Прыжки на лыжах с трамплина

Корреспондент британского МН Джонатан Томпсон отправился в Солт-Лейк-Сити, чтобы покорить местные трамплины — а заодно посмотреть, что происходит с объектами зимних олимпиад, когда все медали розданы и огонь затушен.

Фото 1 - Прыжки на лыжах с трамплина

Джонатан летит с трамплина в Олимпийском парке Юта

ЧТО? Пройди путь от новичка до покорителя 40-метрового трамплина в олимпийском парке в штате Юта, где проходили Игры 2002 года.


КОГДА? Холодной и снежной зимой (с декабря по март), но в принципе прыгать можно круглый год на искусственном покрытии.


ЗАЧЕМ? Чтобы победить страх. Лети как птица и надейся, что сможешь приземлиться как птица.


КАК? Клуб прыжков на лыжах с трамплина Парк-Сити предлагает курсы от $30 за урок. Дополнительную информацию о парке можно найти на olyparks.com.

Словом «страх» злоупотребляют. Мы заездили это слово, употребляя его всякий раз, когда просто нервничаем и тревожимся. Поэтому сейчас, стоя на старте 40-метрового трамплина, мне приходится говорить не про «страх», а про «неподдельный ужас». Просто «страх» не описывает мои ощущения — например, то, что я сейчас запросто могу намочить штаны.

Судорожно стиснув перила, вспоминаю себя девятилетним, когда я взобрался на самый высокий трамплин в бассейне, чтобы поразить компанию новых друзей, с которыми только начал тусоваться. Напускной храбрости хватило до момента, когда я посмотрел с трамплина вниз — под улюлюканье я полез по лестнице назад. Теперь, 20 лет спустя, чувствую ровно то же самое. Могу ли я сделать это на самом деле? Будут ли люди вокруг смеяться и показывать пальцем, если я просто сниму лыжи и пойду вниз по склону? Мой инструктор предупреждал, что подобные мысли будут посещать меня на старте. «Паралич анализа» — так он это называл. В смысле тебя скрючит, как только начнешь думать о том, что сейчас произойдет.

При виде его крошечной фигурки в зоне приземления я чувствую самый настоящий паралич конечностей.

ОРЕЛ ПРИЗЕМЛИЛСЯ

По большому счету во всем виноват Эдди «Орел» Эдвардс, легендарный неудачник. Именно его бесстрашное выступление на зимней Олимпиаде в 1988-м (так случилось, что Эдди оказался единственным на всю Британию человеком, прыгавшим с трамплина) впервые привлекло мое внимание к тому, что впоследствии стало одним из самых страстных моих увлечений: к лыжному спорту.

Примерно в то же время, когда я с красным лицом спускался по лестнице в бассейне, этот низенький, толстенький, очкастый штукатур парил над склонами в Калгари. Ну хорошо, он занял последнее место. Да, после его выступления МОК ввел «правило Эдди», согласно которому участники олимпийской сборной каждой страны должны пройти предварительный отсев на международных соревнованиях более низкого уровня.

Но его невозмутимость и самоирония заставили нас сидеть перед телевизорами как приклеенных. Так что, когда спустя 20 лет мне, горнолыжнику среднего уровня, предложили попробовать себя в прыжках на лыжах с трамплина, я аж подпрыгнул (извините за каламбур).

Тем более вдохновляла площадка для моих тренировок — Олимпийский парк штата Юта, построенный к Играм-2002 в Солт-Лейк-Сити. Сегодня это — огромный цех для выработки адреналина под открытым небом, в котором можно заняться любым зимним видом спорта, от бобслея до прыжков с трамплина. Вот ради чего я потратил 12 часов на перелет сюда.

Для начала я записался на три урока, моя цель — прыжок (желательно с приземлением) с трамплина K20. Этот шифр означает, что от точки отрыва на трамплине до «критической точки», где склон становится пологим, — 20 м. Конечно, это ничто по сравнению с рекордом Эдди Эдвардса в 71 м, но тот хотя бы тренировался перед своей Олимпиадой, прыгая с двухэтажных автобусов.

Мой инструктор — Мэтт Теруиллегар, бывший участник американской сборной. «Ни о чем не волнуйся, — говорит Мэтт. — Когда закончим, тебя невозможно будет оторвать от 20-метрового. Вот увидишь, прыжки затягивают».

Наш первый урок проходит в помещении. Мы оба в носках, и Мэтт демонстрирует самую важную позицию. «Верь или нет, но твое тело на самом деле вовсе не желает наклоняться вперед и прыгать с горы, так что ты сначала должен научить его, как это делать, — объясняет Мэтт. — Секрет — в мышечной памяти: ты должен натренировать тело, чтобы оно делало нужные движения само, без лишних мыслей по этому поводу».

Основная позиция, как я понимаю из урока, — «разгон», ее прыгуны принимают перед прыжком. Колени низко согнуты, спина параллельна склону, руки прижаты к телу и заведены за спину ладонями наружу. «Тебе нужно быть резким, энергичным, необходимо держать свой вес на лыжах в правильной позиции», — говорит Мэтт, в то время как я повторяю позицию и выпрыгиваю из нее вверх снова и снова. Эта утомительная репетиция является частью ежедневных тренировок прыгунов, даже самых квалифицированных. «Это как замах в гольфе, — говорит Мэтт. — Когда делаешь медленно, все вроде понятно... но на деле легко ошибиться». Только в прыжках с трамплина последствия могут быть гораздо более неприятными для здоровья.

АНАТОМИЯ ПРЫЖКА НА ЛЫЖАХ С ТРАМПЛИНА

Тренер американской команды по прыжкам с трамплина Грег Пуарье объясняет, как летать орлом и избежать ломающих кости ошибок.

Фото 2 - Прыжки на лыжах с трамплина

1. Пригнись

Чтобы минимизировать сопротивление воздуха и сделать максимальной скорость, в позиции «разгон» согнись, держи спину параллельно склону, руки заведены за спину, торс расслаблен, голова опущена. Следи за распределением веса тела для идеального сочетания баланса и скорости.

2. На краю

Примерно за 6 м до точки отрыва немного приподними бедра и в то же время прижми грудь к коленям, чтобы ноги сыграли роль сжатой пружины. В точке отрыва на самом конце стола подпрыгни вперед и вверх.

3. Лети высоко

В воздухе подними лодыжки (задери носки ступней вверх) и сформируй V-образную фигуру из лыж. Тянись вверх от склона макушкой и плечами, наклоняясь вперед. Держи тело перпендикулярно склону, руки вытягивай назад вниз.

4. Твердая земля

Торс расслаблен, колени слегка согнуты — это смягчит удар при приземлении. Ноги должны принять положение, именуемое «телемарк» (неофициально — «разножка»): одна из ног выставлена вперед, другая отведена назад, обе согнуты в коленях; колено задней ноги опущено вниз, руки расставлены выше плеч. Когда доедешь до ровной поверхности, развернись, чтобы остановиться.

ПЕРВЫЙ ПОЛЕТ

На следующее утро я напяливаю костюм для прыжков — цельный, до невозможности узкий синий комбинезон, в котором невозможно ничего утаить (в том числе количество еды, умятой после катания по живописным склонам Парк-Сити). К этой минималистской одежке прилагаются легкий шлем и специальные ботинки для прыжков, которые выглядят как гибрид обуви для бокса и полукедов.

Но больше всего меня поразили сами лыжи. Они просто огромные! 2,5 м — это в полтора раза длиннее обычных лыж моего размера. Понятное дело, идти на них очень трудно, не говоря уже о том, чтобы ехать, и я потратил минут 20, прогуливаясь с грацией пятилетней девочки на маминых шпильках, прежде чем решился отправиться на подъемник. В тесном костюме, со своим животом, коротенький и толстый, я выгляжу в точности как мой кумир Эдди «Орел».

А значит, я готов. Критическая точка первого трамплина — всего 2 м, но с непонятными гигантскими палками, привязанными к ногам, и он выглядит пугающим. «Не бойся, в воздухе тебе ничего не угрожает», — ухмыляется Мэтт. В воздухе-то да, а что будет, когда я приземлюсь на жесткий, как камень, снег? Но я удивил сам себя, когда стартовал, пробыл в воздухе меньше секунды и успешно приземлился.

Вскоре мне покорился 5-метровый трамплин, и Мэтт решил, что я готов к 10 м. Все шло прекрасно. Перед каждым прыжком все так же страшно, но все приземления прошли благополучно. Уже через несколько минут я втянулся. Главная проблема — как остановиться: лыжи абсолютно прямые по краям, никаких тебе кантов, повернуть нереально, но я тренирую технику раз за разом — позиция «разгон», прямые ноги в момент прыжка и согнутые в момент приземления. Мэтт показывает, как улучшить положение в полете, согнув лодыжки, и я даже пытаюсь принять неудобную V-образную позицию в воздухе, неловко подражая профессионалам. К концу второго урока я не только набираю уверенность, но и физически чувствую себя безупречно.

«Завтра мы тебя с двадцатки запустим, — говорит Мэтт. — Да не бойся ты! Травмы возможны, но их можно получить и на прогулке по улице». Он опять прав, отмечаю про себя, но все же я не гуляю по улицам в неопреновом костюме со скоростью 80 км/ч.

Полет нормальный
Полет нормальный
Полет нормальный
Полет нормальный
Полет нормальный
Полет нормальный
Полет нормальный
Полет нормальный

ВЫСОКАЯ ЦЕЛЬ

Наступает третий день, и я с нетерпением жду покорения 20-метрового монстра. После нескольких успешных разогревочных прыжков Мэтт вместе со мной поднимается на новую высоту. Сняв лыжи, я подхожу к стартовому турникету, полный страха и намерения не сдаваться. Путь вниз выглядит таким длинным. «Все будет в порядке, — успокаивает Мэтт. — Вспомни свои тренировки, отключи мозг и предоставь телу сделать все самому».

После нескольких глубоких вздохов я представляю, что у меня на голове есть переключатель, как у робота, и передвигаю его в положение «выключено». Я уже знаком с ощущениями, когда ломается кость, и понимаю, что через мгновение могу испытать их еще раз, но стараюсь полностью сфокусироваться на правильном положении тела при разгоне и максимально эффективном отрыве.

В конце концов, пересилив разумное начало, требующее прекратить эту авантюру, я просто отталкиваюсь от турникета и устремляюсь к точке отрыва. Испытывая нечто среднее между ужасом и наслаждением, я отрываюсь от трамплина и лечу по воздуху. Затем, через несколько секунд, невероятным образом с облегчением снова чувствую снег под своими лыжами. Я сделал это.

И хочу еще. Сейчас же. Ощущение полета сквозь горный воздух, пусть даже и всего на несколько секунд, — это ощущение чистой, природной, тотальной свободы. Это одно из лучших событий в моей жизни. Каждый прыжок не похож на остальные: немного другое положение тела, лыж или изменившийся ветер привносят свои тонкости, но так еще привлекательнее. Я не могу остановиться.

Мэтт подъезжает ко мне после очередного прыжка. «Отлично, — говорит он. — Если хочешь, я думаю, ты можешь попробовать 40-метровый...»

И вот он, тот миг, когда я наконец расквитаюсь за позор двадцатилетней давности. Увы, не перед смеявшимися надо мной детьми, а лишь перед самим собой. Сейчас мне так страшно, как не было уже давно. А может, и никогда. Но я должен победить — ради того случая в бассейне.

И вот я еду вниз. Назад дороги нет. Даже если бы я хотел, ничего не мог бы сделать: в отличие от менее высоких трамплинов, на 40-метровом проложена глубокая лыжня, по которой я несусь со все нарастающей скоростью. Не могу ни остановиться, ни повернуть. Все, что мне остается делать, — это как можно лучше держать позицию «разгон» и гнать все мысли из головы. «Резко и энергично», — звучит голос Мэтта в моей голове. Звук скольжения моих лыж переходит в крещендо, а потом я внезапно оказываюсь в точке отрыва, резко выпрямляю ноги и с ужасом и наслаждением оказываюсь летящим в синем небе, как выстреленный из пушки. Это нечто среднее между гигантской водяной горкой и огромной снежной катапультой.

Все происходит как будто в замедленной съемке. Я вижу здание, построенное к Олимпиаде, горы, парковку, дорогу. А потом, с ударом, все ускоряется обратно. На одну триумфальную секунду мне показалось, что я успешный спортсмен, но затем сочетание скорости и неправильного распределения веса отправляет меня кувырком по земле, да так, что я вываливаюсь в конце концов на парковку за пределами спуска. Больно. В меня никогда не стреляли, но, наверно, это так же больно.

И лежа там, благодарно вдыхая глотки свежего горного воздуха, я понимаю, что это не конец. Я не могу закончить свою карьеру прыгуна с трамплина на такой ноте. Возможно, это ошибка, но я собираюсь прыгнуть с 40-метрового еще раз.

Во второй раз мне везет еще меньше. Я сильнее оттолкнулся, из-за чего приземление оказалось еще более болезненным. На этот раз я падаю на спину, да с такой силой, что отскакиваю от склона, как мячик, падаю снова. Левая лыжа срывается с ноги и летит куда-то вдаль, тормозя только о стену местного кафе. Я лежу на спине не могу ни говорить, ни двигаться. Надо мной склоняется женщина с лыжей: «Это ваша?» А я могу лишь кивнуть. Но это все еще не конец. Надо еще раз. Я знаю, что могу. Несмотря на растущую боль в нижней части спины, на третий раз я принимаю в воздухе лучшую позицию, удерживая свой вес ровно над лыжами, чтобы избежать падения на спину. И приземляюсь! Я просто в экстазе и машу руками, отчего мои лыжи перекрещиваются и я падаю носом вперед. У меня полный рот снега, и некоторые туристы не могут сдержать смех, но мне все равно. Я считаю, что победил.

Дико болит задница (позже, после неприличной процедуры у доктора, связанной с некоторым количеством смазки и резиновыми перчатками, мне поставят диагноз — трещина копчика). Но девятилетний мальчик в плавках наконец отмщен. Меня потрепало, но я заглянул страху в глаза и поехал прямо на него на большой скорости. Плюс я ушел на своих двоих (пусть даже и заметно хромая) и могу рассказать свою историю.

Фото 3 - Прыжки на лыжах с трамплина

Тот самый орел — Эдди Эдвардс

Эдди «Орел» Эдвардс после своего выступления в 1988 году заявил, что пьедестал почета — не его цель. Сами прыжки были для него достаточной наградой. Мне тоже не нужны медали — только невообразимое ощущение полета, немного болеутоляющих и мягкая розовая подушечка, чтобы сидеть на работе в течение трех следующих недель.

ЛУЧШИЙ СНЕГ НА ЗЕМЛЕ

«Снежный эффект озера» — этот метеорологический феномен обеспечивает лыжным курортам штата Юта в горах вокруг американского Большого Соленого озера едва ли не самый обильный и пухлый снег в мире.

Фото 4 - Прыжки на лыжах с трамплина

Фото: Mark Chilvers, Rex/Fotodom

Комментарии

5
Совуня
06 января 2016 21:52

Спортивные объекты, в большинстве своем, после завершения мероприятий приходят в запустение и рушатся и замечательно наблюдать когда объекты спортивного назначения продолжают эксплуатироваться по назначению в дальнейшем.

Женя
09 июня 2014 15:50

да кореспондентом в mh работать это безумно круто!)они же чего только за своою жизнь не сделают обывателю .мне например это не по карману да и работать нужно)а у них работа развлечение!

Сергей
04 марта 2014 18:13

Хорошая статья, спасибо MH.

Добавить комментарий
Показать ещё