Дзюдо и судьба: тренер Анатолий Рахлин и его ленинградская школа

23 мая 2017 года в Санкт-Петербурге пройдет V Международный юношеский турнир по дзюдо памяти заслуженного тренера России Анатолия Рахлина, одной из центральных фигур этого вида спорта. Men’s Health решил немного поговорить о самом феномене ленинградского дзюдо с его сыном, Михаилом Рахлиным, президентом «Клуба Дзюдо Турбостроитель», заслуженным тренером страны.
Фото 1 - Дзюдо и судьба: тренер Анатолий Рахлин и его ленинградская школа
Анатолий Соломонович (Семенович) Рахлин
годы жизни: 23.05.1938 – 07.08.2013
место рождения: Ленинград
советский и российский тренер по дзюдо, заслуженный работник физической культуры Российской Федерации, заслуженный тренер Российской Федерации. За полвека лет тренерской деятельности подготовил более 100 мастеров спорта по самбо и дзюдо, в том числе Владимира Путина
Главный тренер женской сборной команды РФ по дзюдо (2005–2006 и 2008–2012 гг.), под руководством А.С. Рахлина женская сборная страны впервые в истории трижды выигрывала чемпионаты Европы в командном зачете. Спортсменки восемь раз побеждали в индивидуальных соревнованиях в отдельных весовых категориях. Дзюдоистки сборной РФ под его руководством пять раз становились призерами чемпионатов мира

С чего все началось?
Мой отец родился в 1938 году. В трехлетнем возрасте оказался в блокадном Ленинграде и провел в осажденном городе с семьей все 900 дней блокады. Блокадное детство наложило отчетливый отпечаток на его характер. Во всяком случае, конфликтность из-за обостренной тяги к справедливости, стремление непременно доказать свою правоту всеми доступными средствами — это не столько врожденное свойство Анатолия Рахлина, сколько приобретенное, в том числе в военные и послевоенные дни, когда нужно было стоять за себя в детских драках, когда агрессия была внутренне присущим свойством каждого ребенка, пережившего войну.

Особых природных талантов для спорта у отца, судя по всему, не было. Однако вопреки своим физическим данным этот вялый, рахитичный, чудом переживший блокаду ребенок всерьез увлекся греблей, лыжами, легко жонглировал двухпудовкой, а к 15 годам уже был разрядником по нескольким видам спорта. В тот период он и начал заниматься самбо. Тренировался в Ленинградском дворце пионеров у Сергея Дашкевича, боровшегося в юности с самим Иваном Поддубным. Вскоре после кончины Дашкевича в 1953 году отец перешел в секцию самбо при педагогическом институте имени А.И. Герцена. По окончании института он попал во флот, где служил простым матросом, — никаких спортивных рот тогда еще не было, да отец и не стал бы как-то ловчить, чтобы туда попасть, а составить протекцию, чтобы ему как-то служить и продолжать тренироваться и выступать, было некому. Из армии его комиссовали за год до окончания службы — из-за язвы желудка, которая терзала его всю жизнь. Вообще, по воспоминаниям друзей и коллег, он всю жизнь тренировался и тренировал, зачастую превозмогая себя. Но он ни с кем на тему своего здоровья не говорил. Он вообще как-то не очень умел жалеть себя и никогда этого не делал.

После армии в 1962 году он пытался вернуться в спорт, возобновил тренировки, боролся на соревнованиях, но довольно скоро понял, что его время как действующего спортсмена прошло. Тогда, чтобы не уходить из спорта, сам стал тренировать: сначала взрослых, а спустя два года, уже в штате ЛОС ДСО «Труд», начал работать с детьми. Помог ему с тренерской работой Александр Самойлович Массарский, совсем молодой в ту пору человек, а впоследствии — известная в ленинградских спортивных кругах личность: изобретатель, путешественник, основатель ленинградской школы кинокаскадеров, снявшийся более чем в 300 фильмах.

Зарплата молодого тренера не поражала воображения, и Анатолий Рахлин, как и многие ленинградские самбисты, подрабатывал на съемках в кино, благо Александр Массарский продолжал, не занимая никакой официальной должности на «Ленфильме», быть главным специалистом киностудии в том, что касалось трюковых съемок. «За два-три дня на съемках мы зарабатывали столько же, сколько молодой специалист на предприятии получал в месяц», — вспоминал отец. Сегодня эти цифры вызывают некоторые сомнения. Сколько можно понять, ставка каскадера в массовке составляла 10 рублей в день. Но, возможно, ему что-то доплачивали как одному из «бригадиров» каскадеров: как вспоминают те, кто участвовал в кинопроцессе, он помогал Массарскому собирать группу для съемок боевых сцен.

Фото 2 - Дзюдо и судьба: тренер Анатолий Рахлин и его ленинградская школаТренировка в клубе «Турбостроитель». 1978

Как самбист Анатолий Рахлин стал тренером по дзюдо?
Освоить нюансы дзюдо начинающему тренеру по самбо Анатолию Рахлину помогал его друг и сверстник Арон Боголюбов, взявший бронзу на Олимпиаде в Токио в 1964 году, когда дзюдо впервые вошло в программу Олимпиад. Они дружили с детства, а в спорте выступали за разные команды. Правда, соперничество не осложняло их дружбы, так как боролись оба в разных весовых категориях. Многие полагают, что отец совсем немногим уступал своему другу Арону в том, что касалось техники и тактики борьбы. Отстал он от своего друга навсегда за три года срочной службы во флоте. Продолжать занятия борьбой там возможности не было, в то время как Боголюбов продолжал выступать за «Динамо», проходя службу в армии как спортсмен. Отец, наоборот, не сумев реализоваться как спортсмен, добился блестящих результатов на тренерской стезе.

Свою первую детскую группу отец набрал в 1964–1965 учебном году: Владимир Путин, Николай Кононов, Аркадий Ротенберг, Валентин Степанов, Александр Бородулин... Позже к ним подключились Василий Шестаков, Георгий Куковеров, Борис Ротенберг… Тренировались в старом зале на улице Декабристов, 21. Ребята его были в массе своей из небогатых семей, кому-то Анатолий Семенович рубашку подарит, кому-то что-то из спортивной амуниции торжественно вручит — как награду за волю к победе на соревнованиях, кого-то подкормит деликатно.

Спустя некоторое время, в семидесятые годы, пошли результаты: один за другим его ученики выполняют норматив мастера спорта. Владимир Путин, если интересно, мастера по самбо выполнил в 1974 году, по дзюдо — в 1976-м. К концу семидесятых его ученик Евгений Ефремов — двукратный победитель первенства Европы, член сборной и претендент на участие в Олимпиаде-80.

В восьмидесятые работать стало сложнее. Ввели вдруг курс на омоложение, требуя отчислять «возрастных» спортсменов, из-за чего со спортом завязали многие из тех, кто вполне мог бы выступать на высоком уровне. Ребята в штатском, сопровождаемые милицией, приходили в тренировочные залы и на соревнования и проверяли документы: почему не на работе? Кто отпустил на соревнования? Где разрешение руководства предприятия?

Отец рассказывал, что однажды к нему пришли из ОБХСС: «У вас там люди в зале в рабочее время тренируются. Вы их знаете?» — «Понятия не имею. Первый раз их вижу». — «Кто им дал ключи от зала?» — «Не знаю. Я не видел». Ну и т.д.

Понятно, что энтузиазма в работе все это отцу не добавляло, но он рук не опускал, хотя и признавался потом, что в 1985 году полгода откровенно валял дурака, не очень понимая, как и для чего работать, если, например, твой ученик становится первым на отборочных соревнованиях, а на чемпионат страны и мира берут проигравшего, потому что он моложе. И этот проигравший побеждает!

Из-за чего он остался в спорте?
Новым этапом для тренера Рахлина, вдохнувшим в него силы, стало женское дзюдо. В восьмидесятые в дзюдо пришли дамы, женское дзюдо вошло в олимпийскую программу. Для отца это стало вызовом, который его встряхнул, полагаю. Спустя двадцать лет, в 2000-х, Анатолий Рахлин сам возглавил сборную страны среди женщин. Никогда раньше успехи отечественных дзюдоисток, если они и были, не являлись системными, а при Рахлине — три командные победы на чемпионатах Европы, восемь золотых медалей в личном первенстве, пять бронзовых на чемпионате мира… До его прихода в женской сборной за все время ее существования сменилось 20 главных тренеров. Ему же одному удалось результативно прорабо­тать с девушками почти два олимпийских цикла.

Хотя знаю, что отцу приходилось тогда весьма непросто, в том числе из-за явного и скрытого противодействия людей, которых Рахлин раздражал. Здесь не время и не место рассуждать об этом, но поверьте, работа Анатолия Рахлина в женской сборной — это триллер со множеством драматических и даже трагических поворотов сюжета. Главному тренеру сборной приходилось порою мобилизовывать не только собственные душевные, но и творческие силы, фантазию, чтобы придумать ход — немыслимый, невозможный, — который бы привел к победе. И это получалось!

В начале 1990-х, когда Путин был помощником Собчака, он помогал Анатолию Семеновичу?
У отца была мечта попасть в Японию, посмотреть, что это такое — родина дзюдо. И когда он каким-то образом договорился туда поехать, с петербургской командой перспективных спортсменов, нужно было найти финансирование. Это был декабрь 94 года. Чтобы эту мечту осуществить, я знаю, он ходил в мэрию, встречался с Владимиром Владимировичем, и тот принял участие в том, чтобы это все осуществилось. Отец никогда ничего у чиновников не просил, но это была его мечта — окунуться в настоящее дзюдо. В итоге восемь человек, включая отца, на 12 дней отправились из Петербурга в Токио тренироваться в лучших спортивных клубах Японии. Та поездка и положила начало нашего тесного сотрудничества с японцами.

А в 2000 году отец отправился в Японию в составе официальной делегации президента РФ. Тогда во время посещения Университета Токаи он познакомился и подружился с легендарным дзюдоистом Ясухиро Ямасита. Олимпийский чемпион, 4-кратный чемпион мира, 9-кратный чемпион Японии, для отца он был образцом человека, сумевшего достичь высоких результатов в дзюдо. Господин Ямасита часто приезжал в Петербург, проводил в нашем клубе открытые уроки, мастер-классы. Отец вместе со своими воспитанниками неоднократно посещал Японию, проводил тренировки в Университете Токаи. Его с почетом принимали в самом главном и самом древнем центре дзюдо — Институте Кодокан. Вместе с господином Ямасита они создали авторскую программу по обучению тренеров, которая действует и по сей день.

Вы ощущали в начале 1990-х конкуренцию со стороны восточных единоборств?
Наш клуб не ощущал. Я начал работать тренером, и прошло какое-то время, лет пять, наверное. Я спросил в группе: ребята, а кто из вас сюда пришел по объявлению? (Мы их в школах развешивали, на улицах.) Руку подняли человек пять. Все остальные пришли на тренера, на какую-то традицию. В 69-м мы здесь, на Свердловской набережной, обосновались. Про отца знали все. Все знали, что есть такая школа. Говорили про него разное: и хорошее, и плохое, но говорили. И все хотели попробовать. Отец был очень строгий, очень жесткий. Но относились к нему хорошо, потому что у него все было справедливо. Почти все ученики потом своих детей приводили. К плохому человеку ведь детей не приведешь.

Мне кажется, вы сильно отличаетесь от него по характеру, по способу думать.
А у меня наполовину мамино воспитание. Каждое следующее поколение должно превосходить предыдущее, иначе регресс. Я на него смотрел и видел, сколько он ошибок делает. А ему приходилось постоянно преодолевать препятствия. У него жизнь такая была. Потому что иначе никак. Были СКА и «Динамо», а был «Труд», который не имел возможности удерживать в своей команде ребят призывного возраста, как раз в тот период, когда происходит становление спортсменов. Потому что все понимали: рано или поздно всех перспективных заберут. И он один ломал все это, выигрывал, был тренером чемпионов. И даже Путин во многих интервью говорил: «Мы знали, что он за нас горой».

Я два примера приведу. Первый пример — Евгений Ефремов. Он был кандидатом в олимпийскую сборную в 80 году. И его в последний момент отцепили. Его вызвали. «Тренер у тебя кто?» — «Рахлин». — «Нет, тренер у тебя вот этот». Не буду называть его фамилию, он еще жив. Женя говорит: нет, у меня тренер Рахлин. На следующее утро его сняли. Он уже был армеец, но сказал «нет» и лишился возможности бороться на Олимпиаде. Наше общество было «Труд». Владимир Путин — это второй пример — поступил в университет и, соответственно, должен был перейти в «Буревестник», потому что все высшие учебные заведения были под «Буревестником». Когда начались какие-то ведомственные соревнования, ему руководство говорит: «Ты будешь выступать за «Буревестник». Он говорит: «Нет, я буду выступать за «Труд», потому что там мой тренер, мои друзья. Я не могу против них выступать, я буду выступать за «Труд». Было сказано что-то вроде: «Мы тебе помогать не будем». Он в ответ: «Я сам учусь и дальше буду учиться».

Путин поступал как спортсмен в университет?
Нет, абсолютно нет. Сам. Его мама и отец юрфак как место учебы сына не приветствовали. Мой отец ходил к нему домой, объяснял родителям, что это его выбор, надо его уважать, идти навстречу. Будучи студентом, Владимир Путин еще тренировался какое-то время.

Комментарии

Добавить комментарий
Показать ещё
На нашем сайте используются файлы cookie. Если вы не хотите, чтобы мы использовали cookie-файлы, вы можете изменить настройки своего браузера, или не использовать наш сайт. Продолжая пользоваться сайтом, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.