20 лет пилот нормальный: жизнь и судьба летчика Александра Кротова

В наше время, когда, кажется, все заняты не своим делом — певцы в эфире главного телеканала катаются на коньках, а депутаты охотятся на косуль, — особое уважение вызывают люди, по-настоящему преданные своей профессии. Летчик Александр Кротов — как раз из таких.
Фото 1 - 20 лет пилот нормальный: жизнь и судьба летчика Александра КротоваАвгуст 2009 года, российская сборная на чемпионате мира по высшему пилотажу в английском Сильверстоуне. Серебряный призер Александр Кротов — пятый справа

Разговор с Александром Кротовым заметно сократил двухчасовую дорогу от Москвы до аэродрома Дракино. Вот она, база сборной. Большой двухэтажный дом, построенный по инициативе самой команды на найденные у спонсоров деньги, — здесь они живут во время сборов, во время подготовки к соревнованиям. Напротив — ангары, в одном из которых зимуют самолеты российской сборной: три Су-26МЗ, один Су-31МЗ, немецкие Extra 330 и XtremeAir XA42. По-хорошему, тренироваться нужно и зимой, но нет денег на солярку для тракторов, которые чистили бы летное поле.

Денег вообще в обрез, самолетов тоже мало (в команде вместе с кандидатами в сборную порядка 20 человек). К тому же «Сухим» по 17–18 лет и они не в боевом состоянии: их надо отправлять в мастерскую на «продление ресурса», а денег, повторюсь, нет. Спортсмены тренируются по очереди, и никто особо не рискует пробовать суперсложные новые фигуры, потому что если ты разобьешь самолет, то не смогут тренироваться другие члены команды. Господдержка самолетного спорта в России — это процентов 10 от необходимого бюджета. Остальное добирается благодаря спонсорам (это ОКБ Сухого, Mazda, МТС), которы­х главный тренер Виктор Смолин ищет и находит лично, потому что если не он — то никто.

Александр приводит в пример французов: «У них серьезная господдержка самолетного спорта, половина команды — под патронажем военно-воздушных сил. У них есть новые самолеты, у них есть возможность выполнять тренировочные полеты круглый год. И тем не менее — несмотря на такие неравные условия подготовки к соревнованиям — мы занимаем соседние места на пьедестале. Они на первом, мы на втором. Или наоборот». Кажется, что сборная побеждает и побеждает вопреки всему: если брать командный зачет на чемпионатах мира (проходят раз в два года), то в 2013 году мы были на третьем месте, в 2011-м — на первом, в 2009-м — на втором, в 2005-м и в 2003-м — на первом… Но сколько так будет продолжаться?

Аэроклубов в России прак­тически не осталось. Последнее училище, где готовили летчиков-инструкторов — Калужское авиационное летно-техническое, — фактически не работает. И это плохо. Даже не потому, что в самолетный спорт почти не приходят свежие люди, а потому, что у высшего пилотажа есть важное и нужное прикладное значение.

«Например, через сборную команду прошли два летчика-космонавта — Светлана Савицкая и Сергей Крикалев, — рассказывает Александр. — Многие летчики-испытатели, работающие сейчас, например, в ОКБ Сухого, тоже прошли школу высшего пилотажа. Другие пилоты уходят в гражданскую авиацию, и вы можете представить уровень их профессионализма. После пилотажа у летчика совершенно другое распределение внимания, он по-другому смотрит на положение самолета в пространстве, он ясно понимает, что происходит с машиной в воздухе. Взять, например, этот крайний случай в Казани, трагедию с Boeing 737. Он падал 20 секунд. 20 секунд для пилота — это огромный промежуток времени. И за 20 секунд не обратить внимания на положение самолета в пространстве… Это не стыкуется с моим пониманием летного дела. А получается, что летчики могли не заметить этого, могли подумать, что они на автопилоте. Трагедии-то можно было избежать».

По словам Кротова, для любого гражданского летчика важно пройти пусть даже простой пилотаж на обычном учебно-тренировочном самолете — «на руках почувствовать технику», узнать, что такое штопор и как вывести из него самолет. Ведь все эти аэроклубовские Яки и спортивные Су имеют чисто механическое управление, на них не то что автопилота, даже усилителей нет. Однако подобной программы обучения в России не предусмотрено.

Но ты можешь быть уверен, что хотя бы один молодой летчик в нашей стране такую школу прошел. Сын Кротова Кирилл научился управлять самолетом на базе сборной в Дракино, потом окончил Ульяновское высшее авиационное училище гражданской авиации и сейчас — стажер в «Трансаэро». Когда он будет за штурвалом Boeing 737NG, ничего страшного не случится.

Комментарии

17
Дмитрий
24 марта 2015 12:40

Достойный мужик! В СССР аэроклубы ДОСААФ действительно были классными заведениями по воспитанию парней. У меня товарищ в таком учился, потом долго с удовльствием вспоминал, хотя лётчиком так и не стал; а я по причине не очень крепкого здоровья туда не пошёл, ограничился парашютными курсами, хоть было всего 3 прыжка, но тоже приятное воспоминание в жизни :)

Олег
25 октября 2014 8:54

Интересная статья про отличного человека, уважаю таких отважных людей, вот с кого надо брать пример по жизни.

Евгений
15 июня 2014 20:32

достойная большого уважения преданность своему делу!

Добавить комментарий
Показать ещё