Ротозеи

Природа зевачества. Какова она?

В сентябре в центре Москвы произошла страшная авария, унесшая жизни четырех человек. Однако очевидцы демонстрировали поведение, глубоко озадачившее редакцию МН. Они останавливались, доставали мобильные телефоны и начинали снимать — смятые в лепешку машины, пострадавших и уцелевших. По заданию МН Илья Колмановский решил разобраться с природой этого странного, но обыденного явления: зевачества.
Уже давно инквизиторский костер в нашей культуре сменили невинные блокбастеры, и даже на экране многим зрителям милее мощный шлепок тортом в физиономию, чем по-настоящему кровавые зрелища. Но есть что-то в нашей природе, что заставляет людей снимать на мобильный телефон казнь Хуссейна и чудовищные ДТП, покупать “особенные” кассеты или давать заработок криминальным сайтам, специализирующимся на документальной продукции со сценами насилия. Есть и что-то, что заставляет нас стыдиться этого интереса — хотя, если разобраться, мы ведь не приносим никому вреда, когда просто смотрим.
Что манит нас в этих сценах? Что заставляет кого-то перешагивать черту общественно допустимого, а кого-то не пускает дальше этой черты? И откуда стыд?

Психологи выделяют в зевачестве две составляющие:
1. Исследовательский интерес
Человек, как и животные, ориентирован на постоянное исследование среды, на остро-внимательное отношение ко всему экстраординарному.
2. Самоутверждение “Чем хуже другому — тем лучше мне” — логика примерно такая.
Антропологи полагают, что большая часть сегодняшних пристрастий формировалась у наших предков в период довольно замкнутой племенной жизни. Падение и неудача собрата были привлекательны для наблюдения не только как необычные события. Они давали наблюдателю ощущение, что открываются новые перспективы продвижения в племенной иерархии.

В современной жизни связь между крахом другого человека и благополучием наблюдателя на первый взгляд совершенно условна. Ведь зеваку-мемуариста никто не собирался сжигать в тот февральский день 1600 года — почему же ему так славно стало на душе? Видимо, племенное наследие настолько крепко, что позволяет мысленно преодолевать социальную дистанцию: его сожгли, а меня — нет, и это прекрасно.

Интереснее другое: почему для него особенно важно было наблюдать казнь вместе с собратьями по вере?
В 70-е годы американские исследователи взялись проводить серию опытов, причиной которым послужило ужасное событие. В одном университетском городке, на парковке, прямо под окнами многоквартирного дома была изнасилована женщина. По данным полицейского расследования, свидетелями были 28 человек — и ни один не вмешался. Поднявшаяся волна обсуждений заставила исследовать этот вопрос; оказалось, что чем больше наблюдателей, тем меньше у них желания вмешиваться.

То есть в толпе и на безопасном расстоянии у человека особенно активируется стремление глазеть на невзгоды других. Отметим это и обсудим истоки стыда, который посещает любого наблюдателя, поймавшего себя на чувстве удовольствия при виде чужой беды.

Было бы несправедливо считать, что человеку присуще лишь злорад­ство. Гораздо более важной, ведущей силой многих человеческих поступков является альтруизм. Участники американского эксперимента в один голос твердили, что внимание к чрезвычайной ситуации было вызвано в том числе и стремлением помочь. И знание о том, что по-хорошему надо бы помочь, скорее всего, является причиной стыда у тех, кто просто смотрит.

Если вспомнить, почему зевачество так утешает, ясно, что увидеть муки другого хочется сильнее, когда нужно самоутвердиться; желательно — в толпе, или реальной, или виртуальной — как ТВ или интернет-аудитория. В толпе полностью растворяется чувство индивидуальной ответственности и опасности ситуации — остается только самоутверждение.

Коротко говоря, речь идет о своеобразном индикаторе уровня невроза, лакмусовой бумажке. Если тебе как-то особенно остро захотелось увидеть настоящий мордобой или ты, вопреки обыкновению, не переключаешь новостной канал при виде последствий бомбежки — не стоит сразу решать, что ты законченная скотина и главное — чтобы никто не узнал о твоих пристрастиях. Ты нисколько не виноват и не хуже других. Просто, видимо, что-то разладилось в последнее время в твоих отношениях с людьми и с собой, что-то грызет тебя — и давит твою самооценку.

Два примера

№1 В июле на острове Врангеля светло круглые сутки. Несколько лет назад зоолог Соня Розенфельд изучала там жизнь большой колонии белого гуся — одной из умнейших птиц на Земле. Она уже собиралась покинуть наблюдательный пост, как вдруг, около полуночи, произошло следующее событие. На периферии колонии раздались громкие возмущенные крики гусей, потом они панически кинулись врассыпную, а вскоре стала ясна и причина суматохи. Огромная росомаха двигалась от гнезда к гнезду и методично поедала яйца и птенцов. Родители, повозмущавшись, уходили как можно дальше, не пытаясь сопротивляться. Но через несколько минут на сцене появились весьма необычные участники: группа холостых гусей, которым в этом сезоне не хватило места для гнезда. Они ходили за росомахой и внимательно смотрели, оживленно переговариваясь. Что ими двигало?

— Надо отличать это поведение от рутинной слежки за хищником, — говорит Соня. — Гуси, как правило, следят за охотником и учат этому детей, так же как антилопы следят за львами. Не подпустить на выстрел — это элементарная техника безопасности. Но тут холостые гуси пялились на росомаху просто как зеваки! Такое любопытство присуще только высокоразвитым животным.

№2 “В тот день, 17 февраля, мне невероятно повезло. Я знал, что для открытия праздничных торжеств нам приготовлено какое-то незабываемое зрелище; уже с утра народ потянулся на площадь Кампо-де-Фиори, и я в том числе. На месте я, не будь дурак, вовремя сиганул на фонарный столб и так там и уцепился — иначе меня бы затоптали, народу собралось под сто тысяч. Благодаря моему маневру я видел все в мельчайших деталях.

На помосте собрались кардиналы, Великий Инквизитор и сам папа. Поодаль, у железного столба были приделаны ступеньки, и все основание конструкции было завалено дровами. В какой-то момент туда же вывалили какие-то книги — наверное, чтобы лучше горело. Осужденный поднялся, его приковывают цепью к столбу и дополнительно обвязывают мокрой веревкой: высыхая, она врежется в его плоть. Потом палач совершил, как мне показалось, особенно продуманный и благочестивый поступок. Железными щипцами он вытянул язык еретика и защемил железным кляпом: ведь нельзя же допустить, чтобы, одержимый бесами, он испортил праздник непристойными выкриками. Внизу зажигают дрова, пламя трещит и ползет все выше и выше. Вот оно уничтожило позорное одеяние, смело колпак и начинает жечь его тело… Когда казнь закончилась, я спросил, как звали этого человека. Мне сказали: Джордано Бруно, доминиканец. Имя это ни о чем мне не говорило, и я не уверен, что правильно расслышал. Да это и не важно: дело не в имени, а в том духе огромного праздника христианской любви и всепрощения, единения с братьями по вере, которую я не забуду никогда и которую вспомню в последний час, и тогда сама смерть будет для меня легкой и нестрашной, как всё, что мы переживаем вместе с другими людьми...”

Инструкция для зеваки
Идешь ты себе по улице. Вдруг впереди — небольшая толпа, с интересом следящая, как один человек мужского пола наносит повреждения другому. Ты спешишь на встречу с любимой девушкой, но ноги сами несут тебя к месту драки. И это хуже всего.
Варианты действий:

1 Досмотреть драку, а потом отправиться домой и найти в телевизоре самую кровавую передачу.
Плюс: сиюминутное удовольствие.
Минус: это чувство — как чесотка, чем больше чешешь, тем больше хочется.
2 Вызвать милицию или покарать злые силы самостоятельно.
Плюс: любое альтруистическое действие автоматически поднимает самооценку.
Минус: можно огрести и самому.
3 Ощутив, что внутри повышается уровень садовуайеризма, двигай в фитнес-центр.
Плюс: отвлечешься и поправишь собственное здоровье.
Минус: пропустишь все самое интересное — правда, после хорошей тренировки оно уже и не очень-то интересно. К чему мы и стремимся.

Комментарии

7
GROG
01 марта 2016 21:32

Мда,стадо есть стадо...........
Стадом легче управлять.......

Бусинка
03 апреля 2015 8:51

Мда, печальный вывод напрашивается, наше общество больно и невротизировано до невозможности. Ну это было и так понятно, проблемы в отношениях с собой и окружающими преследуют многих... Но я думаю, что дело не только в этом... В частности, подобно поведение стало социально приемлемо...
Кто жил в Союзе помнит то, что всем втолковывали с детства "сам погибай, а товарища выручай" и мне кажется, что это обеспечивало несколько иной уровень общественного сознания...

Максим
19 февраля 2015 12:51

Надо бороться с любыми проявлениями стадного чувства. Пускай эти 30 человек наблюдают, как бараны, а ты возьми и помоги тому человеку, которого избивают, к примеру. Да, ты идешь на риск, но он оправдан. Сейчас вообще всем глубоко плевать друг на друга, но мир держится на тех людях, которые выбиваются из этой массы. Они то и могут сделать хоть что-нибудь, а не просто стоять и тупить.
Просто в один прекрасный момент на месте избиваемого может оказаться каждый из нас, и тогда мы совсем по-другому будет смотреть на поведение толпы зевак. Мы будем их ненавидеть за безразличие. А ведь их много и они могут спасти человека.
Делайте правильный выбор, мужчины!

Добавить комментарий
Показать ещё