Под другим углом

Что если, проснувшись утром, ты обнаружишь — твой член стал совсем, совсем иначе выглядеть?
Фото 1 - Под другим углом— ВЧЕРА СО МНОЙ ПРОИЗОШЛА САМАЯ УНИЗИТЕЛЬНАЯ ИСТОРИЯ за всю мою жизнь, — говорит Том Рэппинг, мой коллега.
Это обычная офисная болтовня, но с оттенком исповедальности: у Тома хронический геморрой. Когда он пришел на очередной осмотр, оказалось, что его доктора куда-то вызвали, поэтому его передали другому врачу — фантастически привлекательной женщине.
— Чертовски хороша! — вздыхает Том. — И все произошло так быстро. Не успел я поздороваться, как она уже исследует мою задницу.
Я киваю. Я не очень-то впечатлен. Том замечает это и смотрит на меня в духе “ты вообще слышишь, о чем я говорю?”.
— Со мной была история покруче, — отвечаю я. — Полгода назад я пришел к урологу. Он позвал красотку-медсестру — она была тоже чертовски хороша, — которая воткнула в мой член иглу, чтобы искусственно вызвать у меня эрекцию. А потом это сфотографировала.
Молчание. “Боже, — думаю я, — я все-таки рассказал об этом”. Я знаю, Тому можно доверять — нам не впервой делиться секретами. Но я вижу на его лице крайнюю степень недоверия. Ха, он даже не подозревает, что самая невероятная часть истории впереди.
— Вот как все было, — продолжаю я.

ВСЕ НАЧАЛОСЬ С ЧУДОВИЩНОЙ ЭРЕКЦИИ.
Я проснулся среди ночи и направился в туа¬лет, где, к своему ужасу, заметил, что мой член в середине ствола согнулся под углом 90о и уставился в потолок. Я попытался его выпрямить, но не смог, мне пришлось наклониться вперед и согнуть член так, чтобы он был направлен в стенку унитаза. Черт, и это оказалось больнее, чем можно было представить!
Я рванул вниз, набрал в “Гугле” “гнутый пенис” и углубился в обширные результаты поиска. Что-то про Билла Клинтона. Куча порнухи. Наконец я нашел. У меня была болезнь Пейрони. Там имелась фотография пениса, согнутого точь-в-точь как мой. Но больше ничего утешительного. Согласно статистике, в среднем каждый сотый мужчина на планете (ого!) сталкивается с тем, что случилось со мной. Я уверен, эта цифра удивила бы Франсуа де ля Пейрони, французского хирурга, впервые описавшего болезнь в 1743 году. Два с половиной века прошло, а никто толком не знает, от чего это бывает.
Обычно говорят, что причина болезни — повреждения, полученные в результате сексуальной сверхактивности (избыточная мастурбация, попытки увеличить член с помощью помпы, травмы во время безбашенного секса). Хорошо. Последний раз я избыточно мастурбировал, когда мне было 14. Ну ладно, 24. Что касается помп или секса с извращениями — это не про меня.
Есть и другое мнение: к 35-40 годам эрекция перестает быть такой полноценной, как в молодости, и мужчина совершает половые акты при недостаточной жесткости члена. Это-то и приводит к микронадрывам ткани, шрамы после которых могут однажды помешать члену распрямиться. Звучит правдоподобно, но не настолько же я стар!
Согласно третьей теории, болезнь Пейрони — это аутоиммунное или наследственное расстройство. А некоторые врачи полагают, что ее вызывает употребление определенных препаратов, в частности лекарств от давления, также известных как бета-блокаторы. Вот это точно в цель: я принимаю таблетки от гипертонии много лет. И все же болезнь Пейрони существует несколько столетий, а бета-блокаторы — нет. В общем, я так и не понял, почему это случилось со мной. Но я понял, что отныне у меня есть проблема.

ТЕРАПЕВТ НАПРАВИЛ МЕНЯ К урологу, специалисту по болезни Пейрони. Это был скромный индийский парень, который напомнил мне Рави Шанкара, известного виртуоза игры на ситаре. Только этот играл на моем инструменте. Во время первого визита я подумал: “Удивительно, как нам удается внушить себе, что самые невообразимые вещи нормальны?” И вот я сижу, позволяя какому-то незнакомцу обследовать мой пенис, причем самым неспешным образом. Даже возникла мысль, не оставить ли ему чаевые.
Ему не пришлось долго возиться, чтобы “найти бляшку”. При болезни Пейрони на пещеристой ткани в верхней части пениса обычно образуется уплотнение, как бы перетягивающее член во время эрекции. То есть в расслабленном состоянии все внешне нормально, но стоит мне подумать об Анджелине Джоли, к примеру, — и член становится пародией на рыболовный крючок. Доктор предложил несколько вариантов лечения.

вариант первый:
он может провести курс лечения препаратом верапамил — шесть сеансов по три укола непосредственно в бляшку. Ну и еще каждый раз по три обезболивающих укола в член, потому что инъекции верапамила очень болезненные. Теоретически верапамил должен помочь бляшке рассосаться. На практике — успех в лучшем случае будет “нестабилен”.
Нестабилен? Не интересует. Дальше.

второй вариант:
операция, при которой на противоположную от искривления сторону пениса накладывают два шва, они и должны выпрямить его. Врач сказал, что это наиболее распространенная и эффективная процедура. Но от себя добавил, что этот вариант больше подходит тем пациентам, которых “не заботит тот факт, что пенис станет короче”.
Станет короче? Дальше, пожалуйста.

последний вариант:
заместительная пластика. Во время этой процедуры на бляшке делается надрез по всей ширине пениса. Уплотнение делится пополам, уменьшая изгиб. Потом надрез покрывают заплаткой из кусочка кожи. Эта операция зачастую проходит успешно, но бывает и так, что хирург повреждает какой-нибудь нерв — и тогда возможно последующее расстройство эрекции.
Я хотел заместительную пластику, но доктор посоветовал начать с уколов. Если не поможет, мы сменим тактику.
Итак, утро каждой среды я стал проводить с доктором и его красоткой-помощ¬ницей. Она стерилизовала мой член, заворачивала его в бумажное полотенце, и доктор начинал свои пытки. Три укола, чтобы мое хозяйство онемело; еще три — верапамила. Естественно, пенис никогда не терял чувствительность настолько, чтобы это проходило совсем безболезненно.
Понятно, что болезнь Пейрони может пошатнуть твою личную жизнь. Но только если сообщить о ней партнерше, чего я не сделал — вместо этого неделями уклонялся от секса. Впрочем, после начала инъекций я признался во всем жене. Сначала она не поверила и потребовала доказательства в виде “неправильной” эрекции. И раз уж мне пришлось достичь эрекции, мы попытали счастья в сексе.
В принципе, все прошло хорошо. Я мог бы жить с этим. И, возможно, придется: верапамиловые уколы не возымели никакого эффекта.

Я ПРИЕХАЛ В БОЛЬНИЦУ К 11 УТРА — НА ЗАМЕСТИТЕЛЬНУЮ ПЛАСТИКУ. Не успел опомниться, как с десяток мужчин и женщин собрались вокруг алтаря, возведенного моему пенису. Свет софитов и все такое. Они повесили маленькую занавесочку между мной и алтарем, и я болтал с красоткой-анестезиологом, пока доктор резал тонкую плоть вокруг пениса. Затем он стянул с него кожу — как носок. Обнаружилась проблема: из-за верапамила уплотнение размягчилось и обросло пучками нервов. Операция, которая обычно занимает два часа, превратилась в пятичасовую.
Через три часа мне окончательно надоело. Нижняя часть тела онемела, а верхняя умирала от скуки, страха и изнеможения. Я попросил красотку вырубить меня полностью. Это последнее, что я помню.
На следующее утро доктор зашел навестить меня. В штанах у меня теперь прямее некуда, сказал он. Однако были и плохие новости: в течение месяца я должен не допускать эрекции, иначе мой член взорвется. В буквальном смысле, уточнил он. Я согласился, хотя очень сомневался, возможно ли это. Как говорилось в старом анекдоте — а ты, когда спишь, себя контролируешь?
Две недели спустя так и случилось: он, конечно, не взорвался, но было мучительно больно и в одном месте немного разошлись швы. И все же было приятно увидеть его снова прямым.

ПОСВЯЩАЯ ТОМА РЭППИНГА В ИНТИМНЕЙШИЕ ПОДРОБНОСТИ СВОЕЙ ЖИЗНИ, я замечаю, что он уже минут 20 слушает меня с отвисшей челюстью. Я не могу не улыбнуться, вспоминая о том, как самые невообразимые вещи начинают казаться абсолютно нормальными. Например, то, как я несколько недель после душа сушил член феном, потому что полотенце слишком грубое для швов.
Не думаю, что Том кому-нибудь проболтался. Но зуб даю, его бесит, что каждый, кто это читает, теперь знает про его геморрой. 5

Приключения члена
Чем еще тебя может однажды удивить твой пенис:

Что Кожный рог, или огрубление, ороговение эпителия головки и крайней плоти. Выглядит так, будто у тебя вырос еще один ноготь.
Причины Чаще всего возникает после небольших травм или на месте родинок и папиллом.
Что делать Не ждать “ногтя”, а если с головкой хоть что-то не так — тут же идти в клинику. Рог уже вырос? Операции не избежать.

Что Перелом пениса, фактически же — разрыв пещеристых тел, а порой и моче¬испускательного канала.
Причины Преступная неосторожность во время секса (часто в позиции “женщина сверху”) или последствие сильного удара обо что-то. Обычно случается при эрекции, но и, прищемив член дверью, ты тоже сломаешь его.
Что делать Обложить беднягу льдом и мчаться в больницу. Срочное хирургическое вмешательство избавит от возможных осложнений вроде искривления пениса.

Что Приапизм, или длительная (3-6 часов) болезненная эрекция, не связанная с возбуждением. Характерный признак — кровью заполняются пещеристые тела полового члена, а головка остается мягкой.
Причины Называют и психические заболевания, и заболевания спинного мозга, и употребление психотропных препаратов. Окончательные причины неизвестны.
Что делать Первым делом снять эрекцию, для чего, к примеру, вводят кубики льда в прямую кишку. Потом — да, срочно к урологу.

ФОТО: PROFMEDIA INTERNATIONAL S.R.O.

Комментарии

5
Олег
14 октября 2014 20:14

Вот это да! Статья отличная, столько нового и интересного..Полезная информация, но действительно страшновато стало. Никому не пожелаю..

Ринат
23 сентября 2014 2:38

Брррр.... Аж плохо стало!

Михаил
07 июля 2014 15:00

Не дай бог оказаться на его месте...

Добавить комментарий
Показать ещё