремя сказанной шуткой разрядить обстановку и подбодрить товарищей — вот это было важно. Ведь если у тебя что-то не получается, запросто можно начать комплексовать, рефлексировать. Но у нас вышел довольно сплоченный коллектив. Постоянно рассказывали анекдоты, какие-то истории из жизни, просто шутили. На базах играли в карты. Занимались самой обычной жизнью: тихо сидели и пили чай. Общались, болтали, знакомились друг с другом.
из блога экспедиции
НОЧЬ, 29 СЕНТЯБРЯ
В 3.00 небо было звездным, потом поднялся ветер. Однако все бодры и полны решимости. Одежда: термобелье, пуховые штаны, термоноски, горные ботинки, кошки, флисовая кофта, ветровка, пуховая куртка, очки-маска, шапка-балаклава. В руках горнолыжные палки, за спинами рюкзаки с сухим пайком и термосами.
Рассаживаемся по трем ратракам — в первом едут гиды и инструкторы с аппаратурой и техникой, во втором операторы и журналисты, в третьем группа. Метет.
По дороге к скалам Пастухова (4600 м) ратрак с гидами начинает неожиданно скользить вниз. В темноте только по свету фонарей видно, как его несет. Первый оборот вокруг оси, второй... Внутри все замерло — дальше камни и трещины! Лишь каким-то чудом машину удается остановить. Отлегло от сердца.
Выгружаемся. Дует очень сильный ветер со снегом. 20-30 м/сек. Прогноз на первую половину дня был хороший, но пока он не оправдывается. По словам гидов, шанс дойти до вершины для такой группы, как наша, — 2-3%. Да и профи-проводники с барабанами за плечами выглядят весьма неуверенно. После совещания принимаем решение возвращаться.
Сам я этого происшествия с ратраком не видел, поскольку мы ехали в последнем экипаже. Но, насколько понимаю, при повороте он каким-то образом попал на лед и, не завершив маневр, соскользнул.
В общем, мужеству тех, кто находились в этот момент на борту, можно только позавидовать. Хотя, конечно, люди, которые ехали там, — это профессиональные гиды, сотрудники МЧС, чья работа спасать других и предотвращать несчастные случаи. Сколько они историй нам рассказали!
Например, про инвалидов, лишенных возможности ходить, которые поднимались на Эльбрус на специальных санках: гиды шли вперед, а те по веревкам за ними подтягивались. Это очень долго длилось, был какой-то тяжелейший подъем. И дошли не до конца, но поднялись довольно высоко, что уже заслуживает восхищения.

из блога экспедиции
ДЕНЬ ШЕСТОЙ, 29 СЕНТЯБРЯ
В 10 утра ветер стих. Погода налаживается. Быстро собираемся и едем наверх.
Снова на отметке 4600 м. Погода отличная. Жаль, что ночью так мело. Выгружаем оборудование и начинаем подъем. Доходим до верха скал Пастухова (4800 м) и видим: дальше чистый лед. Идти можно только со страховкой, но это займет уйму времени — можем не успеть вернуться назад.
Решаем играть здесь. Разворачиваем аппаратуру. Подготовка “сцены” заняла примерно час: высокогорье не особо приспособлено для рок-концертов.
Люди готовы. Tequilajazzz вместе с Яном Калнберзиным (фотограф, который сменил за барабанами Воронова) дают концерт над распростертыми внизу горами и облаками! Звук — совершенно гаражный, но такого мы еще не видели!
Tequilajazzz отыграли три песни: “Зимнее солнце”, “Тема прошлого лета” и “Америки”.
В хорошем настроении возвращаемся вниз.
У всех наконец наступила акклиматизация: перестала болеть голова, появился аппетит.


Мы горе один раз уже поклонились, она нас не пустила. если не пустила в первый, значит, должна пустить во второй

Это был, пожалуй, один из самых камерных наших концертов за всю историю группы. Вместе с музыкантами на нем присутствовало человек 25, не больше. И, конечно, он не был похож ни на одно из прошлых выступлений.
Да, мы и раньше играли на открытом воздухе, допустим, на каких-нибудь фестивалях. Но здесь все было иначе: во-первых, к тому моменту, когда ты только поднялся, у тебя уже дикая усталость. Плюс нехватка кислорода сказывается, когда поешь. Условия такие, что 10 раз подумаешь, прежде чем лишнее слово сказать, потому что на это тратится кислород. Не говоря уже о том, что не делаешь лишних движений. Когда к этому привыкаешь, то замечаешь, что в горах люди не делают ничего лишнего и ничего лишнего не говорят: либо молчат, либо только по делу. Элементарная экономия сил и здоровья. Короче: выступать было сложно. На второй песне меня слегка повело от головокружения, а к концу третьей пальцы окончательно замерзли.
Но когда ты смотришь вниз и видишь под своими ногами облака, это потрясающее ощущение. В это же никто не поверит! Сейчас мы сами смотрим фотографии, сделанные там, и не верим: голубое небо, облака далеко-далеко внизу… Такое ощущение, что тебя сняли на синем фоне, а потом в фотошопе приклеили задник.
А что касается того, что до вершины мы так и не дошли… Нет, это меня не расстраивает. Но есть желание довести эту историю до конца. Мы горе один раз уже поклонились, она нас не пустила. Если не пустила в первый, значит, должна пустить во второй.

P.S. Когда спустились вниз, первое желание было выпить пива. Его и взяли. И примерно тогда я понял для себя самое важное. Что мои товарищи, вместе с которыми я уже много лет, оказались на самом деле товарищами. Человеческий фактор — это самое важное. Некоторые корпорации платят огромные деньги, чтобы устроить отдых для поддержания корпоративного духа. А мы вот просто пошли в гору.

ОТ РЕДАКЦИИ: все видеоматериалы по экспедиции можно посмотреть на сайте rutube.ru, забив в строке поиска: “come to russia эльбрус”.

* ru_kosogorov.livejournal.com

Комментарии

1
Евгений
09 июня 2014 15:51

Концерт для всего мира))

Добавить комментарий
Показать ещё