"Авось" и ныне там

Расскажу, как было дело.

Подобно многим событиям моей жизни, это произошло во время дедлайна, то есть активной сдачи номера. Того самого, кстати, который ты сейчас держишь в руках — номера про то, почему полезно жить в России.
Короче: воскресенье, вечер. Точнее, уже практически ночь. 23 часа с копейками. 10 минут назад я закрыл отредактированный файл и подумал: “А что, время еще совсем детское, схожу-ка я в кино”. Девять минут назад, отыскав в интернете расписание ближайшего кинотеатра, понял, что до начала следующего сеанса еще 40 минут, а значит, спешить пока некуда. Восемь минут назад — открыл блог своего товарища и запустил выложенный в нем видеоролик “Наша армия” в надежде увидеть что-нибудь забавное. А теперь — перевариваю увиденное и не могу разобраться в своих чувствах. Мне и страшно, и смешно, и кажется, что кто-то грозит в окно, причем со стороны улицы.
Странная ситуация. В ролике не было ни шокирующих рассказов о дедовщине, ни ужасающей военной хроники, ни даже обычных бойцов стройбата, один вид которых способен испугать. Напротив, видео агитировало призывную часть молодежи не прятаться по “ненужным вузам”, а отправляться прямиком в ряды Российской армии, дабы уберечь родную страну от скорого вторжения американских оккупантов, которые не сегодня-завтра нагрянут к нам с оружием и четкой целью: сделать из России сырьевой придаток. Не вспомню дословно, но общий смысл сообщения был такой: пока ты, трус, бегаешь от военкомата и пьешь пиво на лавочке перед подъездом, умные, бесхитростные парни, которые не боятся отдать свой долг Родине, защищают тебя и берегут по ночам спокойный сон твоих родных. Закадровый голос произносил такие громкие слова и с такой страстью разоблачал предателей, что мне сразу захотелось поближе познакомиться с его обладателем. Просто для того, чтобы узнать, рассчитался ли он с Родиной по долгам или все же отсиделся в “ненужном вузе” на специальности “пиар и реклама”. Впрочем, не об этом речь.
В том же смущенном состоянии я прибыл в кинотеатр и купил билет на “300 спартанцев” (нельзя же пропускать кино, главный герой которого стоит на обложке МН). Перескажу вкратце сюжет фильма, если ты его еще не видел. 300 бравых древнегреческих парней, воспитанных с мыслью о том, что нет ничего лучше, чем пасть в сражении за родину, выступают в кожаных трусах и красных плащах против многотысячного персидского войска и все как один погибают в бою. Такая вот коллективная сбыча мечт. В общем, все счастливы.
Однако домой я вернулся в раздумьях. Увиденное за день не давало покоя.
С одной стороны — пропагандистский ролик с предупреждением: скоро-скоро мне придется отстаивать каждую пядь родной земли с автоматом в руках. Думать об этом не было никакого желания, как, впрочем, и пополнять ряды отечественных вооруженных сил. С другой — рассказ о настоящих патриотах, бесстрашных воинах, которым отчаянно хотелось подражать. А между ними — вопрос: смогу ли я, способен ли?
А что если вдруг действительно война? Что если мне придется защищать страну, в которой я родился?
Мне стало страшно.
В первую очередь потому, что я не нашел внутри себя того самого патриотизма, воспетого в фильме о спартанцах. Искал и не нашел. Ничто его во мне не пробуждало. Даже осознание того факта, что написали мы целый номер о безоговорочной полезности жизни в самой большой в мире стране. Точнее, так: каждую милую сердцу частичку России, которую мне удавалось вспомнить, тут же уравновешивало какое-нибудь ужасное уродство.
Баня, березы, реки, озера? Прелесть, очень люблю! Но путь к ним для меня всегда почему-то лежит через разбитые дороги и сотрудников ГАИ, а березовые леса оказываются настолько загаженными, что появляться в них нет никакого удовольствия.
Далее по списку: кино мы снимать не умеем, музыку качественную делать и подавно, а уж об автомобилях и речи не идет.
В общем, засыпал я в самом поганом расположении духа. Мысленно радуясь, что в ночь с понедельника на вторник улетаю в командировку в Грецию аж на целых пять дней.
С этой же мысленной радостью пришел я в понедельник на работу, и понеслась… Инструменты, взятые в магазине для съемки в рубрику Men’s Tools, нужно, оказывается, именно сегодня отвезти обратно в магазин. Как-то я совершенно об этом забыл. А еще — забыл, куда засунул инструкцию от одного из винтовертов, взятых в этом магазине. А стало быть, назад его не примут, придется выкупать…
Пока искал инструкцию, вспомнил, что и сам-то материал про инструменты еще не заверстан. У арт-директора спрашиваю, когда, мол, материал-то посмотреть будет можно, мне, мол, улетать ночью. А он: “Не боись, Леха! Авось и сегодня сверстаем”.
Возвращаюсь к своему рабочему месту, а на нем рекламный отдел уже расположился. Все потому, что стол мой ближе всего к доске со сверстанными полосами стоит, а у них, у рекламщиков то есть, — важное совещание тут. Им номер видеть важно. И на моем столе расположиться им удобнее всего.
“Тьфу ты, — думаю. — Нужно Яблокову пожаловаться на произвол. Мне ведь тоже работать надо…” Захожу к главреду, а он мне с порога: “О, Леха! Ты-то мне и нужен. Ты понимаешь, какая ситуация: автор один пообещал “Мужской разговор” написать и пропал куда-то. А нам завтра в типографию номер отправить необходимо. Так что ты уж напиши чего-нибудь хорошее”. И усадил меня с этими словами за чей-то свободный компьютер.
Делать нечего. Для вдохновения кофейку решил выпить. Сходил на редакцион­ную кухню, возвращаюсь и вижу картину: ассистент и гордость редакции Наташа подсаживает редактора раздела моды, помогая той залезть на хлипкий шкафчик, в котором пожарный гидрант хранится.
— Что же это вы, девочки, делаете? — спрашиваю.
— Мы, — говорят, — часы хотим достать, которые высоко на стене висят, чтобы время с зимнего на летнее перевести, а то на целый час они опаздывают.
— А зачем, — интересуюсь, — вы на этот шкафчик карабкаетесь, он ведь рухнуть может.
— А я, — говорит редактор раздела моды, — легкая, может быть подо мной и не рухнет…
Часы я, конечно, снял, перевел и обратно повесил. И за этот переведенный час понял наконец, за что готов я биться до конца — за “авось”! За то, что ни на один другой язык не переводится и ни одной другой нацией никогда не поймется. За то, от чего у нас в стране и все беды, и все радости. За парадоксальность русской души. И, поняв это, я сел за чей-то чужой компьютер, с трудом отыскал на экране иконку программы Word, открыл новый файл и написал: “Расскажу, как было дело”.

Комментарии

6
Бусинка
08 апреля 2015 11:54

Забавно, очевидно это и правда свойственно нам, Россиянам))). Только я бы вот так не присваивала себе такую стратегию жизни, по моим ощущениям, на этот-же стиль жизни претендуют и многие другие. Вот хотя-бы итальянцы, тоже не вполне дисциплинированны и расчетливы. Хотя, может быть, чтобы оценить это в полной мере, следует прожить какое-то время в Италии... Да к тому же, я думаю, если хорошенько присмотреться, то найдется еще пара тройка претендентов))))

Сергей
05 апреля 2014 21:23

Ничего так

ИВАН
10 марта 2014 8:31

Прямо современная версия "Юноны и Авось"... Но авось и вправду непереводимое русское слово.

Добавить комментарий
Показать ещё