Убийца по-американски

С точки зрения молодого здорового мужчины, любые виды спорта — замечательная возможность для убийства без отягчающих последствий.

Фото 1 - Убийца по-американскиПо какой-то глупой причине мы, любители спорта, вынуждены скрывать эту очевидную истину и изображать, будто состязаемся в различных дисциплинах исключительно из “любви к игре” или из-за “духа соперничества”, а то и вовсе во имя Господа. Самое печальное, что большинство людей верят этой пропаганде, и все потому, что они не дают разгуляться своему внутреннему дикарю.

Я-то поощрял его с детства — здесь моя мать, вероятно, заметила бы: “Марк не то что “поощрял” внутреннего дикаря, он просто им был”. Как и всякий здоровый юноша, я мечтал об убийстве некоторых своих соперников. Мне прямо был необходим какой-нибудь уголок, где бы я мог вершить казни и принимать почести. Помог в этом американский футбол и мои идолы — “Оклендские налетчики”. Известные также как “хулиганы” американского спорта, ненавидимые всеми богобоязненными американцами, “Оклендские налетчики” были черными по всем понятиям. Черная форма, черная мораль, устрашающе-черные тела и кошмарно-черные фанаты.

В “Налетчиках” меня восхищало абсолютное отсутствие лицемерия. Они не делали вида, что играют в футбол, потому что это “престижно”, не говорили о любви к игре, о чести и прочей херне. Вся суть спорта для “Налетчиков” сводилась к победе, причем любой ценой — включая грязные и грубые приемы. Они смеялись в лицо соперникам, пугали их, материли, а мой кумир Джек “Убийца” Татум действительно сломал противнику, Дерилу Стингли, шею и оставил его на всю жизнь калекой. К сожалению, Национальная футбольная лига удалила из интернета все видеозаписи этого свирепого инцидента, но вы можете найти некоторые из ударов Татума в этом клипе, начиная примерно с 36-й секунды (http://www.youtube.com/…….). Там все начинается с фото Татума — одно из самых мрачных негроидных лиц на свете, с глазами узкими, как у мертвеца, и злобными, как у питбуля. Плоский нос и прическа афро в стиле “Белый, отвали!”. Татум бил людей так, что его тренер в колледже запретил ему практиковаться с командой, потому что тот наносил своим же игрокам серьезные увечья.

Как сказал сам Татум, “мне нравится думать, что мои лучшие удары граничили с физическим насилием”. Он стал самой ненавистной фигурой в американском футболе, особенно после истории с Дерилом Стингли. Еще большую ярость вызвал тот факт, что Татум отказался приносить Стингли извинения — даже после того, как тот оказался прикован к инвалидному креслу до самой смерти в 2005-м.



Я мечтал стать Джеком Татумом. Я колошматил своих одноклассников на школьной площадке изо всех сил, несмотря на то, что мы не носили щитков и шлемов. Я возвращался домой в синяках, окровавленный, с шишками на лбу, мечтая о том, что настанет день — и из меня вырастет белый Джек Татум.
Родителей это так взволновало, что они попытались сделать из меня игрока в теннис, но меня бесило отсутствие контакта с партнером. Я совершенно измочалил ракетку, а после каждого пропущенного мяча матерился так, что из теннисного клуба меня исключили.

Фото 2 - Убийца по-американски

Наконец, когда мне исполнилось 12, родители смягчились и позволили вступить в команду Малой футбольной лиги. Я был в наихудшем возрасте — моложе и меньше всех в классе, большей части одноклассников уже исполнилось 13. Несмотря на это, во время тренировок я пытался “перехватывать” игроков так же, как Татум. “Перехватывать” в данном случае означает “настигать соперника как можно быстрее, а в последнюю секунду до столкновения опускать шлем и бодать его в голову/спину/колени”.
В итоге дети пожаловались тренеру. Тот велел прекратить эти штучки и, чтобы мне не показалось мало, преподал урок. Он поставил меня и крупного парня по имени Дуг на расстоянии 15 м друг от друга. Дуг мечтал убить меня больше, чем кто бы то ни было в нашей команде.

— Кончай с этими перехватами, Марк, — сказал тренер, — перестань бодаться шлемом: так ты причиняешь травмы и себе, и остальным. Я научу тебя, как бить с поднятой головой. Я дам Дугу мяч, он побежит на тебя, а ты отразишь атаку без удара-перехвата! Ты не уйдешь отсюда, пока не научишься отражать удар маской в грудь соперника. Готов?

Он отдал Дугу мяч, дунул в свисток, и мы помчались друг к другу, каждый — на полной скорости. Но законы ньютоновой физики, а именно — разница в весе, сработали против меня. Я, естественно, опустил голову вниз, чтобы ткнуть Дуга в живот. Дуг опустил голову, чтобы нанести контрудар мне по темени. В следующий момент я услышал оглушительный треск и стало темно. Я очнулся распластанный на земле, не в силах дышать, слышать и шевелиться. Взглянул вверх и увидел озадаченного тренера. Тут я обрел способность улавливать звуки и разобрал, что он спрашивает, как я себя чувствую. Ответить я не смог и испугался. Схватил ртом воздух, потом еще немного и еще… и понемногу обрел способность двигать пальцами, затем руками, коленями… Все мои чувства неожиданно обострились — запах травы стал острее, собачье дерьмо — заметнее. И как только воздух заполнил легкие, я непроизвольно закашлялся и заплакал.


Через несколько минут поднялся, сотрясаясь и вытирая слезы. Дуг пробормотал: “Будешь теперь знать” — и смешался с толпой из 50 игроков, которые поздравляли его как героя.
Я продолжал играть в американ­ский футбол и в старшей школе, но уже осторожнее. До тех пор, пока неожиданно не превратился из тощего заморыша в злобного мясистого, жаждущего крови мужика 192 см ростом и 92 кг весом. С этого момента я снова возжаждал стать Джеком Татумом.
Опыт “Налетчиков” научил меня хитрить. Их тренер Джон Мэдден как-то сказал: “Все считают, что “Налетчики” хитрят на поле… Да, мы жульничаем. Ну и дальше что?”

Моим коронным приемом была, как это называли мои товарищи, “рубка”. Я вставал, припав к земле, напротив (и чуть сбоку) соперника. Тот опирался рукой о землю, а я выбрасывал правую руку, как катапульту, сцепляя правый кулак с левой рукой… и как только игра начиналась, я “рубил” этим самым кулаком прямо по шлему врага, прежде чем он успевал подняться. Удар и звон в голове настолько его дезориентировали, что я успевал обогнуть его и заняться кем хотел.
Все было отлично, пока мы не встретились с лучшей командой Лиги Сан-Франциско. Парень напротив меня оказался местной звездой с блестящими футбольными перспективами. Он был не просто в два раза больше меня, но еще и черный. Против черного я играл впервые.

“Джек Татум не испугался бы черного парня вдвое больше себя”, — решил я. И попытался использовать против него свою знаменитую “рубку Эймса”. Вроде бы неплохо. Рубанул его еще раз. После краткого перерыва он подошел ко мне и вежливо попросил не долбать его по шлему. Я сделал вид, что не понял, и треснул снова. Через пару минут он подошел и сказал: “Предупреждаю: лучше кончай”. — “Ага, ага, че ты сделаешь-то?” — подумал я.
И скоро узнал. В следующей игре он поднял мой шлем, обнажив подбородок, заехал мне апперкотом, потом сгреб мои панцирные щитки и проехался ими мне по лицу. А затем начал методично колошматить меня в живот, пока я не потерял способность дышать. Упав на траву и ловя ртом воздух, я решил связать свое будущее не с футбольным полем, а, пожалуй, с редакцией газеты.
Я дорого заплатил за это прозрение. 15 лет спустя я вдруг перестал чувствовать левую руку. Настолько, что даже не мог ее поднять. Я подумал, что порвал мышцу плеча и поехал к спортивному врачу в Нью-Йорк.
Когда он получил рентгеновские снимки, то вызвал меня на срочный осмотр.

— Вы попадали в юности в аварию или, может, получали такие сильные удары, о которых помните до сих пор? — озабоченно спросил он.
Я сразу же вспомнил историю неудачного перехвата Дуга и его зубо­дробительный удар.
Врач показал на снимке мой верхний позвонок.

— У вас частичный перелом шеи. Вы могли остаться парализованным, но вам повезло. Правда, это до сих пор может произойти в любой момент, если вы получите сильное сотрясение — попадете в ДТП или чего-то в этом роде.
Короче говоря, я не только не стал Джеком Татумом, но и чуть не превратился (а возможно, еще и превращусь) в Дерила Стингли.
Теперь я говорю людям, что зря играл в американский футбол. Но сам в это не верю. В том возрасте у меня не было выбора. Для меня не нашлось никакой войны, кроме футбола. Конечно, сейчас это звучит странно, если учесть, что футбол ушел из моей жизни, а перемена погоды вызывает боли. Но когда мужчина от природы создан для убийства, а никакого иного способа, кроме спорта, общество ему не предоставило, действовать иначе невозможно.

Комментарии

8
GROG
01 марта 2016 13:20

Статью освоил на ура,очень поучительная жизненная история в которой есть один чёткий аспект,который прослеживается по всему тексту:
С дури можно и хрен сломать.
Автору конечно повезло,что не сломали и во время обнаружили проблему,но по жизни надо себя беречь.
Столько можно было бы достичь,если бы в детстве не допустил нескольких оплошностей,по себе знаю.
С детских лет играл в хоккей с шайбой и в самом начале получил клюшкой в левый глаз.
Точнее не в сам глаз а под бровь,ещё бы чуть ниже на миллиметр и остался бы без глаза.
Долго описывать сколько нервов,денег и финансов вложили мои родители в восстановление...
В итоге зрение на этот глаз сильно упало и уже осуществить свою мечту об авиации мне было не суждено никогда...
Эх,понимать бы это всё заранее....
Берегите себя и своих детей!

07 июля 2015 22:47

Любой спорт опасен, если посмотреть так в корень! Даже ходить опасно, так что ж теперь?! Мужчины по своей природе хищники и им нужно как то выплёскивать эти эмоции, дабы не сорваться в жизни на близких или знакомых... Вот такой вид спорта это идеальный вариант "спустить пар". Тем более, те кто не уверен в своих силах, вряд ли пойдут на такое, так что вы встретите там таких же людей! Вот такие виды спорта неплохо мотивируют тебя и ты стремишься к победе, это еще один плюс.
А вообще всё зависит от личных предпочтений человека! Кому то хочется выплеснуть злость в коллективном виде спорта ( или парном), кому то нужно получить адреналин в том же хели-ски (это один из наиболее опасных и количеству смертей вид спорта. Спортсмена на вертолёте забрасывают на горную вершину, а затем он должен спуститься с неё на лыжах. Опасным этот спорт делают непредсказуемость маршрута, частая непроходимость и угроза лавины).
Каждому своё! Это верно)

Максим
29 апреля 2015 10:42

Конечно, выплескивать негативные эмоции, накопившиеся за день - это хорошо. Но для этих случаев существует груша или просто тренажерный зал. Зачем же людей калечить?

Добавить комментарий
Показать ещё