Убийца приходит сзади: рак толстой кишки

Раку толстой кишки требуется целых 30 лет, чтобы убить человека. Почему же те 500 000 идиотов с планеты Земля, которые ежегодно умирают от этой болезни, вовремя не подумали о том, как спастись?

Я начал надгробную речь о своей матери с шутки: «У нас было много общего, — сказал я. — Мы завидовали карьере друг друга. Она всегда хотела быть писателем, а я — агентом контрразведки». Вообще-то это не совсем шутка: я — какой-никакой писатель, а мама и правда была шпионом. Она работала на секретное правительственное учреждение, которое проходило у нас в семье под кодовым названием «Нет такого агентства» (No Such Agency), перекликавшимся с его реальной аббревиатурой (National Security Agency, NSA, крупнейшая разведслужба США. — MH).

Фото 1 - Убийца приходит сзади: рак толстой кишки

Она начала в 1980-е аналитиком по Советскому Союзу, но довольно быстро доросла до позиции оперативного сотрудника контрразведки. У нее были пушка, жетон и куча историй, которые она никогда мне не рассказывала, как бы сильно я ни просил. Она была непробиваема, но, видимо, не до конца. Все то время, пока она выслеживала врагов нации, в ней зрел ее собственный внутренний враг: рак толстой кишки. Он ее и убил. И если я не буду бдителен, этот рак станет еще одним пунктом в списке «Что у меня общего с матерью».

Откуда не ждали

Мама умерла в 2004 году, в 55 лет. До того она боролась целых восемь лет. Но и в самом начале борьбы, когда ей поставили диагноз, болезнь была уже на четвертой, самой последней стадии. Возможно, к тому моменту она была с мамой уже несколько десятилетий. Рак толстой кишки — третий по распространенности вид злокачественных опухолей и в США, и в России — развивается 30 и даже более лет. Он начинается с простого полипа на стенке кишки, разрастается, ничем не давая знать о себе, — и только последние несколько лет становится злокачественной опухолью, способной распространяться по организму. Почему мама спохватилась, только когда было уже слишком поздно?

Может, она вслед за многими думала, что рак толстой кишки — наследственное заболевание (а раз у нее в роду не было заболевших, значит, беспокоиться не о чем)? Это и так, и не совсем. «Более 75% людей, у которых обнаруживают опухоль в кишках, не имеют такого семейного анамнеза», — утверждает доктор медицинских наук Берт Вогельштейн из Университета Джона Хопкинса. Но если у одного из твоих предков был такой диагноз — да, ты точно в группе риска.

И тем не менее я пошел на свою первую колоноскопию (исследование толстой кишки с помощью специального зонда) лишь спустя два года после маминой смерти. Почему так поздно? Да все как у всех — и немного боялся, и думал, что время есть. Я же знал, что чаще всего рак толстой кишки убивает свою жертву в возрасте после 50.

Гастроэнтеролог обнаружил семь полипов на стенках моего кишечника. Эти образования, похожие на грибы, под воздействием внешних факторов и/или по мере старения почти неминуемо обращаются в опухоли. Факт, что в 36 лет я стал носителем семи таких паразитов, пугает.

Врач удалил мои полипы сразу, инструментом на конце колоноскопа, и тут же прижег раны. Теперь я хожу на проверки строго раз в два года. Из меня извлекли уже 14 полипов, все они были доброкачественными. Я уже позволил себе надеяться, что при таком подходе я вообще никогда не попаду в число миллиона человек, которым каждый год ставят пугающий диагноз. А если и попаду, то не умру. Если обнаружить уже ставшую злокачественной опухоль на первой стадии, выживаемость после операции составляет 90%.

Так почему же люди продолжают умирать от этой болезни?

Да потому, что с брезгливостью и неохотой относятся к такому несложному исследованию, как колоноскопия (в самом деле, это ведь не кровь из пальца сдать — процедура, мягко говоря, не живописна). По данным Университета Юты, даже в США, стране, помешанной на собственном здоровье, и даже в группе риска (среди тех, у кого в роду были заболевшие) на обследование соглашаются едва ли половина людей.

Оторвать задницу


Но я не такой. Я буду ходить к гастроэнтерологу строго по расписанию. И я изменил свою жизнь так, чтобы свести риск возникновения проблем в собственной заднице до минимума. Должен сказать, выбранная мною стратегия не сделала мою жизнь менее комфортной — даже наоборот.

Я начал поиски нового образа жизни за рабочим столом — здесь я просиживаю 10 и более часов в день. Первым делом выяснилось, что из-за стола надо срочно вылезать. У людей, которые провели 10 лет на офисном стуле, вероятность развития рака кишечника возрастает вдвое. Это утверждение справедливо даже в отношении тех, кто после работы бегает и прыгает. А вот я сидел и в рабочее время, и после него (и во втором случае даже просто лежал — перед телевизором). Самое простое решение — почаще быть на ногах, стоять за рабочим столом или прогуливаться вокруг офиса в течение дня. Я стал делать и то и другое, а еще откопал свой велосипед. До работы мне ехать 8 км — с теми же усилиями, как и во время бодрой прогулки, но не настолько, чтобы принимать после этого душ на работе. Конечно, все это ради моего будущего. Но плюс к этому я начал сбрасывать по два кило лишнего веса в день. И, кстати, стал менее раздражительным — минус еще один фактор риска.

Двум смертям не бывать


Дальше я подумал о своей жене, точнее, о ее несносном характере. Вот уже пять лет она гундит, чтобы я принимал аспирин. При каждом удобном случае. Я никогда не был полностью убежден, что аспирин предотвращает рак (ну не может быть, чтобы все было так просто). К тому же я все время забывал глотать эти чертовы таблетки. Но вот свежая публикация в журнале Lancet — люди, принимавшие аспирин ежедневно в течение пяти лет, на 38% снизили риск злокачественных проблем с кишечником. Если объяснять просто, это обезболивающее снижает количество и интенсивность очагов воспаления в организме и не дает маленькой проблеме (полипы) стать большой (опухоль). Но это же исследование подсказывает, что таблетки нельзя поглощать как M&M’s — может возникнуть множество проблем, включая язву и желудочное кровотечение. Для начала надо посоветоваться с врачом, который, скорее всего, порекомендует детскую дозу аспирина (75 мг) через день. При минимуме побочных эффектов этого все равно достаточно.

Теперь моя стратегия приема аспирина (и фокус, как не забывать этого делать) такова: поскольку я бреюсь тоже через день, баночка с таблетками стоит на моей бритве. Кстати, аспирин еще и снижает риск испытать сердечный приступ. Самое время упомянуть, что мой отец умер тоже в 55 лет — от, как вы сами уже догадались, сердечного приступа. Так куда я снова засунул эти таблетки?.. Ах да, бритва.

И немного молока


Наконец, последнее сенсационное средство от рака, которое я применил, — три стакана молока в день. 600 единиц витамина D и 1000 мг кальция, содержащиеся в этом объеме белой жидкости, — мощная защита даже от образования полипов, не говоря уже о дальнейшем их перерождении в опухоли. Но как многие, чей любимый напиток — диетическая кола, я нуждался в дополнительных аргументах в пользу молока. Вот мои мотивы: больше мышц. Я качаюсь в зале три раза в неделю, а в опубликованных исследованиях Техасского университета за 2006 год говорилось, что выпитое после тренировки молоко увеличивает способность мышц расти (ты, как преданный читатель MH, наверняка знал это — а я порадовался хорошей новости). Вместо того чтобы смешивать протеиновые коктейли с водой, я теперь буду подкармливать свои объемы протеином с волшебной белой жидкостью.

Итак, физкультура, аспирин, молоко и час на медосмотр раз в два года — вот цена моей жизни. Не так уж и много, если подумать. А ты подумай — может, и тебе стоит потратить этот час на визит к гастроэнтерологу?

Фото 2 - Убийца приходит сзади: рак толстой кишки НА КЛЕТЧАТКУ НЕ НАДЕЙСЯ

Долгое время ключевым оружием в борьбе с раком кишечника считалась клетчатка — предполагали, что клетчатка полезна тем, что способствует быстрому выведению канцерогенов через ЖКТ из организма. Но японские ученые в ходе недавнего исследования не смогли обнаружить никакой взаимосвязи между объемами потребления пищевых волокон и риском возникновения рака кишечника. Теперь они гадают, снижает ли риск конкретно клетчатка или другие питательные вещества из богатых этой самой клетчаткой продуктов: фруктов, овощей и цельных зерен. Например, недавний отчет, опубликованный в журнале «Рак: причины и контроль», показал, что люди с высоким содержанием в крови витамина B6 — который содержится в бананах, картофеле и пшеничных отрубях — имеют меньшую склонность к развитию колоректальных аденом. Наш совет: все так же много потребляй растительной пищи и не морочься, что в ней полезно — витамины или волокна.




Эрик Адамс — писатель, иллюстратор, автор серии комиксов Lackluster World


Фото: Getty/Fotobank, Fotoimedia

Комментарии

6
Денис
17 августа 2015 10:06

М да, и действительно очень пугающее исследование. Я даже начал задумываться сходить на эту мягко говоря не совсем "живописную" процедуру, ведь у моей бабушки был такой недуг, как рак толстой кишки, а значит я в группе риска, и это совсем не радует. Но и не знаю, пойду я или нет, по просту страшно, во-первых попросту не приятна данная процедура, ну а во-вторых попросту страшно, а вдруг что то найдут...

Олег
12 октября 2014 16:35

Да уж рак никому не пожелаешь..Мне понравилась такая познавательная статья, будем усиленно есть растительную пищу.

Георгий
25 августа 2014 9:20

жуть

Добавить комментарий
Показать ещё