Время, вперед!

Бывает, прицепится какая-то музыкальная фраза и не можешь никак от нее отвязаться.

Фото 1 - Время, вперед!Хорошо, если только в твоей голове, а если она засядет в голове у музыкального редактора? Тогда по радио постоянно будут крутить эту песню, потом она перейдет в головы других редакторов, и постепенно вся страна станет напевать один и тот же шлягер…

Был такой роман Валентина Катаева «Время, вперед!», про строительство Челябинска. Конфликт романа заключается в том, что харьковские строители сделали 306 замесов бетона за смену. И бригада Ищенко на челябинской стройке собирается этот рекорд побить. Но сначала вся стройка разбилась на два лагеря — противников рекорда и его сторонников. Противники выдвинули аргумент: «Строительство — это не французская борьба». В том смысле, что нечего гоняться за рекордами, а надо все делать по плану, медленно и качественно. Эта фраза пошла гулять по головам, и вот все новые и новые люди подхватывали ее и, даже еще не решив, за они или против, машинально повторяли чужую мысль: «Строительство — это не французская борьба», моментально попадая в ряды противников нового рекорда.

К чему я это. Прочитал недавно текст одной рубрики в одном журнале. Складный текст, отметил я про себя, но только уж очень похож на тексты актера-писателя Гришковца, просто как две капли воды. Затем внутренне усмехнулся, и в этой усмешке было заложено превосходство — уж если бы мне доверили, я бы, конечно, написал не в пример лучше, я бы написал авторский, ни на что не похожий текст.

Как раз на следующий день, по иронии судьбы, заказал мне редактор этого журнала текст для той же самой рубрики. Тут я понял, что влип. Сел писать. Где-то после второго абзаца поймал себя на мысли, что мой текст как две капли воды похож на тексты Гришковца. Я принялся писать снова. И опять то же самое. Каждый новый текст выходил как две капли воды похожим на тексты Гришковца. Гришковец, как навязчивый мотивчик, прочно засел в голове. Впору садиться и писать текст под названием «Как убить в себе Гришковца».

И тут еще вот что получается. Не то чтобы Гришковец сам пришел ко мне в голову, сел там и сказал:
— Здравствуйте, я Гришковец, я приехал к вам из Калининграда и буду здесь у вас жить.

Нет, он же сам этого не делал.
Просто я сижу, пишу, а в голове Гришковец. И главное, его же так просто из головы не выкинешь. Ну как это можно сделать? Это же надо залезть рукой в голову, нащупать там Гришковца и аккуратно, чтобы ничего ему не повредить, вынуть наружу. Но ведь я не могу залезть к себе в голову! У меня рука все время на что-то натыкается — то на лоб, то на волосы, то на нос. А Гришковец сидит там внутри и соловьем заливается. «Строительство — это не французская борьба». Что надо сделать, когда в голове вертится навязчивый мотивчик? Надо переключиться. А легко сказать — переключиться. Я переключаюсь, а Гришковец же все равно в голове сидит, он же никуда оттуда не делся. Могу, конечно, отвлечься. Но ведь Гришковец в голове, он сам по себе. Я уже о чем-то другом думаю: о Льве Толстом, например, или о рекорде в 306 замесов бетона за смену. Пишу, потом перечитываю, а из текста вылезает Гришковец и ласково щурится в лучезарные дали, как в рекламе, где он рекламирует банковскую карточку. Сразу видно, что ему там хорошо. Иногда ведь даже делать ничего не надо, только дать человеку надежду, и вот уже человек счастлив.
Ну, например. Ты сидишь в кафе и говоришь с ней о ерунде, у тебя с ней вообще первое свидание, и вдруг понимаешь, что эта женщина — твоя. Что все мысли, чувства, вибрации входят в резонанс. А ведь это редкость, когда настолько везет, это вот просто она и все. Другой такой не будет никогда. Ты каждой клеткой организма ощущаешь присутствие ее клеток, и самое время воскликнуть: «Остановись, мгновенье, ты прекрасно!», и ты смотришь ей в глаза и говоришь:
Фото 2 - Время, вперед!— А ты знаешь, я же могу в тебя влюбиться.
А она смотрит на тебя и отвечает:
— И я могла бы в тебя, но...
И вот это «но»! Ты еще не понимаешь до конца, но оно страшное, страшнее этого «но» для тебя сейчас ничего нету. Она говорит «но», и выясняется, что есть какие-то жизненные обстоятельства, которые мешают вам быть вместе. Вот буквально роковые. Ну, допустим, у нее есть муж. И он, то есть муж, он же тоже не просто так, а он живой человек, он тоже всеми клетками организма, у него тоже вибрации, тоже резонанс. И она его любит. Она могла бы полюбить тебя там в другое время, если бы не было его, но сейчас, в данный момент, она любит его, и ты с этим ничего не можешь поделать.

И все. Еще секунду назад ты был счастлив, потом прошла секунда и ты продолжаешь быть счастливым. Затем ты едешь домой поздно ночью и всю ночь, в которую практически не спишь, думаешь о ней — ты счастлив по инерции, то есть умом уже понял, что все ужасно плохо, а клетки организма, они еще понимать отказываются, они еще резонируют, они поют.

И только утром, проснувшись, когда ты собираешься на работу, бреешься, надеваешь пальто, медленно, всеми клетками буквально ощущаешь — ты самый несчастный человек на свете.
И тебе хочется выкинуть ее из головы. Но не получается. Эта женщина прочно сидит внутри, и ты ничего не можешь с этим поделать. И тогда ты с горя садишься писать этот текст и пишешь о чем угодно, лишь бы поскорее забыть, а как же тут забудешь? Ведь вытащить ее из головы не получается: руки постоянно на что-то натыкаются, то на волосы, то на лоб, то на нос...

И так вся наша жизнь: человек страдает, радуется, но жизнь продолжается, и скоро растает снег, расцветут цветы, выведутся из яиц дрозды, и будет всем новое счастье.
Кстати, бригада бетонщиков в конце концов побила харьковский рекорд. Они сделали больше 400 замесов бетона за смену и хоть валились с ног от усталости, но были по-настоящему счастливы.
Время, вперед!

Комментарии

7
Баба Маша
05 октября 2016 1:29

Да, Гришковец вылез таки))) сама его очень люблю, он замечает обыденные вещи, мелочи. Статья натолкнула пересмотреть спектакли Гришковца)))

Бусинка
06 апреля 2015 17:02

Отличная забавная и милая статья, абсолютно в духе Гришковца)))) Ну по крайней мере, сколько читала ее, все время улыбалась))) Спасибо, я редко улыбаюсь...
А вот Гришковца люблю, особенно спектакли... Наверное, один из самых любимых это "ОдновремЕнно или одноврЕменно".
А песни... это же здорово, когда в голове и в душе и во всем теле песни))))

Максим
13 апреля 2014 10:14

Вторая часть статьи понравилась.

Добавить комментарий
Показать ещё