Бодибилдинг 80-х: что творилось в советских качалках

Мир, конечно, стал разнообразнее — сегодня можно «пойти на спорт», «заняться фитнесом», «встать на дорожку» и употребить еще дюжину всяких выражений. А тридцать лет назад можно (и нужно) было лишь одно — качаться. Качалки восьмидесятых и девяностых — кузница кадров, место силы и золотое подполье. Мы решили напомнить тебе, как это было на самом деле.
Фото 1 - Бодибилдинг 80-х: что творилось в советских качалках

А это все будет потом

Загс на улице Шокальского стоит на красивом холме, открывшись востоку пятиметровыми стеклянными дверями. В них ослепительно бьет солнце, причудливо отражаясь в трехбуквенном слове, которое кто-то на совесть исполнил стеклорезом. Борозды — в сантиметр глубиной, буквы — в рост человека. Фаллический символ в знаковой системе. Здесь — на месте. Это новый мир.

Паша, каскадер с «Мосфильма», красавец, дельты лежат буграми, слово «бандит» звучит гордо, под окном неотразимым световым пятном — фиолетовый «форд». Чуть заикается, задумывается: «Н-не пить совсем? Что ты, вот джин, например, он елками пахнет». Исчез, вернулся без левой дельты — была и нет: «Я в-выхожу из кабака, подхожу к точиле, и вдруг он, сука, из к-кустов подымается с двустволкой. Я ему г-говорю: мужик, тебе ключи? Так на… А он как с-саданет, еле морду успел убрать... Ну я его другой рукой за стволы… Ч-чего, пустой он… В б-больницу поехал, уж как закопали его…»

Ребятки из Чечни с натертыми оптикой глазами.

Я купил автомобиль — замок зажигания восстановлен топорно, но с документами все отлично.

Мой приятель Серега (рука 44, жим 160):

— А где руки?

— Какие?

— Должны оторванные на руле висеть…

Может, и висели, я не знаю…

Зал в Коньково. Вернее, зала два: один для тех, кто жмет меньше 150 лежа, ну и другой, для взрослых мальчиков. А то уж больно лень снимать 50-килограммовые блины со штанги. Меньше 120 кг она и не нужна. А так-то блин хороший, некоторые с ним пресс делают на римском стуле.

Качаться без фармы — это называется «дрочить на сухую» — занятие болезненное и бессмысленное. «Я на курсе» — это всегда. Все знают, что надо делать перерывы и чиститься, но некогда, и все хорошо.

В раздевалке валяются шприцы. Магазины — стеклянный прилавок десять квадратных метров — в два слоя все, от метана до гонады.

Химик Кирилл уже купил специальный холодильник — только для анаболиков. Скоро станет чемпионом мира.

В зале на грифельной доске, украденной в какой-то в школе, каждый день новая порция народного творчества: «Хочешь быть здоров как слон, ешь метандростенолон!» «Покупай ретаболил с метандростенолоном в паре — будет бицепс и бедро, как у Ричарда Гаспари».

Горыныч ставит укол какого-то тяжелого масла Ваське Панову: «Вася, что-то обратно полилось…» «Ты чего?! Вгоняй обратно как хочешь!»

Он соревнуется — высшая каста. Две тренировки в день, анатомию знаем лучше патологоанатома, белковая и углеводная загрузка, обезжиренный творог, дистиллированная вода.

Ассистенты на соревнованиях. Масляная краска пополам с растительным маслом — это грим.

50 грамм коньяку перед выходом на сцену, чтобы «вена пошла». Встать в свет.

Штаны в полоску длинные.

Куплены гектары земли в Орловской области под посадки гороха. Горох — под белковый изолят. Везу мешки с горохом в институт питания — «фольксваген» скребет карданом. Скоро весь мир завалим.

Дима Федоров открыл производство маек. Накатывает свои удивительные рисунки, дело идет хорошо.

Зарплата 500 долларов. Если пересчитать по колбасе, то сейчас — 1 500 000. Все, что тебе сегодня надо, можно купить по дороге: футбольный мяч — поиграть и бросить, одежду — какая понравится. 22 года, крышу рвет.

Воздух свободы. Государство исчезло с улиц и вообще. Это десять томов саги «О карнавале». В другой раз.

Иных уж нет, а те — далече

Пойдем по Горького? Да! Да просто щенячья радость, белые зубы, солнце, девчонки, ожидание драки — адреналин.

Я возьму свое там, где увижу свое. Все яростно и живо — здесь продаются билеты в другую жизнь! Семнадцатилетние сопляки подходят к самым красивым женщинам и уходят с ними.

Это весна. Это дар, если тебе исполняется 20 лет в 1990 году.

Мне кажется, этот мир еще там, а ушел я. Там Михаил Леонтьевич Гаспаров раскладывает свои руки Паганини на столе. В окне напротив — бассейн «Москва». Сейчас я, конечно, докажу Михаилу Леонтьевичу, что, пересчитав четыре стиха Брюсова, я близок к открытию закономерностей, которые остановят мироздание, ибо молитва, стих, размер и аллитерация — вот инструмент, это они говорят горам сдвинуться. А пока я сдвину штангу со стоек, и там надо мной — платоновское звездное небо, одухотворенный космос. А после тренировки я поеду играть центрального нападающего за сборную факультета и забью гол с подачи будущего чемпиона мира по футболу. А вечером сяду на поезд и поеду в Питер — попросили помочь вернуть кое-какие деньги. И всю ночь буду писать стихи «к ней». Я влюблен яростно, безнадежно и свято. Под утро меня срубит, и еле растолкает проводник. Потому что вчера мы выпивали у Таты, и я слез в два часа ночи с ее балкона пятого этажа на четвертый и вполне насладился смятением жильцов. Приходила милиция с собаками, рассмеялась и ушла.

Я люблю это время,
Безнадежно люблю.

Самое трудное — быть пасынком времени, и самое прекрасное — быть ему любимым сыном. Мы были любимы эпохой, как единственный мальчишка сумасшедшей одинокой матери.

Если б листья знать могли,
Сколько лету до земли.


Фото 2 - Бодибилдинг 80-х: что творилось в советских качалках
За и против

Мнение фитнес-редактора Men's Healh Дмитрия Смирнова

Несомненно, было в тех тренировках немало плюсов, но и довольно много минусов. С одной стороны, был жуткий недостаток инвентаря. Найти хотя бы одну приличную штангу было удачей, не говоря уже про тренажеры или гантели — эти вообще варили кустарным способом на заводах по вручную накиданным чертежам. Получалось это по-разному, иногда очень плохо, иногда и вполне сносно. Так что доступный зал обычно выглядел достаточно убого и в лучшем случае представлял собой бывший зал тяжелой атлетики с неравномерным набором ржавых гантелей и весьма скудным ассортиментом тренажеров.

Такая же ситуация была с информацией по тренингу, грамотной информацией по питанию, и, понятное дело, ни о каком спортивном питании речи не шло вообще. И этот момент был скорее плюсом, ибо, несмотря на то, что тренировались тогда часто слишком много, слишком долго и слишком тяжело, результаты были, потому что к любой информации по тренингу относились с высочайшим пиететом. Каждый предложенный методический прием многажды проверялся и перепроверялся на практике, а самые удачные распространялись из уст в уста, рождая целые школы и направления.

Главный плюс того старого подхода — искренняя вера в бодибилдинг, в то, что тяжелый силовой тренинг работает. Никто не полагался на спортивное питание или фармакологию, спортсмены верили в тяжелый многолетний труд и радовались любому прогрессу. Современному фитнесу, перекормленному новейшим оборудованием, огромным количеством марок спортивного питания и избытком противоречивой информации по тренингу, очень не хватает былой дисциплины и терпения. Современный подход обещает быстрые результаты: «пресс за 15 минут», «грудь за 5 минут». А в те годы знали: за 15 минут даже не размяться, на тренировку нередко уходило два-три часа.

А насчет того, к чему стоит вернуться… Несомненно, стоит вновь переориентировать молодежь на самоотверженную силовую работу. В 80-е она была неизбежна, альтернативы изматывающей работе со штангой просто не существовало. Сегодня же многие атлеты, а то и тренеры, пытаются навязать новичкам ошибочное представление, что тяжелый труд вреден, опасен и даже непродуктивен. В советское время за подобные взгляды могли как минимум перестать уважать, а как максимум — выгнать из качалки, да еще и накостылять по пути.

Как я уже говорил, список школ привести сложно. На тот момент у каждого из активно работающего зала она была своя и сейчас, увы, полностью утрачена. Исключение может составить люберецкая школа. Во-первых, про люберов той эпохи до сих пор ходят легенды вроде той, что был так называемый любер-патруль: группа накачанных молодых людей ходила по городу, и если видела парня в майке без рукавов, ловила его и насильно измеряла объем бицепса. Если банка была больше 40 см, его отпускали, если меньше — поколачивали и требовали начать ходить в качалку либо носить более закрытую одежду. В настоящее время принципы тренировок люберецкой школы сохранены в трудах Алексея Киреева — тренера, до сих пор известного как Доктор Любер (см. книгу «Культуризм по-нашему, или Секреты качалки»). 

А сегодняшние зубры и титаны 80-х осели в разных частях страны, и уже последователи продолжают их дело. Методически и технически их подходы заметно отличаются для опытного глаза. Сейчас, на мой взгляд, можно отчетливо выделить питерскую школу (тренер Александр Вишневский, спортсмены и тренеры клубов «Алмаз» и «Спортлайф»), краснодарскую (тренер Вячеслав Угринов) и екатеринбургскую (тренер Дмитрий Корнюхин).

Комментарии

3
Михаил
18 июля 2017 16:08

Статья про бодибилдинг 80-х но странно, что не упомянули имя Победителя первого кубка СССР по бодибилдингу и первого чемпиона Европы среди спортсменов из СССР, который создавал себя в золотом подполье, Николая Шило.

Евгений
07 июля 2017 16:51

Единственное что в статье стоит читать - это комментарий Смирнова в конце. Лучше бы ему и доверили написание. А то 90% так до конца и не дочитает и не поймет кто писал и для кого.

Евгений
07 июля 2017 16:45

Позволю себе несколько комментариев ( я постараюсь быть крайне сдержанным).

Тема атлетизма, расцвета бодибилдинга в 90-е - это очень интересно. И расписать ее можно было интересно даже и для читателей, далеких от спорта. Тем более что я сам вырос в ту эпоху, а имея отца- тренера по штанге могу смело утверждать что атлетизм (просто слово бодибилдинг тогда не знали) в СССР был задолго до развала.

Но это не статья - это какой-то набор эмоций о мужской стороне молодости того времени. Стиль выбран абсолютно нечитаемый и неинформативный. Самой истории атлетизма здесь нет и в помине. Какая-то куча мала из разных популярных тем того времени начиная от Кино и курьера, заканчивая карате и братками.

Я написал бы для вас такую статью в 10000 раз лучше и фото предоставил бы настоящие - с атлетами, а не с куриными грудками.

И да, те кто имел толк в атлетизме, на приседания не забивал.

Кто это пропустил в журнал? Параллельно испортив и саму тему, и наплевав на любимое дело тех людей, которые реально "качали банки" и учили этому других в те времена и делают это до сих пор.

Добавить комментарий
Показать ещё