Как покорить смертельно опасную волну на доске: Сева Шульгин

Российский биг-вейв серфер Сева Шульгин стал единственным русским спортсменом, прокатившимся на Джоус — одной из самых опасных волн мира высотой с пятиэтажный дом.
Фото 1 - Как покорить смертельно опасную волну на доске: Сева ШульгинМировой рекорд по покорению самых больших волн принадлежит 45-летнему американскому серферу Гаррету Макнамаре. 29 января 2013 года он сумел прокатиться на волне высотой более 30 метров, которая пришла к португальскому берегу в районе Прайа-ду-Норте. Для сравнения: стандартная хрущевская пятиэтажка почти в 2 раза ниже.

Правила

В этой игре со смертью существует два варианта действий. Первый называется тоу-ин серфинг (taw-in surfing) и включает в себя троих игроков: Джоус, серфера и пилота джет-ски (гидроцикла), буксирующего серфера на волну, так как силы рук человека недостаточно, чтобы самостоятельно выплыть на гребень. «Этот персонаж всегда является главным ключом к победе над Джоус, — объясняет Шульгин. — Пилот может отбуксировать серфера как в лучшее, так и в наихудшее место волны, если у него недостаточно опыта и навыков. Также он должен рассмотреть среди множества волн ту, которая вырастет в Джоус и наиболее подходит для катания, — эта волна темнее остальных из-за большей массы воды, а значит, и высота ее будет больше. Иногда такие волны идут друг за другом, и это отличный расклад: первая, которую мы пропускаем, разравнивает поверхность океана, съедая трамплины и неровности, а следующая будет идеальной для катания».

Джет буксирует держащегося за фал серфера на вершину растущей волны. После этого спортсмен бросает фал и начинает скользить, будто скатываясь с горы, двигаясь вниз и наискосок к подножию волны и уходя от зоны ее обрушения, которая может быть «правой» или «левой», в зависимости от направления движения гребня. Обычно катание на одной волне длится около 20 секунд, после чего серфера снова подбирает джет и буксирует на следующую вершину.

Второй вариант покорения волны — вейврайдинг, то есть катание на Джоус с техникой винд­серфинга. В этом случае пилот джета везет серфера из бухты Малико вместе с доской и парусом к волне, останав­ливаясь на расстоянии окол­о 50 метров от нее. Здесь спортсмен встает на доску, ловит парусом ветер, самостоятельн­о выходит на гребень и при скатывании управляет доской с помощью паруса.

Также пилот джета — единственный для серфера ключ к спасению, если ему не удается удержаться на доске и вся многотонная водная масса обрушивается прямо на него. Любое промедление пилота в зоне обрушения Джоус может иметь страшные последствия для серфера. «Между волнами постоянно находится дежурный джет, пилот которого следит за происходящим на воде и в случае происшествия дает сигнал остальным джетам, которые стоят на безопасном расстоянии».

Только вовремя подоспевший джет помог Шульгину выбраться, когда во время одной из тренировочных попыток через секунду после обрушения волны огромная масса воздуха с пеной сбила его с доски. «Я оказался в барабане стиральной машины, крутящемся в режиме 800 оборотов в минуту, — вспоминает Сева. — Такое месиво длится не более 40 секунд, но они кажутся тебе вечностью. Волна крутит тебя, как мягкую игрушку, опуская все ниже и ниже под воду. Становится все темнее и темнее. Ты уже не понимаешь, где дно, а где поверхность. Легко поддаться панике». Но когда серферу все же удается сориентироваться и выплыть на поверхность, его ждет новое испытание — пена, оставшаяся после обрушения волны.

«Казалось бы, долгожданный глоток воздуха так близок, но выныриваешь ты будто во взбитые сливки, — говорит Сева. — И нет никакой возможности опереться на воду и добраться до воздуха. Пришлось терпеть, пока пена не осядет, и ждать направляющегося ко мне джета».

Спастись в одиночку серферу не удастся ни при каких обстоятельствах — ему лишь остается надеяться на проворность пилота джета и его мастерство. И в момент, когда голова серфера, наконец, показывается на поверх­ности, к нему уже должен подоспеть джет, оборудованный слэдом — специальным плотом из плотного пенопрена, с петлями по бо­кам. Задача серфера — крепко ухватиться за петлю и хотя бы в полтуловища забраться на слэд, после чего пилот джета вывозит его из зоны обрушения. На всю операцию у людей есть не более 5 секунд, пока не подойдет следующая волна, которая может похоронить и серфера, и джет вместе с пилотом.

«Я из последних сил вынырнул, смотрю — рядом слэд, — с жаром рассказывает Шульги­н. — Вцепляюсь побелевшими пальцами в петлю, джет начинает движение, и тут — фьють — петля выскальзывает из пальцев. Я даже выругаться не успел, как меня накрыла вторая волна и барабан стиралки закрутился снова. До сих пор не знаю, как мне удалось выдержать до повторного прихода джета. Главное — это подавить в себе панику и не делать беспорядочных лишних движений, чтобы не обессилеть. И вообще, постараться улыбнуться и отдать себя на волю стихии».

Челюсти

День 5 апреля 2013 года для Севы Шульгина не задался с самого начала. Волны, пришедшие к Мауи от берегов Камчатки, были настолько огромными и мощными, что Гавайская спасательная служба объявила запрет на выход в море любых судов, не говоря уж о катании на серфе. Партнер Шульгина, который должен был отбуксировать его на джете вместе с доской и парусом на Джоус, накануне оказался в больнице, порвав связки плеча. «Я метался по берегу и чуть не рвал на себе волосы от отчаяния, — вспоминает Сева. — Волны были просто гигантскими, для катания — самое то! И я ничего не могу сделать!»

И вот тут Шульгин решился на крайне рискованный шаг — выйти в море самостоятельно на винд­серфинге, т.е. только с помощью паруса. «В самой бухте Малико ветра практически нет, а мне нужно в течение 30 секунд — именно такой был промежуток затишья между волнами — отплыть как минимум на 20 мет­ров от берега, — рассказывает серфер. — Иначе Джоус просто размажет меня по прибрежным скалам. Как я успел отойти на относительно безопасное расстояние от берега — до сих пор не понимаю».

Шульгин признается, что, очутившись на гребне Джоус, почувствовал себя испуганной девочкой («Лучше напиши — like a pussy», — хохочет серфер), по его словам.

Чего там скрывать, коленки тряслись, да еще как. С гребня волна кажется еще громаднее, чем она есть в реальности. Я лечу вниз на автомате, а 15-метровая Джоус пытается неожиданными потоками воздуха вырвать из рук парус, ослепить меня снопами брызг, сбить с доски и увлечь вниз, где меня ждут либо острые камни, либо смерть под толщей воды. После 20 секунд этого боя со стихией, от напряжения и яростного восторга я не сразу заметил, что уже нахожусь в безопасном глубоководном канале, где волна не заламывается, что я весь заляпан хлопьями пены, а навстречу мне несется спасательный джет, пилот которого что-то мне восхищенно орет и улыбается. И только погрузив снаряжение на прицепленную к джету лодку и усевшись за пилотом, я понял, что после 14 лет ожидания и нескольких безуспешных попыток, которые чуть не стоили мне жизни, я все же победил Джоус.

Комментарии

5
GROG
21 февраля 2016 10:44

Читаешь такое и ладошки потеют.
Как люди умудряются выдать такую отвагу......
На сколько я понимаю,адреналина в жизни им уже просто не хватает и они идут туда,где шанс его поймать - 100 пудовый......
Красиво парни живут,только не долго,да и денег такое увлечение стоит не малых.....
30 метров волна - это ж ужас......

Сева
15 июля 2014 10:27

Читал статью, представлял, проникался и понял - сейчас для меня это невозможные ощущения. Я хочу их узнать.
Шульгина держит на доске тяжесть его стальных яиц.

Женя
23 мая 2014 11:21

да это просто неимоверно!люди все таки главный успех природы.говорят что человек очень слабое животное.но за то когда ему нужно он становится железным!человек уже побывал почти везде и кое где поборол природу!

Добавить комментарий
Показать ещё