Денискины рассказы

Дэн Роудс молодой популярный английский писатель, достойный продолжатель дела Джерома, Во и Вудхауса.

Его замечательная книга для мужчин “Антропология и 100 других историй” недавно была переведена и на русский язык. Прочитав ее, Андрей Прокофьев не мог не поговорить с Дэном о мужских страданиях и радостях.

"Моя девушка и ее новый муж постоянно стоят возле моего дома, целуясь и улыбаясь друг другу. Я люблю ее так сильно, что не могу  не обращать на них внимания. Любая возможность увидеть ее — бесценна. Я каждый раз прижимаюсь к оконному стеклу и не отрываясь смотрю на них. Иногда они прекращают целоваться — только для того, чтобы посмеяться надо мной. Часто ее муж делает мне пальцами ужасные знаки, и моя бывшая девушка сгибается пополам от смеха”.
Дэн Роудс, “Антропология и 100 других историй”

А.П.: Дэн, каждому сюжету из “Антропологии” Достоевский бы позавидовал. Ты считаешь, что за любовью всегда следует катастрофа?
Д.Р.: Нет, я всегда верил в настоящую любовь. Но поскольку у меня были катастрофические опыты, иногда казалось, что я никогда не найду ее. Многие не находят. Английская версия книги заканчивается историей “Слова” — о триумфе настоящей любви. Я написал ее в городе Хюэ, во Вьетнаме, где, говорят, живут самые красивые женщины в мире. Мне было интересно, смогу ли я преодолеть языковой барьер и влюбиться в одну из богинь, проносящихся мимо на велосипедах. Ничего не получилось, но все равно я закончил книгу на обнадеживающей ноте. Что касается Достоевского, то спасибо за комплимент, но я должен, к своему стыду, признаться, что не читал его. Плохо, я знаю. Обязательно прочту “Преступление и наказание” — обещаю.

А.П.: Кстати, кто из русских писателей на тебя как-то повлиял, если такие есть?
Д.Р.: Мой любимый писатель, не только русский, а вообще любимый писатель — Чехов. Его произведения самые прекрасные из всех, которые мне приходилось читать. И большинство моих любимых писателей говорят, что их вдохновило его творчество. Так что он всегда где-то надо мной.

А.П.: Возможно, глупо спрашивать об этом у писателя, но я попробую: хоть одна история из “Антропологии” произошла в реальности?
Д.Р.: Не думаю, что спрашивать об этом глупо — я всегда хочу об этом спросить, когда читаю книгу. В “Антропологии” много правды. Конечно, много и преувеличений, иначе меня бы уже засадили в тюрьму, но в каждой истории есть зерно эмоциональной правды. Это на самом деле отражение моей жизни, когда мне было плюс-минус 25.

А.П.: Ты можешь сформулировать истину о любви?
Д.Р.: “Любовь — это смешная штука, которую ты не можешь объяснить. Она делает тебя счастливым, но приносит много боли”. Это строчка из одной песни группы Shangri-Las, но я лучше описать не смогу.

А.П.: Как ты думаешь, есть какая-то метафизическая суть в мужских страданиях?
Д.Р.: Извини, я очень плохо отвечаю на философские вопросы. Они превращают мой мозг в омлет.

А.П.:
Я знаю, ты какое-то время работал на ферме и выращивал фрукты и овощи. Это хорошая профессия с точки зрения мужского здоровья.
Д.Р.: Да, я был очень здоров тогда. Я мог есть только что сорванные сырые овощи — это, кстати, первый совет насчет овощей. Дело в том, что они теряют пользу, если полежат хотя бы час. Моими любимыми тогда были зеленый горох и кормовые бобы. Я также люблю землянику, но чтобы она была разных сортов. В мире есть много скучной земляники.

А.П.:
А как ты оказался преподавателем университета в Хошимине? Был ли у тебя когда-нибудь секс со студенткой?
Д.Р.: Я поехал туда, потому что прочитал в путеводителе, что во Вьетнаме много хороших вегетарианских ресторанов и много работы для преподавателей английского. Кроме того, мне хотелось уехать далеко от дома в место, где было бы много красивых женщин. Со студентками — нет, никогда!

А.П.: Где тебе больше понравилось работать — в хранилище книжного магазина или в пабе твоих родителей?
Д.Р.: Мне нравилось больше в книжном.

А.П.: Тебе, наверное, пришлось видеть много графоманов и алкоголиков? Что хуже?
Д.Р.: В книжном я понизил себя в должности до сотрудника книгохранилища, а в пабах я предпочитаю быть клиентом. Я считаю, что легкий алкоголизм — натуральное состояние человека, но серьезно пьющие, которые напиваются до смерти, производят угнетающее впечатление.

А.П.: Ты любишь Шотландию?
Д.Р.: Да, мне нравится жить в Шотландии.

А.П.: А что там самое замечательное?
Д.Р.: Я думаю, фестивальный сезон в августе, когда Эдинбург становится культурной столицей мира. Я видел там много замечательных вещей. В этом году одним из главных событий стало действо под названием Derevo’s Production Ketzal.

А.П.: Это еще что? На русское слово “дерево” похоже.
Д.Р.: Понятия не имею, что это такое, но зрелище фантастическое. А также в этом году были великие Трей Паркер и Мэтт Стоун, так что я сходил на них.

А.П.: Ты знаешь что-нибудь по-шотландски? Можешь сказать что-нибудь?
Д.Р.: Лучше не надо. Это всегда комично, когда нешотландцы пытаются показаться шотландцами. Я ходил на Public Enemy в Эдинбурге несколько недель назад, вот Флейвор Флав выглядел великолепно в килте, но он — исключение.

А.П.: Некоторые писатели ведут дневники человеческих глупостей или комических ситуаций. У тебя такой есть?
Д.Р.: Да, я иногда записываю мысли и идеи, обычно в форме шифровки.

А.П.: И какая последняя шифровка?
Д.Р.: “Что делает такая красивая девушка, как ты?” Большинство из них так и остаются шифрами, может, и эта тоже.

А.П.: Ты любишь футбол?
Д.Р.: Нет, он меня убаюкивает. Я думаю, что и книги свои написал благодаря безразличию к футболу и компьютерным играм. Все время и мозговое пространство, которое я мог бы истратить на это, пошло на рассказы.

А.П.: У тебя есть какая-нибудь программа тренировок?
Д.Р.: У меня писательское телосложение: зрелище — не очень. Я только что закончил новую книгу и теперь хожу три-четыре раза в зал. Это для меня настоящая борьба. Я слишком люблю поесть и выпить и не могу работать на голодный желудок. Новая книга выходит в марте, так что я не хочу выглядеть как жирный урод на рекламных фотографиях, лучше сгоню жиры.

А.П.: Кто из молодых писателей тебе нравится?
Д.Р.: Мне нравятся Дарен Кинг (он вроде бы переведен на русский), Ди Би Си Пьер, Бен Райс, Саймон Чамп, Ричард Блэндфорд и блистательный автор Пол Юэн. Он пишет о жизни в пабах и должен хорошо пойти в России. 

А.П.: Кажется, что человек, который так много пишет о несчастье, должен на самом деле стремиться к счастью. Ты собираешься вообще быть счастливым в любви?
Д.Р.: У меня сейчас все в порядке. Я женат уже два года. Все страдания и убожества из “Антропологии” позади.

Комментарии

1
03 июня 2014 18:28

Прочитал отрывок Антропология и 100 других историй заинтересовало. Хотя об авторе слышу впервые, спасибо почитаем.

Добавить комментарий
Показать ещё