Чего тебе надобно, старче?

Великому художнику-карикатуристу Борису Ефимову исполнилось 107 лет.

Мы отправили к нему Егора Скарлыгина, чтобы тот выведал, как правильно дожить до такого возраста.

Е.С.: Вы помните, когда вам было сто пя…
Б.Е.: Я плохо слышу, погромче!
Е.С.: Вы помните, когда вам было сто пять лет, вы писали в стихотворении: “Своим я озадачен долголетьем”. У вас до сих пор не появилось объяснения своему долголетию?
Б.Е.: Какие строки? Нет, не помню.
Е.С.: А последнюю карикатуру свою хотя бы помните?
Б.Е.: Последняя? Последнюю я вот на днях делал на кого-то. Надо собраться… На кого же это я делал… Не могу вспомнить. Подождите, начнем с другого конца — кто вы?
Е.С.: Я из журнала Men’s Health.
Б.Е.: Что-то не слыхал о таком. Хотя нет, что-то мелькнуло. Долголетие — это факт, но это от меня не зависит, как вы понимаете.
Е.С.: Почему же…
Б.Е.: Если бы это зависело от поведения людей, все бы жили по 200 лет.
Е.С.: Вот вы спортом занимались?
Б.Е.: Ну каким спортом… Я люблю машину, я ездил на автомобиле много. Гимнастикой каждое утро занимался. Я 90… 40… Нет, 405 приседаний делал каждое утро. Но это не спорт… А потом я бросил, начал уставать, так сказать, нетвердо держаться и решил, что на кой черт мне это нужно.
Е.С.: Курили когда-нибудь?
Б.Е.: Нет, вот этого не было.
Е.С.: А есть ли ныне такой персонаж, которого вам хотелось бы осмеять?
Б.Е.: Теперь изменилась, понимаете, вся конфигурация. Появились новые персонажи, неприятные, их никто не любит. Трудно сказать. Вообще я не работаю, так что от этих проблем немного отошел.
Е.С.: Если не политики, значит, бизнесмены на слуху?
Б.Е.: Да, вот эти, понимаете… Когда я прочел, может, это была ошибка, будто бы старик Михалков построил себе особняк, так сказать, за семь миллионов. Я подумал, что, наверное, ошибся. Просто такие постройки… Кто это строит и берет такие деньги? Что-то непонятно. А впрочем, черт с ними — пускай имеют особняк за семь миллионов. Какое мне до этого дело…
Е.С.: Были ли у вас любимые герои в собственных карикатурах?
Б.Е.: Разные были. Когда был Гитлер — на Гитлера. Когда был… кто там еще, я уже стал их забывать. Черт их знает…
Е.С.: А какому политику, к примеру, за время работы вы больше всего симпатизировали?
Б.Е.: Я был большим поклонником Троцкого и подружился с ним. Вплоть до того, что провожал его в изгнание. Пришел к нему на квартиру и помню, он мне так сказал вдруг: “А братец ваш (публицист Михаил Кольцов, впоследствии расстрелянный. — МН), кажется, примкнул к термидорианцам…” Вот запомнилась эта фраза.
Е.С.: Вам, конечно же, пришлось много карикатур на Троцкого нарисовать?
Б.Е.: К сожалению, да. Это, так сказать, неизгладимая моя… я не скажу “боль” — это уж слишком грозно, но я был огорчен этим и предпочел бы, чтоб этого не было. Кстати, как вас зовут?
Е.С.: Егор.
Б.Е.: Егор… что-то популярное имя стало, у меня знакомый хороший Егор Смирнов такой. Вот. Ну и потом, должен вам сказать, я чувствую какие-то затруднения. Я забываю часто, многое. Вот имена забываю, людей забываю. Старость… Я не говорю, что эта ходячая старость — не радость. Бывает старость и радост­ная у людей, выгодная. Но со мной это не произошло, как видите. Возраст у меня все-таки 107 лет, это уже незаурядная старость…
Е.С.: В своей статье англичанин Лоу, рассуждая о ваших карикатурах, высоко оценил качество русского юмора. Как вы сами считаете, в каких странах юмор на высоком уровне?
Б.Е.: Да по-разному. Английский юмор отличается от французского, например. Это все спорные вещи — кому нравится, кому не нравится. Тут трудно, так сказать, подходить с какой-то меркой, дескать, у вас юмор слабый, а у вас хороший и здоровый. Всяко бывает, все относительно. Когда в цирке задницей о барабан — это одно, но у Сталина тоже юмор был, когда он людей тысячами расстреливал…
Е.С.: Какой из вопросов, волновавших вас в течение жизни, так и остался без ответа до сих пор?
Б.Е.: Интересно, сколько я еще проживу?..

Комментарии

2
Вадим
21 апреля 2010 4:49

Молодец...!!

Айтал
11 января 2008 17:06

мдаа..

Добавить комментарий
Показать ещё