Эвтаназия - победа России!

О радужных перспективах

Не исключено, что в недалеком будущем, если все пойдет как сейчас, мы увидим подобные плакаты на эвтанологических центрах, которые заменят поликлиники, больницы и хосписы.

Фото 1 - Эвтаназия - победа России!

Какой бывает эвтаназия
Добровольная — когда человек просит себя убить.
Недобровольная — когда человек не просит и не дает согласия на свое умерщвление.
Насильственная — когда человек заявляет, что не хочет быть умерщвленным.
Помощь в самоубийстве — когда кто-то помогает человеку информацией и препаратами для самоубийства.
Эвтаназия действием — когда для умерщвления применяют специально разработанные препараты.
Эвтаназия бездействием — когда для умерщвления не предоставляют поддерживающую терапию, еду или воду.


Эвтаназия — намеренное уничтожение действием или не предпринятым действием зависимого от врачебной помощи человека, обоснованное тем, что это делается для его блага.

Поздний звонок
Я позвонил эвтанологу около полуночи. Трубку взяла женщина с несколько строгим голосом.
— Здравствуйте. У меня дедушка умирает. Мучается старик ужасно, я бы хотел ему эвтаназию сделать.
— А что с дедушкой? Вы уверены, что ему не нужна медицинская помощь? Вы врача-то вызывали? Ведь эвтаназия — это крайняя мера, когда все возможные методы лечения не помогают.
— Да, вызывал, уже не раз. Говорят, цирроз печени, лечить не могут, он уже старенький. Все время воет от боли и глаза такие — даже не жалостливые уже, а мутные какие-то.
— Сколько лет-то деду?
— Много, 86.
— О! Он, наверное, у вас из простых.
— Да, простой, всего понамешано.
— Благородные столько не живут. Сочувствуем вам, но такова жизнь, он и так долго радовал вас.
— Так как насчет эвтаназии?
— Ну, вообще бригада может приехать прямо сейчас. Только вам придется оплатить ночной тариф.
— Прямо сейчас? — я задумался. Как-то страшно, хотя дед уже утомил всех, все в слезах, не спят много ночей. — Ну что ж… Давайте, приезжайте. Только скажите, доктор, дедушке не будет больно?
— Нет, что вы! Это же гуманный способ. Сначала мы погружаем пациента в глубокий наркоз, а потом вводим ему препарат, останавливающий сердце, например, листенон или дитилин.
— Только вот куда мы его денем-то ночью, дедушку мертвого?
— Бригада может герметично запаковать в пластиковый мешок тело и забрать его с собой для дальнейшей общей утилизации на заводе по сжиганию биологического материала.
— Класс! А сколько стоит, доктор?
— Это зависит от веса дедушки. Сколько он весит?
— Немало.
— Ну, сколько? Если от 50 до 60 кг, то у нас тариф 4900 руб.
— Не, по-моему, побольше.
— Ну, тогда цена договорная. Будет зависеть от того, сколько потребуется препаратов.
— Хорошо. Мы так и рассчитывали где-то тысяч на 10, у дедушки как раз медали есть. Может, медалями возьмете?
— Ждите, в течение часа будет эвтанолог.
Конечно, в этом диалоге я вместо слова “собака” поставил “дедушка”, но подобные переговоры где-нибудь в Нидерландах, Бельгии или американском штате Орегон (именно в этих трех местах на карте мира узаконена эвтаназия) — вполне возможны. А судя по тому, как лихо едет эвтанологическое колесо по миру, перспективы ее в остальном не так уж призрачны.

Фото 2 - Эвтаназия - победа России! 


Пациент скорее овощ

Собственно, первые, для кого эвтаназию придумали, были люди в долгой глубокой коме, которые, как полагают многие врачи, находятся в состоянии овоща — с недействующим мозгом, но работающими органами. В связи с этим возник жаркий этический спор о том, кого мы можем считать личностью, а кого — нет. Существует так называемое движение биоэтики — это люди, которые решают, над кем можно ставить опыты, кого можно считать высшим существом, кого нет — в общем, вроде Раскольникова. Серьезно.
Один, например, из Принстона, утверждает, что организм может считаться личностью, только если у него наличествует самосознание, причем длительное время. Его дружок из Манчестера уверен, что личность — это существо, способное оценивать свое собственное существование. Другие биоэтики уверяют, что критерием личности должна быть способность испытывать желания.
В общем, проблема эвтаназии очень сильно завязана на рассуждениях о том, кого можно назвать неличностью. В советское время неличностями называли всех, кто не выражал энтузиазма на собраниях, например. Гитлер считал неличностями евреев. Сейчас многие специалисты по био­этике уверяют, что неличности — все эмбрионы и зародыши, а также новорожденные дети, а также люди с тяжелыми когнитивными расстройствами, например, Рональд Рейган, когда он был на последней стадии болезни Альцгеймера, или ровно половина редакции данного журнала, а также автор.
Если говорить просто, теория неличности позволяет свести многих из нас к существам, достойным уничтожения и отправки на органы. Более того, многие идеологи новой (забытой старой, на самом деле) теории считают, что уничтожать таких людей будет классно, так как смерть не лишает неличностей ничего, что они могли бы оценить, они не могут хотеть жить, поэтому их не расстроит то, что их убьют. Все это я веду к вопросу о возможных злоупотреблениях при эвтаназии, которые могут быть, допустим, такими:
— Врач, который находится в сговоре с внуками, сует дедушке, который уже не может прочесть название газеты “Правда”, на подпись бумагу. А там согласие на эвтаназию.
— Женщина страдает от тяжелой депрессии и просит эвтанолога убить ее. Представляете? То есть та, которую надо лечить, чтобы она не совершила самоубийство, имеет право на самоубийство. А страдают депрессией многие — эвтанолог заработает некисло.
— Ребенок, который в принципе не может дать согласие или несогласие, будет умерщвлен, если его признают безнадежно больным. И никакие Лео Бокерия и Леонид Рошаль не помогут.
— Диктатор, который хочет сохранить видимость легитимности, будет прибегать к эвтаназии, чтобы уничтожать неугодных ему коллег.

История эвтаназии
1920 В Германии выходит первая книга об эвтаназии “Разрешение лишить жизни”. Ее авторы Альфред Хоч и Карл Биндинг впервые заявили о том, что под строжайшим контролем в некоторых случаях врачи должны помогать пациенту умереть. Эта книга в извращенной форме стала идеологической основой насильственной эвтаназии в нацистской Германии.
1935 В Великобритании создано Общество эвтаназии с целью пропагандировать этот гуманный метод помощи безнадежно больным.
1939 В октябре на фоне начавшейся войны фюрер приказал совершать “убийства из милосердия” больных и инвалидов. Нацистская программа эвтаназии получила название “Акцион Т4” и ее целью было уничтожить “нестоящие жизни”. Для начала убивали новорожденных и малолетних детей с признаками слабоумия, физических уродств или иными симптомами, включенными в специальную анкету Министерства здравоохранения рейха. Позже эта программа распространилась на всех инвалидов.
1995 Северные территории Австралии принимают закон о легализации эвтаназии, который был отменен парламентом страны в 1997 году.
1998 Эвтаназия становится легальной в штате Орегон.
1999 Доктор-смерть Джек Геворкян приговорен к 25-летнему сроку за то, что он сделал смертельную инъекцию Томасу Юку, смерть которого была показана в телепрограмме “60 минут”.
2000 Нидерланды легализуют эвтаназию.
2002 Бельгия легализует эвтаназию.

Спорные моменты

Довольно нелепо выражать свое мнение насчет эвтаназии, поскольку об этом спорят настоящие профессионалы и политики, поэтому просто приведу краткую выжимку из их диалога — решай сам, кто прав.


За

Против

Главный аргумент эвтанологов и тех, кто их поддерживает, — эвтаназия избавляет больного от страданий.

При нынешнем развитии паллиативной медицины (которая не лечит, а улучшает жизнь безнадежно больным) эвтаназия не нужна, поскольку практически любая боль может быть снята современными средствами.

Люди, которые не могут более или менее сносно жить без таблеток, имеют право на эвтаназию.

Лично меня это пугает, потому что теоретически и меня могут лишить жизни, так как я довольно часто нахожусь под таблетками — будучи невротиком. К тому же уже сейчас эвтаназии подлежат, к примеру, люди, страдающие депрессией.

Человек
имеет право на самоубийство.

Право в данном случае присваивается не тому, кого убивают, а тому, кто убивает. В этом принципиальная разница. Закон об эвтаназии — это не право умереть, а право убить. Самоубийство не является преступлением, а эвтаназия является. В большинстве стран. И именно из-за присвоения права убивать противники эвтаназии говорят о возможных чудовищных злоупотреблениях этим правом.

Никто не должен принуждать больного человека страдать, продлевая ему жизнь бессмысленным лечением.

Ничего подобного. Ни закон, ни медицинская этика не требуют того, чтобы человека оставляли живым во что бы то ни стало. Это было бы жестоко и негуманно. В определенный момент попытки вылечить уже становятся медицински бессмысленными и несострадательными. Но в этом случае вступает в силу паллиативная медицина. И все усилия в таком случае направлены на то, чтобы сделать остаток жизни пациента комфортным — на смягчение боли и других симптомов.

Эвтаназия применяется только для неизлечимых больных на последней стадии болезни.

Термины “неизлечимый” и “последняя стадия”, как уже показала практика эвтаназии, могут трактоваться очень широко. Например, знаменитый доктор-смерть Джек Геворкян считал, что неизлечимая болезнь — любая, которая сокращает жизнь хотя бы на день. Уже появились трактовки, которые включают в понятие последней стадии “возраст последней стадии”. При этом все медики соглашаются, что предсказать, сколько человеку осталось, на 100% невозможно. Интересно, что в одном из руководств по эвтаназии предлагают умерщвлять “безнадежно больных”, включая сюда неизлечимо больных, людей, испытывающих тяжелую физическую или психическую боль, а также тех, чья жизнь “бессмысленна”.

Препарат для уничтожения стоит $40, а расходы на поддержание жизни $40 000.

А еще можно скидывать не самых здоровых младенцев в колодец или уничтожать доходяг в газовых камерах — это еще дешевле. Кстати, в американском штате Орегон благодаря легализации эвтаназии протащили закон о сокращении расходов на лечение граждан в плохом состоянии.

Эвтаназия — дело добровольное.

В некоторых состояниях воля больного перестает существовать как таковая. Например, при тяжелой депрессии или при сильной боли, когда многие подумывают о том, как было бы неплохо умереть. О том же думают и инвалиды, которые не хотят быть обузой. Утверждение о свободном выборе здесь довольно спорно.

Эвтаназия — всего лишь новая демократическая свобода.

Это отрицание ценности человеческой жизни. Впервые в законе убийство признается как таковое — не в целях самозащиты, не на войне, а просто так.

   

Комментарии

7
Олег
17 ноября 2014 18:23

Я даже не знаю как я отношусь к эвтаназии..С одной стороны понимаю, что в мучениях человек страдает, одна боль, что хорошего если тем более знаешь, что остается жить совсем ничего и с другой стороны у всех есть шанс, да и не можем мы сами решать кому жить, а кому нет. Ведь жизнь дал Бог, вот и забрать он должен, а ему виднее когда это сделать. Неоднозначное мнение поэтому и до сих пор не многие страны не могут прийти к единому решению.

Алексей
17 июня 2014 22:10

Вообще каждый человек рожден свободным и только он в праве решать свою судьбу.Но если человек решился на этот крайний метод ,он должен понимать что обратного пути нет,и это не ига в которой все можно начать сначала,он должен отдавать себе ответственность в этом.

Akonic
30 мая 2014 12:45

Ах да, и ещё, ребят, ну сделайте уже что-нибудь с форматированием статей, везде, где есть эти колонки "за" и "против" или подобные, разделение их текста просто никакое, в итоге аргументы обеих сторон просто сливаются в одну нечитабельную строку. По крайней мере у меня на Хроме происходит именно так

Добавить комментарий
Показать ещё