Главный уролог Минздрава: «Простатита не существует»

Член-корреспондент РАН, заведующий кафедрой урологии МГМСУ, заслуженный врач РФ, главный уролог Министерства здравоохранения РФ, главный уролог Москвы профессор Дмитрий Юрьевич Пушкарь поговорил с Ольгой Ципенюк о мужских страхах, сексуальном долголетии, утренней мастурбации и других важнейших вещах.
Фото 1 - Главный уролог Минздрава: «Простатита не существует»

Мало кто лучше вас знаком с чисто мужскими проблемами здоровья — сексуальное долголетие, нарушения эрекции, заболевания предстательной железы.
Мужчины, по моему мнению, делятся на тех, кто читает ваш журнал и кого по-настоящему заботит понятие «men’s health», и на остальных. Тех, кто обходит стороной тему мужского здоровья, я, прямо скажем, боюсь, — а их, к сожалению, большинство. Говорю это ответственно как главный уролог Минздрава России. Почему их большинство? Потому что такова разновидность нашего российского инстинкта самосохранения: «Cо мной плохого произойти не может». Это дикость и невежество, которые должны уходить из нашей жизни.

Простатит, аденома простаты, рак предстательной железы — что о них должен знать каждый?
Скажи, у тебя есть друг, который умер от простатита? Нет, правильно? Потому что простатита как такового не существует. Точка. Это диагноз, который может быть поставлен в исключительных случаях, одному-двум процентам мужчин, и который не представляет опасности.

«Cо мной плохого произойти не может» — такова разновидность нашего российского инстинкта самосохранения. Это дикость и невежество, которые должны уходить из нашей жизни»

«Не существует» и «не представляет опасности» — это конфликтные заявления.
Если провести микроскопическое исследование предстательной железы, мы найдем те или иные признаки ее воспаления у всех без исключения мужчин после 40 лет. Но никакого отношения к диагнозу «простатит» это не имеет.

Тогда что стоит за этим словом?
Пациент приходит к урологу, жалуется на проблемы. Уролог сует ему пальчик в известное место: «У вас простатит». Выгодный диагноз, удобный для пожизненного лечения. А лечить не от чего — там нет никаких проблем. Точнее, есть комплекс разных проблем урологического характера, которые нашим врачам удобно диагностировать как хронический простатит. Их лечение чаще всего мужчине навязывается, вместо того чтобы детально разбираться с каждой проблемой отдельно. Я настаиваю на том, что нет такой болезни.

Чаще лекарств от простатита, похоже, рекламируются только йогурты и шампуни. Все эти «просто будь мужчиной» — это что, плацебо или шарлатанство?
Когда человек покупает безрецептурное лекарство сам, без рекомендации врача, — это полностью его ответственность. Как в магазине: хочешь кефир — берешь кефир, хочешь молоко — берешь молоко. Проблема в том, что уровень понимания проблемы самим пациентом часто — даже не часто, а практически всегда, — не позволяет определить ее серьезность. Мы в 1998 году проводили опрос мужского населения России, очень масштабный. На вопрос, где расположена предстательная железа, почти половина опрошенных ответили «в голове». Сегодня, спустя 20 лет, общая медицинская грамотность повысилась, но самолечение осталось таким же злом, каким было всегда.

Ведет ли самолечение к тому, что вы получаете более «запущенных» урологических больных?
Нет статистики, которая позволила бы ответить на этот вопрос с цифрами в руках. Но мы, врачи, считаем, — да, безусловно, связь есть.

«Мы в 1998 году проводили опрос мужского населения России, очень масштабный. На вопрос, где расположена предстательная железа, почти половина опрошенных ответили «в голове». Сегодня, спустя 20 лет, общая медицинская грамотность повысилась, но самолечение осталось таким же злом, каким было всегда»

Мы говорим о проблемах, объединенных термином «простатит», как о явлении исключительно частом. Средства от него рекламируются по телевизору в той же бодрой стилистике, что и лекарства, скажем, от простуды или радикулита. Не провоцирует ли такой подход ощущение «это у всех, это возрастное, это ничего страшного».
В десятку, ты попала в десятку! Мужик звонит приятелю: «Алло, Вася, я что-то ночью стал вставать… Ну, ты понимаешь. И струя что-то не того… не очень». А Вася говорит: «Петь, ну ты в паспорт посмотри, Петь! У меня то же самое». И Петя успокаивается, живет дальше с этой струей, а она все слабеет и слабеет…

Чем это чревато?
Когда разрастается ткань простаты — это разрастание, собственно, мы и называем аденомой, — она сдавливает мочеиспускательный канал. Самое страшное осложнение аденомы простаты — задержка мочи: человек подходит к унитазу и… ничего не может. Это экстренная ситуация. Во-первых, адская боль. Во-вторых, интоксикация организма шлаками, содержащимися в моче.

Каковы экстренные меры?
Катетеризация мочевого пузыря — введение катетера в канал. И вам повезет, если катетер чистый, если он вводится чистыми руками, если это делает профессионал, если используется лубрикант, чтобы процедура была не такой болезненной, если при вводе катетера вам не повредят канал, а его повреждение — это катастрофа… Именно поэтому задержка мочи — самое грозное осложнение. И именно поэтому надо бежать к урологу при малейших ее признаках.

С простатитом более или менее понятно. Аденома и рак — поговорим о них подробнее.
Аденома, или доброкачественная гиперплазия предстательной железы, на бытовом языке означает увеличение простаты. Этот диагноз беспокоит больше половины всех мужчин после 40–50 лет. Как беспокоит? Прежде всего, изменением характера мочеиспускания. А рак простаты — это грозное заболевание, которое отмечается у 15% мужчин во всем мире, — самый распространенный «мужской» рак.

Мы перечислили три известных урологических диагноза: простатит, аденома, рак. Когда существо мужского пола должно впервые задуматься о посещении уролога, чтобы предотвратить или вовремя обнаружить один из них?
Для начала о посещении уролога должны задуматься его мама и папа. У вас родился мальчик? Покажите его детскому урологу, пусть тот скажет, что пиписька у мальчика в порядке. Мальчику 4–6 лет, пиписька начинает периодически подниматься. Волнуетесь? Поговорите с урологом, он объяснит, что это возраст первых андрогинных проявлений. Мальчик идет в школу? Опять покажите его детскому урологу, пусть подтвердит, что в 6–7 лет яички у мальчика опустились в мошонку. Дальше мальчику 13–14 лет. Он просыпается, а вокруг мокро. «Папа, тут такое дело… Это нормально?» И папа — или мама — должны ему рассказать, что такое ночная поллюция, и это тоже урологическая ситуация. Когда мальчик встретит девочку и начнет заниматься с ней тем, чем обычно занимаются мальчик и девочка…

Подождите, вы же не всерьез полагаете, что все эти случаи — повод для встречи с урологом?
Нет, но я говорю о том, что семье, в которой растет мальчик, нужны элементарные урологические знания. И я рад, что Men’s Health заговорил об этом, полностью оправдывая свое название. Итак, у мальчика началась половая жизнь. Он должен знать, что если совать свою подросшую пипиську неизвестно куда в незащищенном виде, можно получить такой набор проблем, что никакой уролог не поможет. Будем надеяться, что этого не произойдет. Дальше уролог может встретиться на его пути, если мальчик захочет иметь детей, а с этим возникнут проблемы. Тогда к урологу подключаются андролог и эмбриолог, которые занимаются вопросами воспроизведения рода человеческого. Ну а дальше наш подросший мальчик встречается с урологом, когда и если возникают проблемы с эрекцией. Как главный уролог Минздрава России я инициировал масштабный опрос — так называемое «Российское мужское исследование», — и он выявил, что более 90% мужчин на протяжении жизни в разном возрасте испытывают те или иные расстройства эрекции.

И все-таки давайте конкретизируем: нужно ли профилактически обращаться к урологу, и если да — в каком возрасте?
До определенного возраста профилактически обращаться к урологу не нужно. Точка. Но к урологу нужно прийти в 40 лет и сдать анализ ПСА. И пусть уролог посмотрит предстательную железу, пальчиком. А дальше — делать это раз в год. Каждый год, без исключения.

«У мальчика началась половая жизнь. Он должен знать, что если совать свою подросшую пипиську неизвестно куда в незащищенном виде, можно получить такой набор проблем, что никакой уролог не поможет»

Начиная с 40 лет, даже если нет никаких проблем?
Именно, именно! Мы в нашей клинике имеем самый большой опыт операций рака простаты, и я могу уверенно сказать, что сегодня 15% моих пациентов — моложе 50 лет. Их всех можно было бы спасти, если бы они приходили к нам вовремя. Особенно если у мужчины имеется, например, наследственная история рака простаты. То же касается и аденомы.

Означают ли проблемы с мочеиспусканием неизбежную операцию?
Нет конечно! Раньше при аденоме простаты операция действительно была единственным выходом. А сегодня примерно 60% больных мы лечим таблеткой. Но если надо оперировать — это совершенно несравнимо с тем, что было когда-то. Ты же присутствовала со мной на такой операции! И видела, как мы умеем удалять аденому без разреза: вводим специальный инструмент через мочеиспускательный канал и «сбриваем» разросшуюся ткань.

Комментарии

1
Сусуватари
13 марта 2017 23:38

Вопрос от "Существа мужского пола".
Если простатит - это миф, то что такое лечат антибиотиками в клиниках при обнаружении бактериальной инфекции простаты?

Добавить комментарий
Показать ещё
На нашем сайте используются файлы cookie. Если вы не хотите, чтобы мы использовали cookie-файлы, вы можете изменить настройки своего браузера, или не использовать наш сайт. Продолжая пользоваться сайтом, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.