Анфиса в музее

Мы начинаем серию интервью со знаменитостями, помещая их в необычную среду.

Фото 1 - Анфиса в музееПрекрасную телеведущую программы о сексе Анфису Чехову Андрей Прокофьев пригласил в Музей имени Пушкина, где она не была с детских лет.

АНФИСА ЧЕХОВА: Какой тут вышколенный персонал, гардеробщик даже спросил, на какие плечики пальто повесить.
АНДРЕЙ ПРОКОФЬЕВ: Наверное, этот зал тебе должен быть ближе. Это античность. Там дальше Средневековье, тебя бы там сожгли наверняка.

А.Ч.
(Смотрит недоуменно.)
А.П.: Извини за черный юмор. Меня бы тоже сожгли. Ты, кстати, довольно просто говорила о том, что не была в музее с детства. Мало кто признается в этом.

А.Ч.:
Я не вижу тут ничего плохого. Если бы у меня было время ходить по музеям, у меня бы не было такой работы. Хотя вот в отпуске где-то за границей я, конечно, бываю в музеях.
СТАРУШКА-СМОТРИТЕЛЬНИЦА: Вы что здесь орете, в музей пришли...

А.Ч.:
Мне еще нравится: когда в церковь приходишь, идешь тихо от иконы к иконе и вдруг на весь храм какая-нибудь старуха мне: «Не надо так цокать!» И она это кричит так, что мои цоканья просто ничто по сравнению с тем, как она просит меня не цокать. Поэтому в церковь я почти не хожу. Если бы вы меня в церковь привели, я бы тоже сказала, что очень давно там не была… Ой, здесь бы меня тоже сожгли или распяли.
А.П.: Нет, скорее сожгли, распинали только мужчин.

А.Ч.:
Мм? Нет, а женщинам вставляли какую-то палку.
А.П.: Я, честно говоря, слышал только про то, что протыкали грудь проволокой, связывали ее и вздергивали на веревке… Это Египет. Я хотел спросить, тебе какое искусство ближе всего?

А.Ч.:
Мне? А какое оно бывает?
А.П.: Ну, бывает кино, бывает театр, бывает изобразительное.

А.Ч.:
Мне, пожалуй, ближе музыка. Что касается живописи, я ее люблю, но у меня не было времени внедриться в нее и понять, чем отличается стиль Петрова-Водкина от какого-нибудь, кто там есть…
А.П.: Марка Шагала.

А.Ч.:
Если философию можно назвать искусством, то это мое.
А.П.: Вообще это наука, но некоторые ее называют искусством.

А.Ч.:
И еще я люблю созерцание. Люблю наблюдать за растениями, животными, людьми.
А.П.: Кстати, давай вернемся в античный зал, я тебе кое-что покажу.

А.Ч.:
Давай. Первые эротические переживания у меня были связаны с созерцанием статуи — там, у входа.
А.П.: Давида, наверное? Я как раз тебе хотел его показать сейчас и узнать, какое он на тебя произведет теперь впечатление. Он должен быть где-то здесь. Может быть, где-нибудь внизу?

А.Ч.:
(при виде статуи какого-то героя, побеждающего змея): О, что называется, «зажал одноглазого в кулаке»! (Смеется.)
А.П.: Что? А, понял. Мне тоже частенько мерещится такое… Ну вот он, Давид. Как, не разочаровал?

А.Ч.:
Мне кажется, он похож на нашего корреспондента — Колю Бурлакова. Ну он, конечно, ничего так. Икры у него мне нравятся. Люблю такие икры — ух! Нет, ну он же и правда симпатичный?
А.П.: Мне нравится.

А.Ч.:
В детстве на лицо не смотришь. В детстве от смущения, что ты видишь неприкрытое достоинство, сразу никуда не смотришь. Мы как-то отходили. А помнишь кино, с мистером Бином, что ли, где все статуи в музее оживают? Представляешь, Давид бы ожил.
А.П.: И стал бы посещать бабушек, которые здесь работают. Слушай, а вот эти сюжеты замечательные в твоей программе, которые просто восхищение вызывают, — ты их сама выдумаешь, этих извращенцев?

А.Ч.:
Нет, мы их находим. Чтобы такое выдумать, нужно быть как минимум Квентином Тарантино, или кто там написал «Твин Пикс»?
А.П.: Кстати, была же тема, что тебя хотели закрыть?

А.Ч.:
Ну да, лоббировался в Думе закон о том, что нельзя пропагандировать секс и нужно все программы о сексе перевести на платные каналы. И сразу стали на нас оказывать давление. Но вообще нас все время пытаются закрыть…
Анфисин телефон поет: «I am sexy, babe».
А.П.: Ты с душой относишься к делу?

А.Ч.:
Я ко всему отношусь с душой, не только к делу. Вон, кстати, голые женщины, тебе туда.
СМОТРИТЕЛЬНИЦА: Здесь нельзя фотографировать.

А.Ч.:
Почему?
СМОТРИТЕЛЬНИЦА: Потому что здесь подлинные экспонаты, до нашей эры, здесь определенная температура. И если все будут фотографировать…

А.Ч.:
То все нагреется, видимо.
А.П.: Я читал где-то, что шоу-бизнес тебе не нравится.

А.Ч.:
Нет, он мне нравился до поры до времени, просто когда проходит уже год-два, к тебе приходят одни и те же звезды и говорят одну и ту же ахинею, не имеющую отношения к правде... У нас люди даже не умеют выдумывать скандалы. Понятно, что правду никому не хочется говорить, я и сама не рассказываю интимные вещи. Но хотя бы выдумайте что-нибудь! На всех каналах у них берут интервью — и везде говорят одно и то же.
А.П.: А теперешняя тема, про секс?

А.Ч.:
А здесь мы как раз находим людей, которые легко и с удовольствием рассказывают о себе все. Они мне интереснее, потому что не врут и не лукавят. Они делятся своими личными историями, о чем звезды никогда не говорят. Я не осуждаю их за это, но это так. А с откровенными людьми всегда интересно.

Комментарии

4
Volna
07 сентября 2015 14:34

По стилю общения Анфисы Чеховой создается впечатление что у нее образование только 3 класса церковно-приходской школы.
Не знать какое бывает искусство, не знать художников( при наличии любви к живописи).Мне кажется любой школьник знает Айвазовского и Шишкина.
После прочтения статьи только одна мысль-что Анфиса недалекая женщина. Если конечно она не прикидывается таковой.

Алексей
07 июня 2014 14:13

ОЙ Анфиска ничерта ты не смыслишь в музеях

Марк
17 мая 2014 13:44

Комментарий был удален

Добавить комментарий
Показать ещё